Законодатель-кухарка: пятый блин – и все еще комом

Двадцатые годы двадцать первого века снова открыли давнюю дискуссию о том, что же все-таки первостепенно – права отдельного человека или забота об общем благополучии. 

И как тут не вспомнить историю Тифозной Мэри, случившуюся больше ста лет назад, но удивительным образом переплетающуюся с нынешней действительностью.

Законодатель-кухарка: пятый блин – и все еще комом

Как в начале XX века рядом с эмигранткой из Ирландии то и дело заболевали люди

Мэри Мэллон родилась в 1869 году в Ирландии, в городе Кукстаун графства Тирон. В пятнадцать лет она оказалась в Америке, где сначала жила у родственников, а спустя несколько лет устроилась кухаркой в семью.

В те годы до двух миллионов жителей США работали в качестве прислуги, при этом профессия повара считалась одной из самых престижных. Судя по всему, кухаркой Мэри была действительно хорошей – без работы она не сидела.

Беда в том, что буквально каждый из домов, где трудилась мисс Мэллон, постигала серьезная напасть – домочадцы и прислуга заражались брюшным тифом.

Законодатель-кухарка: пятый блин – и все еще комом

Газетная заметка 1907 года

Брюшной тиф, болезнь, вызываемая бактериями сальмонеллы, только в 1906 году поразил около трех с половиной тысяч жителей Нью-Йорка, 639 из них умерло. Заражались в первую очередь жители трущоб и эмигрантских кварталов: причиной становилось употребление загрязненных продуктов и зараженной воды. Лечение было малоэффективным – антибиотики на тот момент еще не были изобретены.

В семи домах, где работала Мэри Мэллон, начиналась эпидемия брюшного тифа, болели члены семьи и прислуга, а участие кухарки в уходе за больными только усугубляло ситуацию.

Мэри переходила от одного работодателя к другому, и история повторялась снова и снова. Говорят, фирменным блюдом кухарки было персиковое мороженое.

Это объясняет массовые заражения, ведь при термической обработке продуктов и соблюдении мер гигиены возбудитель брюшного тифа погибает.

Законодатель-кухарка: пятый блин – и все еще комом

Особняк Джорджа Томпсона

В 1906 году Мэри Мэллон устроилась в семью богатого банкира Чарльза Генри Уоррена – он в это время арендовал особняк на Лонг-Айленде неподалеку от летней резиденции Теодора Рузвельта.

Вскоре шестеро из одиннадцати домочадцев слегли с брюшным тифом. Владелец дома Джордж Томпсон произвел тщательное исследование труб, водопровода, насосов и канализации, но источника распространения инфекции не обнаружил.

Мэри Мэллон тем временем ушла работать в новую семью, в дом Уолтера Бовена на Парк-авеню.

В первый же месяц ее работы брюшным тифом заразилась горничная, а спустя еще немного времени – дочь Бовена, вскоре она скончалась.

Поскольку недавняя история в доме Уорренов все еще находилась в поле зрения врачей, между этими двумя очагами заболевания заметили нечто общее, и этим общим была кухарка.

Доктор Джордж Сопер, который сыграет впоследствии роковую роль в жизни Мэри Мэллон, пришел к выводу, что источником заражения в обоих случаях стала женщина, которая готовила еду.

Первый карантин

Когда Сопер пришел к Мэри, она не поверила ни единому его слову.

Она прекрасно себя чувствует, никаким тифом не больна, а что к ирландским эмигрантам в этой стране относятся без уважения, так к этому она привыкла, но с ней, Мэри Мэллон, она не допустит такого обращения.

Сдать анализы и, тем более, лечь в больницу она наотрез отказалась, выгнав непрошеного гостя и, как следует из его воспоминаний, угрожая ему вилкой. Следующий визит состоялся уже в присутствии полиции, и Мэллон все-таки была задержана, хоть и сопротивлялась при аресте.

Законодатель-кухарка: пятый блин – и все еще комом

Доктор Джордж Сопер с семьей

Обследование выявило источник возникновения бактерий – в желчном пузыре Мэри Мэллон, а сама она была признана первым в истории человеком, который являлся носителем брюшного тифа, не имеющим никаких симптомов заболевания.

Предположительно, женщина родилась инфицированной – если ее мать болела во время беременности – или же заразилась тифом в детстве.

Так или иначе, а продолжение работы Мэллон на кухне грозило дальнейшим распространением заболевания, а потому «Тифозную Мэри», как ее уже успели окрестить репортеры, поместили в карантин. Он продлился три года.

Законодатель-кухарка: пятый блин – и все еще комом

Уильям Херст

Законодатель-кухарка: пятый блин – и все еще комом

Суд не поддержал позицию Мэри

Тем временем сенсационная история была подхвачена и газетчиками. Один из них, медиа-магнат Уильям Херст, обеспечил Мэри Мэллон возможность нанять адвокатов по судебному иску относительно своего заключения под стражу. В историю о брюшном тифе она не верила, считая, что таким образом с ней сводят счеты. Суд она проиграла.

Пожизненный карантин на острове

Но в 1910 году Мэри Мэллон была освобождена с условием строго соблюдать гигиенические требования, а главное – больше не работать на кухне. Это обещание было нарушено. Взяв новое имя – Мэри Браун, она снова устроилась поваром.

Известно, что она трудилась в гостиницах, в ресторане на Бродвее, даже в санатории, но точный перечень тех мест, где успела похозяйничать Тифозная Мэри, неизвестен. Данные о количестве зараженных ею людей варьируются, а число умерших, возможно, доходило до полусотни и даже больше.

Из-за того, что после первого карантина она работала под вымышленным именем, точное количество и особенности вспышек болезни рядом с Мэллон не установлены.

Законодатель-кухарка: пятый блин – и все еще комом

В карантине Мэри Мэллон пробыла 26 лет своей жизни

Наконец Мэри была задержана и помещена в карантин уже пожизненно. Вплоть до самой своей смерти в 1938 году она жила на острове Норт Бразер, куда в конце XIX века свозили зараженных оспой.

В прессе Мэллон демонизировали – высказывалось мнение, что она умышленно заражала богатых американцев.

В возрасте 63 лет Мэри перенесла инсульт, отчего была до самой смерти частично парализована, спустя шесть лет она умерла от пневмонии.

Законодатель-кухарка: пятый блин – и все еще комом

На острове Норт-Бразер

Законодатель-кухарка: пятый блин – и все еще комом

Остров на протяжении последних пятидесяти лет является заброшенным

На протяжении всего своего заключения Мэри Мэллон страдала от одиночества и от жизни взаперти. Она пыталась находить себе занятия на острове, выполняла работу санитарки, помогала в лаборатории. Разумеется, замуж она не вышла и детей не родила.

Случай Мэри Мэллон вызвал тогда и продолжает вызывать сейчас дискуссии об этической составляющей принудительной карантинизации.

В случае Тифозной Мэри, конечно же, были нарушены ее гражданские права, жизнь женщины была принесена в жертву ради других жизней.

Термин «Тифозная Мэри» превратился в мем, его используют при упоминании о людях, распространяющих инфекцию и не соблюдающих меры предосторожности; в истории медицины ее случай стал не единственным.

Источник

Источник: https://interesnosti.com/1960157062967593163/kak-kuharka-iz-irlandii-chut-ne-izvela-vseh-bogatyh-amerikantsev-tifoznaya-meri/

А.П.Чехов. О бренности

Законодатель-кухарка: пятый блин – и все еще комомАнтон Чехов . Фото 1883 г.

«О бренности», 1886 г.

Надворный
советник Семен Петрович Подтыкин сел за стол, покрыл свою грудь салфеткой и,
сгорая нетерпением, стал ожидать того момента, когда начнут подавать блины…
Перед ним, как перед полководцем, осматривающим поле битвы, расстилалась целая
картина… Посреди стола, вытянувшись во фронт, стояли стройные бутылки.

Тут были
три сорта водок, киевская наливка, шатолароз, рейнвейн и даже пузатый сосуд с произведением
отцов бенедиктинцев. Вокруг напитков в художественном беспорядке теснились
сельди с горчичным соусом, кильки, сметана, зернистая икра (3 руб. 40 коп. за
фунт), свежая семга и проч.

Подтыкин глядел на всё это и жадно глотал слюнки…
Глаза его подернулись маслом, лицо покривило сладострастьем…

Законодатель-кухарка: пятый блин – и все еще комом

— Ну,
можно ли так долго? — поморщился он, обращаясь к жене. — Скорее,
Катя!

Но вот,
наконец, показалась кухарка с блинами… Семен Петрович, рискуя ожечь пальцы,
схватил два верхних, самых горячих блина и аппетитно шлепнул их на свою
тарелку. Блины были поджаристые, пористые, пухлые, как плечо купеческой дочки…
Подтыкин приятно улыбнулся, икнул от восторга и облил их горячим маслом.

Засим,
как бы разжигая свой аппетит и наслаждаясь предвкушением, он медленно, с расстановкой
обмазал их икрой. Места, на которые не попала икра, он облил сметаной…
Оставалось теперь только есть, не правда ли? Но нет!..

Подтыкин взглянул на
дела рук своих и не удовлетворился… Подумав немного, он положил на блины самый
жирный кусок семги, кильку и сардинку, потом уж, млея и задыхаясь, свернул оба
блина в трубку, с чувством выпил рюмку водки, крякнул, раскрыл рот…

Но тут его
хватил апоплексический удар.

«Вверх по лестнице», 1885 год.

Провинциальный
советник Долбоносов, будучи однажды по делам службы в Питере, попал случайно на
вечер к князю Фингалову. На этом вечере он, между прочим, к великому своему
удивлению, встретил студента-юриста Щепоткина, бывшего лет пять тому назад
репетитором его детей. Знакомых у него на вечере не было, и он от скуки подошел
к Щепоткину.

— Вы
это… тово… как же сюда попали? — спросил он, зевая в кулак.

— Так
же, как и вы…

Законодатель-кухарка: пятый блин – и все еще комом

— То
есть, положим, не так, как я… — нахмурился Долбоносов, оглядывая
Щепоткина. — Гм… тово… дела ваши как?

— Так
себе… Кончил курс в университете и служу чиновником особых поручений при
Подоконникове…

— Да?
Это на первых порах недурно… Но… ээ… простите за нескромный вопрос, сколько
дает вам ваша должность?

— Восемьсот
рублей…

— Пф!..
На табак не хватит… — пробормотал Долбоносов, опять впадая в снисходительно-покровительственный
тон.

— Конечно,
для безбедного прожития в Петербурге этого недостаточно, но кроме того ведь я
состою секретарем в правлении Угаро-Дебоширской железной дороги… Это дает мне
полторы тысячи…

— Дааа,
в таком случае, конечно… — перебил Долбоносов, причем по лицу его
разлилось нечто вроде сияния. — Кстати, милейший мой, каким образом вы
познакомились с хозяином этого дома?

  • — Очень
    просто, — равнодушно отвечал Щепоткин. — Я встретился с ним у
    статс-секретаря Лодкина…
  • — Вы…
    бываете у Лодкина? — вытаращил глаза Долбоносов…
  • — Очень
    часто… Я женат на его племяннице…
  • — На
    пле-мян-ни-це? Гм… Скажите… Я, знаете ли… тово… всегда желал вам… пророчил
    блестящую будущность, высокоуважаемый Иван Петрович…
  • — Петр
    Иваныч…
  • — То
    есть, Петр Иваныч… А я, знаете ли, гляжу сейчас и вижу — что-то лицо
    знакомое… В одну секунду узнал… Дай, думаю, позову его к себе отобедать… Хе-хе…
    Старику-то, думаю, небось не откажет! Отель «Европа», № 33… от часу до шести…
See also:  Закон о возобновлении кредитования - ловушка для заёмщика?!

Источник: https://vmardoni.ru/archives/5125

Законодатель-кухарка: пятый блин – и все еще комом

Законодатель-кухарка: пятый блин – и все еще комом

На днях Президент подписал Закон “О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усовершенствования регулирования отношений в сфере обеспечения безопасности дорожного движения” (известный как Закон о видеофиксации нарушений Правил дорожного движения). Как известно, это не первая в Украине попытка ввести видеофиксацию нарушений ПДД. Все предыдущие были безуспешными.

  • Но и новый Закон, очевидно, не сможет действовать, пока в него не внесут изменения, которыми приведут пункты 1 и 2 Заключительных положений (Раздел ІІ) в соответствие к нумерации подпунктов в пункте 1 Раздела І этого Закона.
  • В подписанном новом Законе все эти ссылки перепутаны, и никоим образом нельзя выяснить, в какой именно части Закон действует, а в какой – нет.
  • Так, в Разделе II (“Заключительные положения”) пункты 1 и 2 изложены так:

“1.

Этот Закон вступает в силу со дня его опубликования, кроме положений подпункта 3, абзаца восьмого подпункта 10, абзаца второго подпункта 11, абзаца второго подпункта 16, абзаца четвертого подпункта 23, подпунктов 28-31, абзацев второго, четвертого, седьмого, десятого, одиннадцатого, тринадцатого – пятнадцатого подпункта 33, подпунктов 36, 38, 40, 41, абзаца третьего подпункта 42, подпункта 43, абзаца третьего подпункта 45, пункта 1 раздела I этого Закона, которые вступают в силу одновременно со вступлением в силу Закона Украины о Национальной полиции.

2.

Установить, что до вступления в силу Закона Украины о Национальной полиции исполнение полномочий, предусмотренных абзацами семнадцатым, восемнадцатым подпункта 33 пункта 1 раздела I этого Закона, возлагается на подразделения Министерства внутренних дел Украины, которые обеспечивают безопасность дорожного движения, или на территориальные (межрегиональные) органы патрульной службы Министерства внутренних дел Украины”.

  1. Однако, 1) на самом деле: – подпункт 10 содержит лишь один абзац (то есть восьмого абзаца в нем просто нет); – подпункт 23 содержит лишь три абзаца (то есть четвертого абзаца нет); – подпункт 33 содержит лишь один абзац (а не пятнадцать и не восемнадцать);
  2. – подпункты 42 и 45 также содержат лишь по одном абзацу (третьего абзаца нет);
  3. 2) в пункте 2 Заключительных положений после слов и цифр “подпункта 45” стоит запятая. А это означает, что все предыдущие подпункты относятся неизвестно к какому пункту, но не к пункту 1;

3) это плохая идея – “привязать” определенные положения этого Закона в контексте вступления их в силу к положениям Закона “О Национальной полиции”, поскольку в Разделе XI ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ И ПЕРЕХОДНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ Закона “О Национальной полиции” указано, что он вступает в силу через три месяца со дня, следующего за днем его опубликования. Но это не касается пунктов 1, 2, 3, 7-13, 15, 17-18 раздела XI “Заключительные и переходные положения” этого Закона, которые вступают в силу со дня, следующего за днем его опубликования, части седьмой статьи 15 и части пятой статьи 21 этого Закона, которые вступают в силу с 1 января 2017 года и т.д.

Другими словами, названный Закон так же вступает в силу частями и поэтому фраза “до вступления в силу Закона Украины о Национальной полиции” вызывает улыбку у юристов и панику у людей без юридического образования.

Пока все эти противоречия в Законе не будут устранены (а устранены они могут быть только путем принятия украинским Парламентом и подписания Президентом нового Закона, что практически может произойти никак не раньше сентября 2015 года), переживать за баллы, штрафы и т.п. не следует.

  • Микола Хавронюк, доктор юридичних наук
  • ГО “Українське юридичне товариство”

Источник: https://protocol.ua/ua/zakonodatel_kuharka_pyatiy_blin_i_vse_eshche_komom/

30 цитат королевы сарказма Фаины Раневской – Попкорн – Титр

Фаина Раневская была великолепной комедийной актрисой, причем она не просто играла комедию. Она жила этим, хотя жизнь ее больше напоминала трагикомедию, а не легкий водевиль. Она была из тех женщин, которые за словом в карман не полезут и легко приколошматят оппонента острым словцом.

Из сотни-другой афоризмов, разбросанных Раневской по пути — когда ненароком, когда сгоряча — мы выбрали 30 таких, которым позавидует любой писатель-сатирик:

*

Оптимизм — это недостаток
информации.

*

Есть люди, в которых живет Бог;
есть люди, в которых живет Дьявол; а есть люди, в которых живут только глисты.

*

Поклонников миллион, а в аптеку
сходить некому.

*

Одиночество — это состояние, о котором некому рассказать.

*

Многие жалуются на свою
внешность, и никто — на мозги.

*

Если человек тебе сделал зло — ты дай ему конфетку. Он тебе зло — ты ему конфетку. И так до тех пор, пока у этой твари не разовьётся сахарный диабет.

*

Женщина, конечно, умнее. Вы когда-нибудь слышали о женщине, которая бы потеряла голову только от того, что
у мужчины красивые ноги?

*

Склероз нельзя вылечить, но о нём
можно забыть.

*

Если женщина говорит мужчине, что
он самый умный, значит, она понимает, что второго такого дурака она не найдет. кадр: Ленфильм Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на диеты, жадных мужчин и плохое настроение.

*

Сняться в плохом фильме — все
равно что плюнуть в вечность!

*

Получаю письма: «Помогите стать
актёром». Отвечаю: «Бог поможет!»

*

Вы знаете, что такое сниматься в кино? Представьте, что вы моетесь в бане, а туда приводят экскурсию.

*

— Как жизнь, Фаина Георгиевна?
— Я вам еще в прошлом году говорила, что говно. Но тогда это был марципанчик.

*

Есть такие люди, к которым просто
хочется подойти и поинтересоваться, сложно ли без мозгов жить.

*

Здоровье — это когда у вас каждый
день болит в другом месте.

*

Животных, которых мало, занесли в Красную книгу, а которых много — в Книгу о вкусной и здоровой пище.

*

В моей старой голове две,
от силы три мысли, но они временами поднимают такую возню,
что кажется, их тысячи.

*

Если больной очень хочет жить, врачи бессильны. кадр: Мосфильм Лучше быть хорошим человеком, «ругающимся матом», чем тихой, воспитанной тварью.

*

Даже под самым пафосным павлиньим
хвостом всегда находится обыкновенная куриная жопа.

*

Самое трудное я делаю до завтрака.
Встаю с постели.

*

Раневскую спросили: «Какие, по вашему мнению, женщины склонны к большей верности: брюнетки или блондинки?» Не задумываясь, она ответила: «Седые!»

*

Нет толстых женщин, есть
маленькая одежда.

*

Талант — это неуверенность в себе
и мучительное недовольство собой и своими недостатками, чего я никогда не встречала у посредственности.

*

Я заметила, что если не кушать
хлеб, сахар, жирное мясо, не пить пиво с рыбкой — морда становится меньше, но грустнее. 4 декабря 2015 Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter. Рекомендуем вам Что посмотреть 19 крутых боевиков для мужской компании
Что посмотреть Расслабься и понервничай: 17 захватывающих сериалов-триллеров
Тесты Тест: Какой вы персонаж Джонни Деппа

Вам еще понравится

Источник: https://www.ivi.ru/titr/motor/faina-ranevskaya

Комом, блин! Как по ТВ распространяют лженауку

Масленичный разбор псевдолингвистической теории

Наверняка вы слышали эту историю: якобы правильно говорить «первый блин комАм», а комы – это, мол, медведи, которых наши предки очень чтили и поэтому на Масленицу (называвшуюся раньше Комоедицей) относили им прямо в лес первые блины. И пословицу-то сократили, раньше она звучала так: «Первый блин комам, а второй – знакомым, третий блин – дальней родне, а четвертый – мне».

Почему я говорю «слышали наверняка» – да потому что байка эта буквально заполонила информационное пространство: её пересылают друг другу в соцсетях, о ней публикуют заметки в крупных СМИ… А ещё о медведях-«комах» снял сюжет Первый канал (соответствующие ссылки можно найти в конце статьи).

И нигде нет указаний на научные источники этой информации. Что неудивительно.

Давайте разбираться, есть ли в этой истории хоть доля правды

Вообще просто логически порассуждав, можно понять, что обряд-то довольно нелепый: ну кому придет в голову идти к только что проснувшимся от спячки – и очень голодным! – медведям? Да еще и нести такую «подходящую» для них еду, как блины?..

И почему комы – это медведи? Ведь слово «ком» в таком значении не встречается нигде (кроме уже упомянутых сомнительных статей): ни в одном письменном памятнике – и, конечно, ни в одном словаре.

Как и пословица «первый блин комАм».

Ни в национальном корпусе русского языка, ни в сборниках пословиц и поговорок вы её не найдете. Даже в одном из самых известных (и старых, где уж точно должна обнаружиться «правильная» форма выражения) сборников, книге В. И.

Даля «Пословицы русского народа», находим только фразу «первый блин, да комом».

Зато «полный вариант пословицы» (вот это «первый блин комОм, а второй знакомым…») действительно существует. И как вы думаете, где? В припеве песенки бабушки Варвары из фильма «Вот моя деревня» 1972 года! Можете прослушать её по ссылке в конце статьи. Отличный источник «старинной поговорки», не так ли? А ведь больше нигде её нет!

See also:  Порошенко підписав закон про умови гастролей в україні виконавців з країни-агресора

А что же праздник Комоедица?

А вот он-то, вполне возможно, существовал и даже действительно был связан с медведями.

Самое ранее упоминание о Комоедице мы обнаружим в 3 томе книги П. В. Шейна «Материалы для изучения быта и языка русского населения северо-западного края», изданной ещё в 1902 году и бывшей в то время достаточно известной.

Что же пишет Шейн о Комоедице? На самом деле сам – ничего. Он только цитирует статью некоего священника Симеона Нечаева о суевериях в Бегомольском приходе Борисовского уезда.

То есть праздник этот был очень, скажем так, «местечковым», встречался только в отдельных деревнях тогдашней Белоруссии. Да и статья сельского священника – откровенно говоря, не самый надежный источник.

Но допустим, что все описанное в ней – правда (почему бы и нет) и дадим слово самому Симеону Нечаеву:

«Праздник этот всегда бывает накануне Благовещения Пресвятой Богородицы и посвящен в честь медведя. В этот день приготавливаются особые кушанья, именно: на первое блюдо приготавливается сушёный репник в знак того, что медведь питается по преимуществу растительною пищею, травами; на второе блюдо подаётся овсяный кисель, потому что медведь любит овёс; третье блюдо состоит из гороховых комов, отчего и самый день получил название «комоедица». После обеда все — стар и мал — ложатся, не спят, а поминутно самым медленным способом перекатываются с бока на бок, как можно стараясь приноровиться к поворачиванию медведя».

Итак, что мы узнаем из этого рассказа?

  • Комоедица и Масленица – не одно и то же. Да, они примерно совпадают по времени, но Комоедицу праздновали на довольно ограниченной территории и совсем не так, как Масленицу.
  • Никто еду медведям в лес, конечно же, не носил: люди не идиоты.
  • Комы – это вовсе не медведи (кто бы сомневался), а традиционное кушанье из гороха.

А появлением мифа про комов-медведей мы, скорее всего, обязаны академику Б. А. Рыбакову. Вообще-то он был прекрасным историком и археологом, его заслуги в этой области никто оспаривать не собирается.

Но почему-то иногда он высказывался и по поводу лингвистики, и эти высказывания, к сожалению, иногда мало отличались от построений А. Т. Фоменко, против которых академик активно высказывался в последние годы своей жизни.

Однако научный авторитет Рыбакова был очень велик, поэтому любые его заявления легко принимались на веру.

Разберем же, что писал Рыбаков о Комоедице, и включим критическое мышление:

«К 24 марта у белорусов приурочен праздник “комоедицы” (аналогия греческим “комедиям” архаичного времени) – праздник пробуждающегося медведя. Медведь (komos) был зверем Артемиды, соответствовавшей русской богине Ладе» (Б. А. Рыбаков, «Язычество древней Руси», глава 13).

Борис Александрович Рыбаков оставил очень неоднозначное наследие

Во-первых, очень сомнительным кажется сближение Комоедицы и комедий, богинь Лады и Артемиды. Оно ничем не подкреплено, Рыбаков не приводит каких-то доказательств в подтверждение этой гипотезы. Да и существование богини Лады в славянском пантеоне многие ученые подвергают сомнению.

Так, в статье А. Л.

Топоркова «Кабинетная мифология» из энциклопедического словаря Института славяноведения РАН «Славянская мифология» Лада отнесена к персонажам, «без должных оснований относимых к славянским языческим богам и фигурирующих в ученых сочинениях по славянской мифологии с 18 века по наши дни».

Во-вторых, слова «комедия» и kōmos ни с какими медведями не связаны. Читаем, например, в этимологическом словаре Н. М. Шанского: «Комедия – заимств. в конце XVII в. из польск. яз., где komedia < лат. comoedia — из греч. kōmōdia сложения kōmos “веселое гулянье” (первоначально — в честь Диониса) и ōdē “песня”. Комедия буквально — “веселое шествие с песнями”».

Итак, komos – это всего лишь праздничное гулянье, а «медведь» по-древнегречески вообще-то звучал как árktos.

Но, обратите внимание, даже у Рыбакова нет всей этой галиматьи про кормление медведей блинами. Тут уже чья-то совсем буйная фантазия разыгралась.

Какова же история выражения «первый блин комом» на самом деле?

Когда вы задаетесь подобным вопросом, первое, что вы должны сделать – открыть фразеологические словари или научные работы о фразеологии. Удивительно, что эта простая мысль не пришла в голову журналистам Первого канала.

Итак, почитаем, например, что написано о выражении в «Большом фразеологическом словаре» В. Н. Телия: «Образ фразеол. основан на обиходно-бытовом опыте: пока сковорода ещё недостаточно горяча, первый блин получается “скомканным”, неудачным.

Образ фразеол. восходит к древнейшим формам мифологического осознания мира – к представлению о том, что первые явления, дела, поступки, встречи, вещи и т. п. носят сакральный, т. е.

мистически значимый, характер, что особенно ярко проявляется при совершении семейных обрядов – родин, крестин, свадьбы, поминок».

Более подробно объясняет историю выражения В. М.

Мокиенко в книге «Давайте правильно говорить по-русски! Пословицы»:

«Пословица, казалось бы, основана на чисто реальном бытовом наблюдении. Пока сковорода ещё недостаточно горяча, первый блин получается «скомканным», а не лепёшкой, плохо снимается со сковороды. Такая образная логика, действительно, повлияла как на современное значение пословицы, так и на её актуальную форму.

Чисто «материалистическое» объяснение русской пословицы, однако, вступает в противоречие с её древними, исходными вариантами. В старинных паремиологических собраниях она звучала иначе, чем сейчас: Первый блин и тот комом (1736); Первый блин да комом (1741). В них её смысл явно противоречит нынешнему. И неслучайно.

В связи с ритуальным значением блинов на Руси (их ели на Масленицу, при поминальных обрядах, на свадебных пирах и т. п.) первый блин считался особым и должен был быть отнюдь не «скомканным», неудачным. В Рязанской губернии, напр.

, при каждом обычном печении блинов, наливая на сковородку первый блин, призывают всех родственников присоединиться к трапезе. Там же

перед погребением, выпекая блины для поминовения, первый блин кладут в головах покойника. В поминальных обрядах умерших родственников как бы приглашали вкусить первый блин (или заломленный хлеб). Поминки на кладбище. А. И. Корзухин

В Тамбовской губернии такой блин клали на слуховое окошко для родительских душ, в Калужской — в субботу перед Масленицей его оставляли на божнице «для родителей», в других местах первый блин несли на погост и просто клали на могилу. В некоторых губерниях России на Масленицу набожные женщины съедали первый масленичный блин за упокой усопших. Таким образом, первый блин предназначался усопшим, был своего рода данью предкам, обеспечивающей связь с загробным миром. Именно поэтому к его приготовлению нужно было относиться с особым тщанием. И если даже первый блин, столь «ответственный» для культа усопших предков, выходил комом, то человеку грозили бедствия».

Как видим, первый блин во фразеологизме всё-таки комОм

Да, выражение действительно может быть связано с обрядами, но совсем не с теми, что описывает растиражированная байка про «комов»!

Давайте оставим бедных мишек в покое и не будем вестись на лженаучную ересь.

У меня, конечно, не такая большая аудитория, как у Первого канала. Но я верю, что, если вы не поскупитесь на лайк и распространите эту статью, мракобесия в этом мире станет хоть чуточку меньше, а критически мыслящих людей – чуть больше.

Сюжет Первого канала про «комов»

Песня бабушки Варвары

Еще больше разоблачений псевдолингвистики – в моем инстаграме @istoki_slova!

Источник: https://zen.yandex.ru/media/istoki_slova/komom-blin-kak-po-tv-rasprostraniaiut-ljenauku-5e58220969807744879b8bb3

Читать

Антон Павлович Чехов

РАССКАЗЫ. ЮМОРЕСКИ.

1885—1886

Сапоги

Фортепианный настройщик Муркин, бритый человек с желтым лицом, табачным носом и с ватой в ушах, вышел из своего номера в коридор и дребезжащим голосом прокричал:

— Семен! Коридорный!

И, глядя на его испуганное лицо, можно было подумать, что на него свалилась штукатурка или что он только что у себя в номере увидел привидение.

— Помилуй, Семен! — закричал он, увидев бегущего к нему коридорного. — Что же это такое? Я человек ревматический, болезненный, а ты заставляешь меня выходить босиком! Отчего ты до сих пор не даешь мне сапог? Где они?

Семен вошел в номер Муркина, поглядел на то место, где он имел обыкновение ставить вычищенные сапоги, и почесал затылок: сапог не было.

— Где ж им быть, проклятым? — проговорил Семен. — Вечером, кажись, чистил и тут поставил… Гм!.. Вчерась, признаться, выпивши был… Должно полагать, в другой номер поставил. Именно так и есть, Афанасий Егорыч, в другой номер! Сапог-то много, а чёрт их в пьяном виде разберет, ежели себя не помнишь… Должно, к барыне поставил, что рядом живет… к актрисе…

— Изволь я теперь из-за тебя идти к барыне, беспокоить! Изволь вот из-за пустяка будить честную женщину!

Вздыхая и кашляя, Муркин подошел к двери соседнего номера и осторожно постучал.

— Кто там? — послышался через минуту женский голос.

— Это я-с! — начал жалобным голосом Муркин, становясь в позу кавалера, говорящего с великосветской дамой. — Извините за беспокойство, сударыня, но я человек болезненный, ревматический… Мне, сударыня, доктора велели ноги в тепле держать, тем более, что мне сейчас нужно идти настраивать рояль к генеральше Шевелицыной. Не могу же я к ней босиком идти!..

— Да вам что нужно? Какой рояль?

— Не рояль, сударыня, а в отношении сапог! Невежда Семен почистил мои сапоги и по ошибке поставил в ваш номер. Будьте, сударыня, столь достолюбезны, дайте мне мои сапоги!

Послышалось шуршанье, прыжок с кровати и шлепанье туфель, после чего дверь слегка отворилась и пухлая женская ручка бросила к ногам Муркина пару сапог. Настройщик поблагодарил и отправился к себе в номер.

— Странно… — пробормотал он, надевая сапог. — Словно как будто это не правый сапог. Да тут два левых сапога! Оба левые! Послушай, Семен, да это не мои сапоги! Мои сапоги с красными ушками и без латок, а это какие-то порванные, без ушек!

  • Семен поднял сапоги, перевернул их несколько раз перед своими глазами и нахмурился.
  • — Это сапоги Павла Александрыча… — проворчал он, глядя искоса.
  • Он был кос на левый глаз.
  • — Какого Павла Александрыча?
See also:  Нбу дал сигнал, что банковский кризис в украине закончился. мы возвращаемся к работе, как в мирное время – финансист козак

— Актера… каждый вторник сюда ходит… Стало быть, это он вместо своих ваши надел… Я к ней в номер поставил, значит, обе пары: его и ваши. Комиссия!

— Так поди и перемени!

— Здравствуйте! — усмехнулся Семен. — Поди и перемени… А где ж мне взять его теперь? Уж час времени, как ушел… Поди, ищи ветра в поле!

— Где же он живет?

— А кто ж его знает! Приходит сюда каждый вторник, а где живет — нам неизвестно. Придет, переночует, и жди до другого вторника…

— Вот видишь, свинья, что ты наделал! Ну, что мне теперь делать! Мне к генеральше Шевелицыной пора, анафема ты этакая! У меня ноги озябли!

— Переменить сапоги недолго. Наденьте эти сапоги, походите в них до вечера, а вечером в театр… Актера Блистанова там спросите… Ежели в театр не хотите, то придется до того вторника ждать. Только по вторникам сюда и ходит….

— Но почему же тут два левых сапога? — спросил настройщик, брезгливо берясь за сапоги.

— Какие бог послал, такие и носит. По бедности… Где актеру взять?.. «Да и сапоги же, говорю, у вас, Павел Александрыч! Чистая срамота!» А он и говорит: «Умолкни, говорит, и бледней! В этих самых сапогах, говорит, я графов и князей играл!» Чудной народ! Одно слово, артист. Будь я губернатор или какой начальник, забрал бы всех этих актеров — и в острог.

Бесконечно кряхтя и морщась, Муркин натянул на свои ноги два левых сапога и, прихрамывая, отправился к генеральше Шевелицыной. Целый день ходил он по городу, настраивал фортепиано, и целый день ему казалось, что весь мир глядит на его ноги и видит на них сапоги с латками и с покривившимися каблуками! Кроме нравственных мук, ему пришлось еще испытать и физические: он натер себе мозоль.

Вечером он был в театре. Давали «Синюю Бороду»[1]. Только перед последним действием, и то благодаря протекции знакомого флейтиста, его пустили за кулисы. Войдя в мужскую уборную, он застал в ней весь мужской персонал. Одни переодевались, другие мазались, третьи курили. Синяя Борода стоял с королем Бобешем и показывал ему револьвер.

— Купи! — говорил Синяя Борода. — Сам купил в Курске по случаю за восемь, ну, а тебе отдам за шесть… Замечательный бой!

— Поосторожней… Заряжен ведь!

— Могу ли я видеть господина Блистанова? — спросил вошедший настройщик.

— Я самый! — повернулся к нему Синяя Борода. — Что вам угодно?

  1. — Извините, сударь, за беспокойство, — начал настройщик умоляющим голосом, — но, верьте… я человек болезненный, ревматический. Мне доктора приказали ноги в тепле держать…
  2. — Да вам, собственно говоря, что угодно?
  3. — Видите ли-с… — продолжал настройщик, обращаясь к Синей Бороде. — Того-с… эту ночь вы изволили быть в меблированных комнатах купца Бухтеева… в 64 номере…

— Ну, что врать-то! — усмехнулся король Бобеш. — В 64 номере моя жена живет!

— Жена-с? Очень приятно-с… — Муркин улыбнулся.

 — Оне-то, ваша супруга, собственно мне и выдали ихние сапоги… Когда они, — настройщик указал на Блистанова, — от них ушли-с, я хватился своих сапог… кричу, знаете ли, коридорного, а коридорный и говорит: «Да я, сударь, ваши сапоги в соседний номер поставил!» Он по ошибке, будучи в состоянии опьянения, поставил в 64 номер мои сапоги и ваши-с, — повернулся Муркин к Блистанову, — а вы, уходя вот от ихней супруги, надели мои-с…

— Да вы что же это? — проговорил Блистанов и нахмурился. — Сплетничать сюда пришли, что ли?

— Нисколько-с! Храни меня бог-с! Вы меня не поняли-с… Я ведь насчет чего? Насчет сапог! Вы ведь изволили ночевать в 64 номере?

  • — Когда?
  • — В эту ночь-с.
  • — А вы меня там видели?

— Нет-с, не видел-с, — ответил Муркин в сильном смущении, садясь и быстро снимая сапоги. — Я не видел-с, но мне ваши сапоги вот ихняя супруга выбросила… Это вместо моих-с.

— Так какое же вы имеете право, милостивый государь, утверждать подобные вещи? Не говорю уж о себе, но вы оскорбляете женщину, да еще в присутствии ее мужа!

За кулисами поднялся страшный шум. Король Бобеш, оскорбленный муж, вдруг побагровел и изо всей силы ударил кулаком по столу, так что в уборной по соседству с двумя актрисами сделалось дурно.

— И ты веришь? — кричал ему Синяя Борода. — Ты веришь этому негодяю? О-о! Хочешь, я убью его, как собаку? Хочешь? Я из него бифштекс сделаю! Я его размозжу!

И все, гулявшие в этот вечер в городском саду около летнего театра, рассказывают теперь, что они видели, как перед четвертым актом от театра по главной аллее промчался босой человек с желтым лицом и с глазами, полными ужаса.

За ним гнался человек в костюме Синей Бороды и с револьвером в руке. Что случилось далее — никто не видел.

Известно только, что Муркин потом, после знакомства с Блистановым, две недели лежал больной и к словам «я человек болезненный, ревматический» стал прибавлять еще «я человек раненый»…

Моя «она»

Она, как авторитетно утверждают мои родители и начальники, родилась раньше меня. Правы они или нет, но я знаю только, что я не помню ни одного дня в моей жизни, когда бы я не принадлежал ей и не чувствовал над собой ее власти.

Она не покидает меня день и ночь; я тоже не выказываю поползновения удрать от нее, — связь, стало быть, крепкая, прочная… Но не завидуйте, юная читательница!.. Эта трогательная связь не приносит мне ничего, кроме несчастий. Во-первых, моя «она», не отступая от меня день и ночь, не дает мне заниматься делом.

Она мешает мне читать, писать, гулять, наслаждаться природой… Я пишу эти строки, а она толкает меня под локоть и ежесекундно, как древняя Клеопатра не менее древнего Антония, манит меня к ложу. Во-вторых, она разоряет меня, как французская кокотка.

За ее привязанность я пожертвовал ей всем: карьерой, славой, комфортом… По ее милости я хожу раздет, живу в дешевом номере, питаюсь ерундой, пишу бледными чернилами.

Всё, всё пожирает она, ненасытная! Я ненавижу ее, презираю… Давно бы пора развестись с ней, но не развелся я до сих пор не потому, что московские адвокаты берут за развод четыре тысячи… Детей у нас пока нет… Хотите знать ее имя? Извольте… Оно поэтично и напоминает Лилю, Лелю, Нелли…

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=5865&p=75

«Пухлые, как плечо купеческой дочки». Любите ли вы блины, как любил их Чехов?

Семён Петрович Подтыкин – персонаж рассказа «О бренности». Он обожал блины до беспамятства и точно знал, как и с чем их есть, чтобы похорошело. Наматывайте на ус.

«Подтыкин приятно улыбнулся, икнул от восторга и облил их горячим маслом. Засим, как бы разжигая свой аппетит и наслаждаясь предвкушением, он медленно, с расстановкой обмазал их икрой. Места, на которые не попала икра, он облил сметаной…»

  • Семёну Петровичу было так хорошо, что всё же вам так не надо.
  • «Подтыкин взглянул на дела рук своих и не удовлетворился… Подумав немного, он положил на блины самый жирный кусок сёмги, кильку и сардинку, потом уж, млея и задыхаясь, свернул оба блина в трубку, с чувством выпил рюмку водки, крякнул, раскрыл рот…
  • Но тут его хватил апоплексический удар».

История обжорства поместилась на одной странице. Но на случай, что кто‑то намёка не понял и в блинах себе отказывать не привык, есть чеховский рассказ «Глупый француз». Клоун Пуркуа наблюдает за русским в трактире и диву даётся его аппетитам.

« – Челаэк! – обернулся он к половому. – Подай ещё порцию! Да что у вас за порции такие? Подай сразу штук десять или пятнадцать! Дай балыка… сёмги, что ли!

«Странно… – подумал Пуркуа, рассматривая соседа. – Съел пять кусков теста и ещё просит!

Половой поставил перед соседом гору блинов и две тарелки с балыком и сёмгой. Благообразный господин выпил рюмку водки, закусил сёмгой и принялся за блины. К великому удивлению Пуркуа, ел он их спеша, едва разжёвывая, как голодный…»

В отличие от бедного Подтыкина, этому почитателю блинов – непременно с икоркой да с осетринкой – повезло. Удар его не хватит и даже аппетит не ухудшится, хотя на счёт аппетита любезнейший очень переживает. У него большие планы.

« – Порядки, нечего сказать! – проворчал сосед, обращаясь к французу. – Меня ужасно раздражают эти длинные антракты! От порции до порции изволь ждать полчаса! Этак и аппетит пропадёт к чёрту и опоздаешь… Сейчас три часа, а мне к пяти надо быть на юбилейном обеде.

— Pardon, monsieur, – побледнел Пуркуа, – ведь вы уж обедаете!

— Не-ет… Какой же это обед? Это завтрак… блины…»

Вот вы, голубчики, улыбаетесь, а на масленичной неделе блины у всех будут и на завтрак, и на обед, и на перекус. Знайте же меру и смакуйте на здоровье русскую литературу!

Читала Чехова, пекла блины Татьяна Жулькина

Источник: https://www.belpressa.ru/society/drugoe/30408.html

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*