Сколько стоят 8 лет вашей жизни? судебная практика о компенсациях при незаконном содержании под стражей

14 августа Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 78-КГ18-38 (в настоящий момент удалено с сайта ВС РФ), которым изменила присужденный нижестоящими судами размер компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием.

Как следует из определения, Алексей Золотарёв в октябре 2010 г. был задержан правоохранительными органами по подозрению в совершении тяжкого преступления и помещен в СИЗО. Спустя 38 месяцев он был освобожден из-под стражи и затем оправдан судом присяжных в связи с неустановлением события преступления, с правом на реабилитацию.

Полагая, что незаконным уголовным преследованием ему причинен моральный вред, он обратился в суд с иском о взыскании в его пользу денежной компенсации в размере 2 млн 366 тыс. руб. из расчета 2 тыс. руб. за день содержания под стражей.

Решением суда требования истца были удовлетворены частично: с Минфина России за счет казны взысканы денежная компенсация в размере 150 тыс. руб. и судебные расходы.

В качестве обстоятельств, причинивших истцу нравственные страдания, суд указал тяжесть вменяемого преступления, которого истец не совершал, пребывание в условиях изоляции от общества и невозможность навещать родных, которым требовался постоянный уход.

В то же время доводы о наличии нравственных страданий, связанных с утратой социальных связей и отсутствием возможности длительное время создать семью в связи с тем, что истец в течение 38 месяцев, пока проводились следственные мероприятия, был изолирован от общества, суд отклонил, ссылаясь на непредставление доказательств.

Данное решение устояло в апелляции. Не согласный с размером компенсации, Алексей Золотарёв обратился с кассационной жалобой в ВС РФ. В жалобе он сослался на практику ЕСПЧ по аналогичным делам – в частности, на дела «Щербаков против России» (жалоба № 23939/02) и «Ананьев и другие против России» (жалобы № 42525/07, № 60800/08).

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ, рассмотрев перечисленные доводы и факты, установленные судами первой и апелляционной инстанций, не согласилась с выводами судов в части размера компенсации морального вреда.

Коллегия указала, что в соответствии с абз. 3 ст.

1100 ГК РФ «компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения его к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу».

ВС обратил внимание, что при определении размеров компенсации морального вреда суд должен учитывать степень вины нарушителя, а также степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Коллегия также сослалась на Постановление Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г.

№ 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», в котором разъяснено, что размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может зависеть от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований (п. 8).

Кроме того, в определении указано, что суды первой и апелляционной инстанций не учли положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод и правовые позиции ЕСПЧ, принятые в отношении России, поскольку в соответствии с п.

10 Постановления Пленума ВС РФ от 10 октября 2003 г.

№ 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ» применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики ЕСПЧ.

Так, в соответствии со ст. 8 Конвенции каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции. Семейная жизнь в интерпретации Конвенции и практики ЕСПЧ охватывает семейные связи не только между супругами, но и между родителями и детьми, в том числе совершеннолетними, а также другими родственниками.

ВС указал, что заявитель поддерживал близкие семейные отношения со своими родителями, оказывал им материальную помощь, поскольку они являются нетрудоспособными и нуждающимися в помощи пожилыми людьми, и в связи с незаконным заключением под стражу был лишен возможности помогать родителям и заботиться о них, а также общаться с ними.

Кроме того, на иждивении у Алексея Золотарёва находился сын-студент.

ВС подчеркнул, что суды ограничились лишь суждением о том, что в качестве обстоятельства причинения нравственных страданий учтена возможность навещать родных, которым требовался постоянный уход. Обстоятельства, касающиеся утраты семейных связей, применительно к приведенным нормам материального права судами при определении степени нравственных страданий не учитывались.

Суд также обратил внимание, что требования о компенсации морального вреда заявителем были обоснованы в том числе возникновением у него серьезных заболеваний в период пребывания в СИЗО, по поводу которых он неоднократно проходил амбулаторное и стационарное лечение. Суды не учли и личность заявителя – добропорядочного гражданина, привлечение к уголовной ответственности которого за особо тяжкое преступление и длительное нахождение под стражей явилось существенным психотравмирующим фактором.

Рассмотрев все перечисленные доводы, а также учитывая практику ЕСПЧ, Верховный Суд пришел к выводу, что присужденная судами первой и апелляционной инстанций компенсация морального вреда в размере 150 тыс. руб.

за 38 месяцев незаконного пребывания под стражей является несправедливой, а испрошенная истцом – разумна, в связи с чем постановления нижестоящих судов в части определения размера компенсации морального вреда подлежат изменению: с Минфина РФ определено взыскать в пользу заявителя за счет федеральной казны компенсацию морального вреда в размере 2 млн 366 тыс. руб.

Комментируя «АГ» данное определение, заведующий филиалом «Центральный» КА «Московский юридический центр» адвокат Сергей Смищенко отметил, что любые практические примеры, свидетельствующие о признании юрисдикции ЕСПЧ не формально, а с влиянием на судебные акты, вызывают исключительно положительные эмоции.

«Уверен, коллеги согласятся, что перечень прав и свобод, закрепленных в Конвенции и российском законодательстве, не отличается. Но различие в их содержании и смысле значительно.

Вызвано это тем, что Конвенция – “живой инструмент”, и именно развивающаяся практика ЕСПЧ, в частности, в анализируемом деле: по содержанию понятия семейной жизни, условиям содержания под стражей, в контексте нарушения ст. 3, 13 Конвенции, привели к справедливости», – пояснил он.  

Эксперт также добавил, что в своей практической деятельности нередко сталкивается с тем, что районные и последующие судебные инстанции оставляют без внимания правовые позиции ЕСПЧ. Адвокат выразил надежду, что данное определение повлечет более взвешенное отношение к последствиям судебных ошибок, а возможно – и к качеству всего процесса.

Адвокат АП Владимирской области Максим Никонов считает определение ВС выдающимся по нескольким причинам. Во-первых, из-за размера компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием.

«Российские суды крайне редко присуждают компенсации, измеряемые миллионами рублей, по такого рода требованиям, – пояснил эксперт.

– Так, из известной мне практики последних лет на сумму с шестью нулями выходил, например, Томский областной суд, который по одному из дел увеличил компенсацию морального вреда за незаконное уголовное преследование в 15 раз по сравнению с присужденными судом первой инстанции 600 тыс.

руб. Однако в том деле ВС РФ отменил апелляционное определение и сохранил первоначальный размер компенсации. Во-вторых, ВС РФ мотивировал определение ссылками на “немодные” сейчас в судах общей юрисдикции Конвенцию и практику ЕСПЧ».

Адвокат также выразил надежду, что данное определение является не «разовой акцией» и «частным случаем», а целенаправленным сигналом ВС РФ правоприменителям о необходимости отходить от более чем скромных сумм компенсаций морального вреда (в том числе за действия властей), а также о более внимательном отношении к страсбургским правовым позициям.   

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/vs-prisudil-pochti-2-4-mln-rub-kompensatsii-za-38-mesyatsev-nezakonnogo-soderzhaniya-pod-strazhey/

Сколько стоит день в камере. Разъяснены правила компенсации за незаконное уголовное дело

Важные подсчеты сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, когда изучала требования гражданина о компенсации его моральных страданий за незаконное уголовное преследование.

Житель Санкт-Петербурга был арестован, его обвинили в тяжком уголовном преступлении и поместили в камеру следственного изолятора.

Спустя три года и два месяца двери камеры открыли и гражданина отпустили на волю со словами: извини, мужик, ошибочка вышла.

Суд признал за человеком право на реабилитацию. И вчерашний подозреваемый пошел в суд с иском о компенсации ему морального вреда. Районный суд согласился, что гражданин незаконно пострадал и право на компенсацию имеет, но запрошенная им сумма в два миллиона триста тысяч рублей судью не устроила, и он очень сильно ее урезал.

Вышестоящая инстанция с таким расчетом коллеги согласилась.

А вот сам истец на меньшее был не согласен.

Он обратился в Верховный суд, который посчитал его аргументы и обоснования запрошенной суммы заслуживающими внимания.

Итог – Верховный суд сам пересчитал деньги за незаконное уголовное преследование и велел их выплатить вчерашнему заключенному столько, сколько он попросил.

Подчеркнем, такие решения Верховного суда РФ – самому выносить вердикт – высокая судебная инстанция принимает крайне редко.

В районном суде вчерашний заключенный, называя сумму компенсации, высчитал ее так – ему должны заплатить по две тысячи рублей за каждый день, проведенный на нарах под стражей.

Но у районного суда был другой расчет – истцу вполне хватит 150 тысяч рублей за весь срок. И ни копейки больше. Апелляция возражать против подсчета своих коллег не стала.

А вот Верховный суд РФ с таким расчетом не согласился.

Моральные страдания, по мнению районного суда, были у человека потому, что он “не мог навещать родных, которые нуждались в уходе”. А вот доводы арестанта, что за годы заключения в камере следственного изолятора он утратил социальные связи, не мог создать семью, так как был в изоляции, суд отмел – по его мнению нет доказательств.

Верховный же суд увидел в этом споре следующее – по Конституции (статья 53) каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного действиями или бездействием органов государственной власти или их должностных лиц.

Про компенсацию за незаконное пребывание в камере говорит и статья 1100 Гражданского кодекса.

Плюс к этому о компенсации морального вреда говорит и 151-я статья того же Гражданского кодекса РФ. В этой статье сказано, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень физических и нравственных страданий.

Верховный суд РФ еще напомнил, что по компенсации морального вреда гражданам был специальный пленум Верховного суда РФ (№ 10 от 20 декабря 1994 года). Там было разъяснено, от чего именно зависит размер такой компенсации, а от чего – не зависит.

See also:  Спецдоповідач оон з питань незалежності суддів та адвокатів закликав президента переглянути законопроект 9055 через невідповідність міжнародним стандартам

Высокая судебная инстанция напомнила коллегам о том, что наша страна – участник Конвенции о защите прав человека. Мы ее ратифицировали.

В Конвенции о защите прав человека сказано, что каждый имеет право на уважение к своей личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции.

Кстати, в Конвенции четко расписано, что подразумевается под понятием “семейная жизнь” – это не только отношения между супругами, но и отношения гражданина со своими детьми и с родителями.

По мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ , местные суды даже не вспомнили про Конвенцию о защите прав человека и не вспомнили про разъяснения пленума Верховного суда.

Истец, как увидела Судебная коллегия из материалов дела, поддерживал близкие семейные отношения со своими родителями. Он им помогал материально, так как они нетрудоспособные и нуждаются в помощи.

Естественно, из-за незаконного обвинения он надолго был лишен возможности помогать своим старикам. А еще у гражданина на иждивении есть сын-студент. Посаженный в камеру отец, подчеркнул Верховный суд, не мог заботиться о сыне и общаться с ним. Причем, как заявил высокий суд, длительное время.

Эти обстоятельства, по мнению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, сомнений не вызывают, и их надо было учитывать при решении вопроса о размере компенсации морального вреда. Но местные суды это проигнорировали.

Суды ограничились суждением, что нравственные страдания были у вчерашнего заключенного лишь от невозможности навещать родных, которым нужен был постоянный уход. Все остальные обстоятельства не учитывалось.

Хотя пленум Пленум Верховного суда РФ перечислил, в чем заключаются нравственные переживания: это невозможность продолжать активную общественную жизнь, раскрытие семейной и врачебной тайны, страдают от распространения порочащих сведений. Сюда же добавлены ограничение или лишение каких-либо прав.

В общем, список всего того, что точно приносит гражданину нравственные мучения и страдания довольно большой.

Верховный суд подчеркнул – требования истца были абсолютно четко мотивированны. Но суды их почему-то не учли. Не заметили они и то, что истец никогда до этого не привлекался к ответственности, был добропорядочным членом общества, работал. Для такого человека камера следственного изолятора и серьезные обвинения в преступлении были “существенным психотравмирующим фактором”.

Местные суды, по мнению Верховного суда, даже не вспомнили про Конвенцию о защите прав человека

Истец в своем заявлении в суд как примеры выплат определенных сумм, привел дела россиян, рассмотренные Европейским судом по правам человека. Все дела, которые он перечислил – аналогичные его делу. В них речь шла о компенсациях незаконно обвиненных.

В своем иске наш герой указал, сколько каждому заявителю присудил Европейский суд.

Верховный суд РФ подчеркнул, “именно с учетом сложившейся практики Европейского суда по правам человека истец просил взыскать компенсацию из расчета 2 тысячи рублей за сутки содержания под стражей”.

А вот местные суды посчитали, что вчерашнему заключенному вполне достаточно заплатить по 132 рубля за каждые сутки ареста.

По мнению высокого суда, такая мизерная сумма за 38 месяцев под стражей является “явно несправедливой”. Верховный суд РФ отменил все решения местных судов и велел заплатить истцу именно столько, сколько он попросил.

 Наталья Козлова Российская газета – Федеральный выпуск №7682 (219)

Источник: https://www.vsrf.ru/press_center/mass_media/27213/

Верховный суд РФ увеличил размер компенсации за незаконное содержание под стражей

За 1 месяц незаконного содержания под стражей можно рассчитывать на компенсацию в 9 тыс. 300 руб. Такой размер компенсации за моральный вред от нахождения в местах лишения свободы поддержал Верховный суд РФ.Однако по словам экспертов, государство занижает размеры компенсаций из-за роста числа обращающихся за ними. В практике известны случаи, когда в ответ на требование компенсации против оправданного снова возбуждали уголовное дело.Житель г.Троицка Челябинской области Игорь Величков провел в СИЗО 2 года 8 месяцев по обвинению в убийстве, которого он не совершал. Дважды Троицкий городской суд приговаривал его к 11 годам колонии, и оба раза Челябинский областной суд приговор отменял в связи с невиновностью подсудимого.Освободили Величкова в марте 2010г., после чего оправданный подал иск о компенсации материального и морального вреда. Материальный вред (недополученную зарплату) Величков оценил в 668 тыс. руб., моральный вред в 3 млн 500 тыс. руб. Однако Троицкий городской суд снизил сумму компенсации материального вреда до 642 тыс.руб., а сумму морального вреда – до 200 тыс. руб. Величков обжаловал решение в Челябинском областном суде и добился увеличения компенсации морального вреда до 300 тыс. руб. Оценив, что этого недостаточно, Величков подал жалобу в ВС РФ. Но ВС РФ оставил решение Челябинского областного суда без изменений.Действующее законодательство РФ оставляет размер компенсации морального вреда на усмотрение судьи, который, согласно ГК РФ, должен «учитывать требования разумности и справедливости». Следует отметить, что Европейский суд по правам человека по аналогичным делам назначал россиянам компенсации на порядок большие, чем присудили Величкову.В РФ за 1 год, незаконно проведенный под стражей, раньше было принято выплачивать от 250 до 400 тыс. руб., или 1 тыс. руб. за сутки. Однако в 2010г. против такой практики выступил Минфин РФ, так как счет по удовлетворенным искам пошел на тысячи, а суммам заявленных компенсаций – на сотни млрд руб. Поэтому в 2011г. суды стали занижать размеры компенсационных выплат.Из правоприменительной практики: если уголовное дело закрыто на стадии следствия и гражданин потребует компенсацию, дело могут возбудить вновь, так как прокурорам дано задание проверять законность закрытия дел, если по ним поданы иски о компенсации морального вреда. В результате отказ от подачи иска стал частью сделки с правосудием. Известны случаи, когда подавшие иски о компенсации морального вреда снова попадали в тюрьму и приговаривались к реальному сроку.В тоже время нередко даже ВС РФ отказывает в компенсации несправедливо осужденным. Так, в июне 2011г. кассационная коллегия ВС РФ подтвердила более раннее решение ВС РФ, отказавшего в компенсации за судебную волокиту бывшему судье Приморского суда Санкт-Петербурга Владимиру Казакову, который с 6 февраля 2007г. содержался под стражей по обвинению в убийстве и лишь 14 апреля 2010г. был оправдан и освобожден.В апреле 2011г. кассационная коллегия ВС РФ подтвердила решение ВС РФ, согласно которому гражданину Капралову было отказано в компенсации за нарушение его права на судопроизводство в разумный срок. Капралов был осужден на 15,5 лет за убийство с разбоем, причем, разбирательство тянулось около 4 лет. Присяжные 4 раза единодушно признавали подсудимого невиновным, но эти решения отменялись, пока на 5-й раз не последовал обвинительный вердикт.

Следует отметить, что чиновник Минфина РФ, представлявший в ВС РФ интересы государства, не возражал против присуждения компенсации сообразно с практикой ЕСПЧ.

29.08.2011

Информационно-правовой портал “ЗАКОНИЯ”

Ранее

  • 1 комментарий
    Народные заседатели: важная часть судебной реформы или ошибка?
    На днях Министр юстиции Франции Мишель Мерсье представил Совету министров свой законопроект, которым предусматривается участие народных заседателей в исправительных судах.  Министр утверждает, что речь идет не о том, чтобы ужесточать выносимые приговоры, как подозревают некоторые судьи, а о том, чтобы «французы принимали большее участие в отправлении правосудия».
    22.04.2011

  • комментировать
    Самые суровые и невыполнимые приговоры суда
    Никто не должен игнорировать закон, а тот, кто его игнорирует, получает по заслугам. Но иногда выносимые приговоры либо настолько суровы, либо… попросту невыполнимы, что они поражают воображение. Крупнейший интернет-портал msn.com отобрал 10 самых необычных по своей суровости приговоров. Знакомьтесь с их героями.
    01.04.2011

ТЕМА НЕДЕЛИ Зарплата для домохозяйки

Депутаты от ЛДПР внесли в Госдуму законопроект о введении ежемесячных денежных пособий размере 1 МРОТ «лицам, занятым ведением домашнего хозяйства своей семьи». Под домашним хозяйством подразумеваются уборка дома, приготовление пищи, уход за детьми и…

  • Правозащита online: Как вести себя при задержании и чем грозит сопротивление сотруднику полиции? В последнее время участились случаи, когда граждане оказывают сопротивление сотрудникам полиции, полагая, что действия полицейских неправомерны, но зачастую это не всегда так. В соответствии с п.п.1 п…
  • Зарплата для домохозяйки Депутаты от ЛДПР внесли в Госдуму законопроект о введении ежемесячных денежных пособий размере 1 МРОТ «лицам, занятым ведением домашнего хозяйства своей семьи». Под домашним хозяйством подразумеваются…
  • Правозащита online: Как владельцам квартир не потерять съемщиков и плату за аренду в пандемию? Рынок аренды жилья ожидает существенное проседание в части спроса, отметила в интервью порталу «ЗАКОНИЯ» главный юрисконсульт проектов судебной практики Ольга Старых.
  • Арендный ресторАД Федерация рестораторов и отельеров подготовила «Декларацию солидарности бизнес-сообщества по вопросам аренды в период борьбы с пандемией и восстановительный период». По мнению подписантов, а их уже более…
  • Экологию спасет не лимит на машины, а экологичный транспорт Я приведу официальные цифры, которые очень показательны. В год у нас происходит около 995 тыс. тонн загрязняющих выбросов, из них 66 тыс. тонн – на совести промышленных предприятий, то есть примерно 6,6%…
  • В стране дистанционных уроков В период, объявленный Президентом России нерабочим, Минпрос рекомендовал учащимся и учителям оставаться дома и продолжать обучение с использованием дистанционных технологий. Отличная рекомендация, учитывая,…
  • C МЯЧОМ В БРИТАНИЮ. В СРЕДУ, 13 НОЯБРЯ, 18.40 БОЛЬШАЯ ПРЕМЬЕРА НА МАТЧ! ТВ ( https://matchtv.ru/ )документальный фильм.
  • Права на карантине Коронавирус пришёл в Россию, принимаются специальные указы о том, как нужно бороться с эпидемией, и при этом уточняется, что за несоблюдение мер грозит, в том числе, уголовная ответственность. Вот в этой…
  • Видеообращения o пробелах в российском законодательстве, правоприменении и о коррупционных проявлениях, связанных с ними Уважаемые коллеги! Здесь Вы можете разместить (желательно – короткое, но емкое) видео с обращением по конкретным проблемам российского законодательства, с которыми у Вас был случай встретиться в своей…
  • Правозащита online: Как вести себя при задержании и чем грозит сопротивление сотруднику полиции? В последнее время участились случаи, когда граждане оказывают сопротивление сотрудникам полиции, полагая, что действия полицейских неправомерны, но зачастую это не всегда так. В соответствии с п.п.1 п…
  • Зарплата для домохозяйки Депутаты от ЛДПР внесли в Госдуму законопроект о введении ежемесячных денежных пособий размере 1 МРОТ «лицам, занятым ведением домашнего хозяйства своей семьи». Под домашним хозяйством подразумеваются…
  • КАК ПРОСТЫЕ ГРАЖДАНЕ ЛОВЯТ ПЕДОФИЛОВ В ИНТЕРНЕТЕ ФРАНЦИЯ – В социальных сетях сформировались группы граждан для выслеживания педофилов. Они используют поддельные учетные записи, чтобы поймать преступников в ловушку. 
  • Правозащита online: Соседи нарушают самоизоляцию. Куда жаловаться – в Интернет или в полицию? В соцсетях не счесть публикаций россиян, которые фотографируют или снимают на видео нарушителей самоизоляции. Как бороться с ними законным путем?  
  • В стране дистанционных уроков В период, объявленный Президентом России нерабочим, Минпрос рекомендовал учащимся и учителям оставаться дома и продолжать обучение с использованием дистанционных технологий. Отличная рекомендация, учитывая,…
  • Арендный ресторАД Федерация рестораторов и отельеров подготовила «Декларацию солидарности бизнес-сообщества по вопросам аренды в период борьбы с пандемией и восстановительный период». По мнению подписантов, а их уже более…
  • Правозащита online: Как владельцам квартир не потерять съемщиков и плату за аренду в пандемию? Рынок аренды жилья ожидает существенное проседание в части спроса, отметила в интервью порталу «ЗАКОНИЯ» главный юрисконсульт проектов судебной практики Ольга Старых.
  • О сути осторожности (Сказка выходных дней) Санёк уже вторую минуту отчаянно мылил руки. Раковина туалетной комнаты была не одна, но не выдерживала 1.5 метровой дистанции с соседкой, потому очередь офисного планктона из допущенных к работе терпеливо…
  • Права на карантине Коронавирус пришёл в Россию, принимаются специальные указы о том, как нужно бороться с эпидемией, и при этом уточняется, что за несоблюдение мер грозит, в том числе, уголовная ответственность. Вот в этой…
See also:  Для исполнения судебных решений против государства понадобился закон, который обяжет кабмин придерживаться законов

Источник: https://www.zakonia.ru/news/72/65210

Адвокат по СИЗО – компенсации за нарушения условий содержания под стражей

Арестованные могут требовать компенсации за нарушения условий содержания под стражей

В конце декабря 2019 года Государственная Дума в третьем чтении приняла законопроект о компенсации за нарушение условий содержания в СИЗО и исправительных колониях. Речь идет о ненадлежащих условиях содержания лиц, находящихся под стражей. Прежде чем заявлять о нарушенных правах, стоит обратиться за консультацией к опытному адвокату по уголовным делам.

Сергей Грицко работает в сфере уголовного права 17 лет, занимается защитой интересов лиц, находящихся в местах содержания под стражей.

Причины появления законопроекта

Дата внесения законопроекта в Государственную Думу РФ – май 2019.

Эксперты сходятся во мнении, что его появление – следствие требования Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) устранить структурные проблемы с нарушением условий нахождения лиц в исправительных колониях и СИЗО.

В документе было указано на необходимость устранения «бесчеловечных и унижающих достоинство» условий содержания под стражей. Сами требования закреплены в российском законодательстве и международных договорах.

По информации «Российской газеты» с момента присоединения РФ к Конвенции защиты прав и свобод российские заключенные получили 3 400 000 евро компенсационных выплат в результате рассмотрения 353 дел.

Сейчас на рассмотрении находятся еще 750 дел. С появлением возможности решить вопрос нарушения условий содержания на уровне местных судов, необходимости подавать жалобы в ЕСПЧ не станет.

В случае, когда данные вопросы регулируются на местах, ЕСПЧ не принимает иски.

Вступление в силу

Новые нормы вступят в силу через 30 дней после опубликования принятого закона, для лиц, которые подали жалобу в ЕСПЧ, но она еще не рассмотрена, предусматриваются переходные положения. Таким образом, все не рассмотренные дела, а также новые обращения в ЕСЧП будут возвращаться в Россию и рассматриваться на национальном уровне.

Кто может подать иск?

Гражданин, находящийся под стражей в пенитенциарном учреждении, имеет право подать административный иск на выплату компенсации за нарушения условий содержания под стражей в суд.

Также это может сделать его представитель, прокурор или уполномоченные по правам: человека, предпринимателей или детей. При этом с заявителя снята необходимость самостоятельного доказывания нарушений условий содержания.

Суд сам запрашивает фото или видео материалы у руководства пенитенциарного учреждения, назначает проведение экспертизы условий.

О каких нарушениях идет речь?

Закон позволяет пожаловаться не только на ненадлежащие условия содержания, но и на условия транспортировки.

Здесь судом оценивается пространство на каждого перевозимого заключенного, температура воздуха внутри транспортного средства, обеспеченность питанием и питьем, а также длительность поездки и другие факторы.

К условиям содержания в местах содержания под стражей относят: соблюдение нормы жилой площади, приходящейся на одного заключенного, температуру воздуха, качество организации питания и др. 

Размер выплат

Размер компенсации в законе не указан, он формируется исходя из требований заявителя, фактических обстоятельств нарушений, их продолжительности и последствий.

По словам авторов законодательной инициативы, суды при назначении компенсации будут учитывать европейскую практику.

  Однако, эксперты считают, что власти настаивают на отказе от крупных компенсаций, как назначала ЕСПЧ и приравнивают размер компенсаций к своим односторонним декларациям.

По сведениям юристов, при признании нарушений прав лиц, находящихся под стражей, государство предлагало заключить мировое соглашение с компенсацией в размере 2000 – 3000 евро. Есть мнение, что компенсации в таком размере и будут назначать суды по таким делам.

Подача иска

Недовольный ненадлежащими условиями содержания заключенный может подать административное исковое заявление в ближайший к месту заключения суд. Также необходимо будет оспорить действие или бездействие сотрудников учреждения, из-за которых условия содержания ухудшились. Государственная пошлина при подаче искового заявления составит 300 рублей.

Рассмотрение иска

Порядок рассмотрения иска от заключенного по поводу условий рассматривается в специальном порядке, разработанном для споров между гражданами и гос ведомствами. В данном порядке предусмотрены процедурные правила, которые ставят стороны в равное положение и не дают чиновникам использовать положение и давить на оппонентов.

Присуждение денежной компенсации

Основанием для присуждения компенсации является судебное решение. Выплата не зависит от вины учреждения, властных органов или должностных лиц и производится сразу после вынесения решения суда.

Источник финансирования – федеральный бюджет, законодатель планирует включить данный вид компенсаций в расходы на исполнение судебных актов, на эти цели в бюджете на следующий год предусмотрены 5 миллиардов рублей.

Потеря права на возмещение морального вреда

При принятии судебного решения в пользу истца и присуждении компенсации за нарушения условий содержания под стражей заинтересованное лицо лишается права на компенсацию морального вреда за соответствующие условия, но остается право на возмещение вреда здоровью.

Применение закона на практике

По мнению экспертов – юристов, есть несколько аспектов, которые могут негативно сказаться на эффективности данного закона.

  1. Человек, содержащийся под стражей, находится в зависимости от сотрудников и администрации СИЗО или исправительных колоний, а это значит, что у заинтересованных лиц есть прямые рычаги давления на заключенных с целью отказа от иска, такие как: дисциплинарные взыскания, запрет на посылки и свидания с родственниками и др.

  2. Снятие с заявителя бремени доказывания обязывает сами исправительные учреждения доказывать, что в их стенах не нарушаются условия содержания. Суды запрашивают сведения с руководства, в то время как администрация заинтересована в доказательстве факта надлежащих условий. И используют для этого разные способы, в том числе и введение в заблуждение суда.

  3. У юристов есть опасения, что будут присуждаться мизерные компенсации.

Помощь адвоката

В ситуации с защитой прав находящихся под стражей граждан без помощи профессионального защитника по уголовным делам не обойтись. Только опытный юрист сможет оказать консультационные юридические услуги, помочь с составлением иска и защитить права лица, находящегося под стражей.

Если заключенный принимает решение о защите своих прав и хочет получить достойную компенсацию за не соответствующие российскому законодательству и международным договорам условия содержания в исправительной колонии или СИЗО, он рискует оказаться в конфликте с руководством учреждения, испытать на себе давление, в такой ситуации поддержка адвоката по уголовным делам будет иметь решающее значение и определит исход.

Нужна квалифицированная помощь в составлении административного искового заявления с требованием компенсации за нарушения условий содержания под стражей? Обратитесь к Сергею Грицко прямо сейчас.

Источник: https://vipzakon.ru/info/articles/mery-presecheniya/kompensatsiya-za-narusheniya-usloviy-soderzhaniya-pod-strazhey/

Европейский Суд дает 9000 € за месяц незаконного лишения свободы и занимается оценкой доказательств

europeancourt22 июля 2010 года Европейский Суд по правам человека огласил Постановление по делу «Самошенков и Строков против России» (Samoshenkov and Strokov v. Russia, жалобы NN 21731/03 и 1886/04).

Европейский Суд признал, что в отношении Игоря Строкова было допущено нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (право на свободу и личную неприкосновенность) в связи с содержанием его под стражей без судебного решения в течение 28 дней. Именно столько прошло с момента истечения периода времени, на который была продлена избранная в отношении заявителя мера пресечения в виде заключения под стражу, до даты вынесения постановления суда, продлившего ее в очередной раз. Несмотря на то, что городской суд попытался, в частности, охватить своим постановлением прошедшие 28 дней, Страсбургский Суд признал, что лишения заявителя свободы не было «законным» в смысле статьи 5 Конвенции, так как российское законодательство не предусматривает возможности санкционирования заключения под стражу «задним числом».

  • Заявителю было присуждено 9000 евро в возмещение причиненного нарушением морального вреда.
  • Этим же Постановлением Европейский Суд признал, что в отношении второго заявителя – Андрея Самошенкова – были допущены два нарушения права на справедливое судебное разбирательство. Нарушенными были признаны:
  • пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в связи с чрезмерной длительностью рассмотрения предъявленного заявителю уголовного обвинения (7 лет, 11 месяцев и 13 дней, из которых около 4 лет и 8 месяцев приходится на период действия Конвенции в отношении России), а также
  • пункт 1 и подпункт C пункта 3 статьи 6 Конвенции на том основании, что заявитель, обвиняемый в совершении убийства, в результате чего ему грозило суровое наказание, не был представлен защитником в суде второй инстанции.
See also:  Карантин і незаконне звільнення працівників. як захиститися? адвокат ганна лисенко і надія загрія

Заявителю была присуждена справедливая компенсация в размере 2400 евро. Применительно к состоявшему разбирательству в Европейском Суде интересно отметить заявление представителей российских властей о том, что, по их мнению, обращение с надзорной жалобой на нарушение права на юридическую помощь при разбирательстве дела в суде кассационной инстанции являлось эффективным средством правовой защиты, не исчерпанным заявителем. К подобному выводу власти России предлагали прийти на том основании, что судьи надзорной инстанции начали возбуждать надзорное производство по жалобам на нарушение права на юридическую помощь в суде кассационной инстанции в отношении лиц, которым она гарантирована статьей 51 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Подобная практика, по их утверждению, последовала за принятием Конституционным Судом РФ Определения от 18 декабря 2003 года N 497-О, которым «была подтверждена применимость права на юридическую помощь к разбирательству в суде кассационной инстанции» (так говорится в тексте Постановления Европейского Суда). Напомним, что буквально соответствующая часть названного Определения Конституционного Суда РФ звучит следующим образом: «Часть первая статьи 51 Конституции Российской Федерации, устанавливая случаи обязательного участия в уголовном деле защитника, не содержит каких-либо указаний на то, что ее положения не подлежат применению в стадии кассационного производства, в связи с чем может быть ограничено право осужденного на помощь адвоката (защитника)».

Однако Страсбургский Суд не согласился с выводом, предложенным властями государства-ответчика. В первую очередь он сослался на свою предшествующую практику признания обращения в суды надзорной инстанции неэффективным средством защиты по уголовным делам (см.

, например, Решение по вопросу приемлемости жалобы «Бердзенишвили против России» (Berdzenishvili v. Russia, жалоба N 31697/03) от 29 января 2004 года). Однако Европейский Суд не ограничился этим.

Он указал, что заявитель в 2007 году обращался к Председателю Верховного Суда РФ с соответствующей жалобой, однако она не была удовлетворена.

Кроме того, власти Российской Федерации не представили доказательств автоматического пересмотра судебных решений в случае нарушения права подсудимого на юридическую помощь на стадии кассационного разбирательства. Соответственно, их возражения о неисчерпании всех средств правовой защиты были отклонены.

Решение Европейского Суда по существу жалобы Игоря Строкова в части нарушения права на защиту не является новым с точки зрения своей аргументации. Страсбургский Суд неоднократно приходил к подобному выводу (см., например, Постановления Европейского Суда по делам «Шилбергс против России» (Shilbergs v.

 Russia, жалоба N 20075/03), от 17 декабря 2009 года (п. 122); «Потапов против России» (Potapov v. Russia, жалоба N 14934/03) от 16 июля 2009 года (п. 24) и «Шулепов против России» (Shulepov v. Russia, жалоба N 15435/03) от 26 июня 2008 года (п.п.

34-39) при одновременно наличии следующих факторов:

1) возможность пересмотра приговора судом второй инстанции как по причине признания неправильным применения норм материального и процессуального права, так и в связи с несогласием с тем, как суд первой инстанции установил фактические обстоятельства дела, особенно в случае, когда национальный закон допускает представление в суде второй инстанции даже тех аргументов, которые не заявлялись при рассмотрении дела по существу; все это, конечно, полностью соответствует российскому уголовному процессу;

2) серьезность обвинения и суровости наказания, которое может быть назначено подсудимому; в данном случае заявителю было предъявлено обвинение в совершении убийства, которое как само по себе, так и с точки зрения санкции полностью соответствует данному критерию (в этой части в Постановлении Европейского Суда наблюдается очевидная ошибка, так как в нем говорится, что максимальная санкция, грозившая заявителю, составляла 15 лет лишения свободы или смертную казнь, но такого состава в Уголовном кодексе РФ нет; учитывая, что преступление несколько раз называется в Постановлении «убийством с отягчающими обстоятельствами», можно предположить, что речь идет о части 2 статьи 105 Уголовного кодекса РФ, которая на момент описываемых событий предусматривала санкцию в виде лишения свободы на срок до 20 лет, смертную казнь или пожизненное лишение свободы).

Аргумент представителей властей Российской Федерации, касающийся того, что адвокат заявителя не заявила о своем желании участвовать в рассмотрении дела судом кассационной инстанции, был отвергнут Европейским Судом со ссылкой на статью 51 Уголовно-процессуального кодекса, которая предусматривает обязательное участие защитника в суде второй инстанции в случае предъявления лицу обвинения такой тяжести.

Страсбургский Суд также напомнил, что право на защиту с помощью адвоката становится еще более важным, когда подсудимый не присутствует лично в суде второй инстанции, а разбирательство проходит при помощи видеоконференцсвязи (см. Решение Европейского Суда по делу «Голубев против России» (Golubev v. Russia, жалоба N 26260/02), от 09 ноября 2006 года и названное выше Постановление по делу «Шулепов против России» (п. 35)). Европейский Суд указал, что в этом случае суду кассационной инстанции тем более следует выяснять причины отсутствия у подсудимого защитника.

Однако не все жалобы заявителей были удовлетворены Страсбургским Судом.

Он не признал нарушение их права на справедливое разбирательство в суде первой инстанции, где рассматривалось предъявленное им обоим обвинение в совершении разбоя (это был отдельный процесс, не имеющий отношения к описанному выше разбирательству по делу об убийстве). По мнению заявителей, суд не обеспечил явку и допрос ряда свидетелей в нарушение подпункта D пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Принимая решение об отсутствии указанного нарушения, Европейский Суд по правам человека повторил, что в ряде случаев показания свидетелей и иных лиц, полученные на досудебных стадиях процесса, могут быть оглашены в суде и использоваться в качестве доказательств, если подсудимым обеспечивается надлежащая возможность опровергнуть их. О нарушении же права на справедливое судебное разбирательство, гарантированного статьей 6 Конвенции, можно говорить лишь в том случае, когда обвинение полностью или в решающей степени построено на показаниях, данных лицами, которым защита не имела возможности задать вопросов ни в ходе предварительного расследования, ни в процессе судебного разбирательства (см., например, Постановление Европейского Суда по делу «Макеев против России» (Makeyev v. Russia, жалоба N 13769/04) от 05 февраля 2009 года (п.п. 34-35)).

Далее Европейский Суд проанализировал существо предъявленного заявителям обвинения и доказательства по делу.Так, заявители утверждали, что их право на справедливое судебное разбирательство было нарушено в связи тем, что в суде не были допрошены свидетели Е., Б., У, работники гаража, следователи К. и П., а также эксперт К.

Страсбургский Суд отметил, что заявители обвинялись в нападении на О., от которого они предположительно требовали передачи им автомашины потерпевшего. В соответствии с предъявленным им обвинением нападение на О. было совершено в ходе деловой встречи, на которой присутствовало много людей.

Большинство из них покинули помещение по требованию Андрея Самошенкова и не видели, что произошло после. Однако свидетель С. показал в суде, что оба заявителя кричали на О., а Андрей Самошенков размахивал ножкой стула. Свидетель Е.

, чье присутствие в судебном заседании не было обеспечено, в ходе предварительного расследования дала показания о том, что она видел через окно, как Андрей Самошенков наносил удары О. чем-то вроде деревянной палки. Позже, когда О. покинул помещение, несколько свидетелей, допрошенных в суде, показали, что они видели у него на голове и на одежде следы крови.

Европейский Суд прямо отметил, что в ситуации, когда О. вошел в кабинет в добром здравии, затем оставался там  с заявителями, которые кричали на него и размахивали какими-то предметами, после чего, будучи в крови, покинул помещение на глазах у нескольких допрошенных в суде свидетелей, показания Е. не являются критическими для установления факта причинения повреждений О.

именно заявителями. Показания Б., которые также были оглашены в суде по причине его неявки, по мнению Страсбургского Суда, соответствовали показаниям других лиц и не содержании какой-либо специфической информации. Таким образом, они также не являлись критическими с точки зрения признания заявителей виновными.

Европейский Суд также указал, что, вопреки утверждениям заявителей, свидетель У. – бывший сотрудник ГИБДД – был допрошен в суде. Однако он не помнил точность обстоятельств регистрации перехода права собственности на автомашину, принадлежавшую О., а потому не мог подтвердить или опровергнуть утверждения заявителей о том, что последний пошел на совершение сделки добровольно.

Следователь П. также был допрошен в судебном заседании, и, по мнению Судей Страсбургского Суда, заявители не указали, по какой причине им стал необходим его повторный допрос. Суд первой инстанции, равно как представители государства-ответчика в ходе разбирательства в Европейском Суде указали, что показания следователя К. не играли, по сути, никакой роли в доказывании (К.

проводил предварительную проверку до возбуждения уголовного дела), а заключение эксперта К. содержало только описание повреждений, полученных О., и не касалось обстоятельств их возникновения (точнее, оно указывало на них только со слов самого О.).

Что же касается работников гаража, то заявители никогда не называли конкретных лиц, которых они хотели бы допросить в суде, – ни по имени, ни каким-либо иным образом, позволявшим идентифицировать их.

В результате этих рассуждений Европейский Суд по правам человека пришел к выводу, что предполагаемая невозможность допросить свидетелей не лишила заявителей права на справедливое судебное разбирательство, которое, будучи рассмотренным в целом, было справедливым.

Безусловно, самым интересным представляется здесь не столько итоговый вывод Европейского Суда, сколько весьма подробный анализ каждого из доказательств в общем контексте предъявленного заявителям обвинения и имеющейся доказательственной базы. Более того, в рассматриваемом Постановлении Страсбургский Суд ни разу ни прямо, ни косвенно не указал на то, что он не занимается вопросами оценки доказательств, на что в его решениях неизменно обращалось внимание в подобных случаях. Сам же приведенный анализ доказательств мало чем отличается от их оценки (с точки зрения относимости одних и достаточности совокупности других), находящейся в компетенции национальных судов.

___________________________________________________________________________ Подготовлено справочно-информационным центром “Европейский Суд по правам человека”

Источник: https://europeancourt.livejournal.com/15554.html

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*