Законность проведения налоговой проверки с точки зрения судебной практики

  • УТВЕРЖДЕН
    Президиумом
    Одиннадцатого арбитражного
    апелляционного суда
  • 29 апреля 2011 года
  • ОБЗОР
    судебной практики по вопросам, возникающим в связи с нарушениями,
    допущенными налоговыми органами при рассмотрении материалов налоговой проверки,
    и их влияние на признание недействительными решений налогового органа
  • В соответствии с планом работы Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда на второе полугодие 2010 года проанализирована практика рассмотрения вопросов, возникающих в связи с нарушениями, допущенными налоговыми органами при рассмотрении материалов налоговой проверки и их влияние на признание недействительными решений налогового органа за период с 01 января 2009 года по 21 декабря  2010 года.

За указанный период Одиннадцатым арбитражным апелляционным судом рассмотрено 2583 дел, связанных с применением налогового законодательства, что составляет 12 % от общего количества рассмотренных дел (21 390). Из них по 2396 делам обжаловался ненормативный правовой акт, вынесенный налоговым органом, в том числе в 1123 делах (5,2 % от рассмотренных) в качестве основания для признания недействительным ненормативного правового акта налогового органа заявитель указывал на нарушения, допущенные налоговыми органами при рассмотрении материалов налоговой проверки.

  1. По 1023 делам суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции по результатам оценки допущенных налоговым органом нарушений.
  2. В кассационном порядке обжаловано 1106 судебных актов апелляционной инстанции, что составляет 98,5 % от общего количества рассмотренных дел данной категории споров.
  3. Анализ судебных актов, принятых по результатам оценки нарушений, допущенных  налоговыми органами при рассмотрении материалов налоговой проверки показал, что при рассмотрении дел за указанный период сложилась следующая практика. 

Закон (п. 14 ст.

101 НК РФ) выделяет два существенных нарушения условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки, которые являются безусловным основанием для отмены вышестоящим налоговым органом или судом решения налогового органа о привлечении (об отказе в привлечении) к ответственности за совершение налогового правонарушения- обеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и (или) через своего представителя; – обеспечение возможности налогоплательщика представить объяснения.

Кроме того, основанием для отмены решения налогового органа могут являться иные нарушения процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки. Правда, только если такие нарушения привели или могли привести к принятию руководителем (заместителем руководителя) налогового органа неправомерного решения.

Однако, сам факт подобных нарушений еще не влечет безусловного признания судом соответствующего решения налогового органа недействительным.

Суд в каждом конкретном случае, руководствуясь п. 30 Постановления Пленума ВАС РФ от 28.02.2001 N 5, должен оценить характер допущенных нарушений и их влияние на законность и обоснованность решения, вынесенного налоговым органом. 

1. Нарушение прав налогоплательщика при подготовке к рассмотрению материалов проверки.

1) Налоговый орган в соответствии с п. 2 ст. 101 НК РФ обязан сообщить лицу, в отношении которого проводилась налоговая проверка, о времени и месте рассмотрения материалов проверки.

Общество с ограниченной ответственностью «КОМБАТ» обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением о признании незаконными решений Инспекции Федеральной налоговой службы по г.Набережные Челны Республики Татарстан.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 16.10.2009г. заявление ООО «КОМБАТ» удовлетворено.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 22 декабря 2009 года решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 09 марта 2010 года судебные акты оставлены без изменения.

При рассмотрении настоящего дела суды трех инстанций исходили, в том числе из того, что  отсутствуют доказательства надлежащего извещения налогоплательщика о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки, что является нарушением требований статьи 101 НК РФ.

В соответствии с пунктом 14 статьи 101 НК РФ необеспечение лицу, в отношении которого проводится налоговая проверка, возможности участвовать в процессе рассмотрения ее материалов лично и (или) через своего представителя является основанием для признания решения инспекции незаконным.

Выводы судов трех инстанций соответствуют правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.02.2008 № 12566/07. (дела № А65-21953/2009, А65-26274/2009, А55-34988/2009, А55-3357/2009).

2) При проведении дополнительных мероприятий налогового контроля налоговый орган должен составить акт, справку и вручить налогоплательщику для подготовки письменных возражений.

Общество с ограниченной ответственностью «Крокус» обратилось в арбитражный суд Самарской области с заявлением о признании недействительным решения ИФНС России по Октябрьскому району г. Самары.

  • Решением Арбитражного суда Самарской области от 10 июня 2009 года заявление удовлетворено.
  • Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 августа 2009 года решение оставлено без изменения
  • В кассационном порядке судебные акты не обжалованы.

При рассмотрении настоящего дела суды обеих инстанций исходили из того, что налоговым органом нарушена установленная ст. 101 Налогового кодекса Российской Федерации процедуры вынесения оспариваемого решения, поскольку результаты дополнительных мероприятий налогового контроляне направлялись налогоплательщику.(Дела № А55-3357/2009, № А55-892/2010, А72-17791/2009, А65-4976/2010, А55-892/2010)

По делу № а72-8248/2009 ФАС Поволжского округа установил, что по результатам дополнительных мероприятий налогового контроля не был составлен и вручен налогоплательщику для подготовки письменных возражений соответствующий акт. Судом сделан вывод о нарушении налоговым органом существенных условий процедуры рассмотрения материалов проверки в соответствии с п. 14 ст. 101 НК РФ.

Источник: https://11aas.arbitr.ru/node/13575

Ликбез

Для многих предприятий такое мероприятие как невыездная налоговая проверка становится настоящим сюрпризом. И последствия такой проверки могут иметь очень серьезными, если не учесть факт несоблюдения фискалами установленного порядка ее проведения.

24 января 2017 ВАСУ вынесено определение по делу № К/800/35494/15, согласно которому суд подтвердил позицию первых двух судебных инстанций о признании противоправным и отмене приказа налогового органа на проверку ввиду несоблюдения установленной законом процедуры.

Так, документальная внеплановая невыездная проверка проводится на основании приказа руководителя контролирующего органа и при наличии оснований для ее проведения, а право на проведение такой проверки возникает при условии заблаговременного направления до начала проверки налогоплательщику заказным письмом с уведомлением о вручении (или вручения ему или его уполномоченному представителю под расписку) копии приказа о проведении документальной внеплановой невыездной проверки и письменного уведомления о дате начала и месте проведения такой проверки (п. 78.4, п. 78.5 ст. 78, п. 79.1, п. 79.2 ст. 79 Налогового кодекса Украины). Указанное согласуется с правом налогоплательщика присутствовать при проведении проверок и предоставлять объяснения по вопросам, возникающим во время таких проверок, закрепленного в подпункте 17.1.6 пункта 17.1 ст. 17 Налогового кодекса Украины, и обязанностью налогоплательщика предоставить должностным (служебным) лицам органов государственной налоговой службы в полном объеме все документы, принадлежащие или связанные с предметом проверки, что предусмотрено пунктом 85.2 ст. 85 Налогового кодекса Украины.

Из материалов дела усматривается, что оспариваемый приказ и сообщение о проведении проверки истца от 5 января 2015 направлено заказным письмом с уведомлением о вручении только 5 января 2015 в 18 час. 33 мин., а получено истцом только 16.01.2015 года.

При этом, и в оспариваемому приказе, и в сообщении о начале проведения проверки датой начала документальной внеплановой невыездной проверки указано 6 января 2015, то есть на следующий день после вынесения соответствующего приказа.

Иными словами, налоговый орган направил приказ о назначении проверки и уведомление о начале проверки всего лишь за один день до начала такой проверки. Такие действия являются нарушением норм статьи 79 Налогового кодекса Украины и должны быть отменены, как незаконные.

Также, следует отметить, что аналогичная позиция изложена в постановлении Верховного Суда Украины от 27.01.

2015 года по делу№21-425а14, где четко определено, что анализируемым нормами Налогового кодекса, с соблюдением баланса публичных и частных интересов, установленные условия и порядок принятия контролирующими органами решений о проведении проверок, в том числе документальных внеплановых выездных. Только их соблюдение может быть надлежащим основанием приказа о проведении проверки. С приказом о проверке, сведениями о дате ее начала и место проведения плательщик должен быть ознакомлен в установленный законом способ до ее начала. Невыполнение требований подпункта 78.1.1 пункта 78.1 статьи 78 и пункта 79.2 статьи 79 Налогового кодекса приводит к признанию проверки незаконной и отсутствии правовых последствий такой.

Таким образом, если Вы внезапно получили уведомление о проведении невыездной документальной проверки по вопросам соблюдения налогового законодательства, рекомендуем Вам обратиться к своему юристу на предмет выявления законности соблюдения процедуры ее назначения.

Источник: https://banda.in.ua/grabli/zakonnost-provedeniya-nalogovoj-proverki-s-tochki-zreniya-sudebnoj-praktiki.html

Судебная практика: выездная налоговая проверка

В статье представлены судебные решения по процедуре проведения выездной налоговой проверки.

(-) 1. По мнению налогоплательщика, вышестоящий налоговый орган не вправе был проводить в отношении его повторную выездную налоговую проверку, поскольку она имела целью не устранение ошибок в деятельности нижестоящей инспекции, а доначисление налогов по тем же самым блокам хозяйственной деятельности налогоплательщика, которые ранее подвергались налоговому контролю.

See also:  Як прийняти спадщину за законом та заповітом?

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика неправомерной, в ходе первоначальной проверки ИФНС не исследовала в достаточной и полной мере первичные бухгалтерские документы, акты о приемке выполненных работ, не пыталась установить фактических исполнителей работ на объектах, двойное отражение одних и тех же расходных операций.

При этом инспекция не только не проверила реальность финансово-хозяйственных операций, отраженных в документах с проблемными контрагентами, но не установила даже отсутствие счетов-фактур на всю сумму налоговых вычетов, заявленных в книге покупок по одному из спорных контрагентов (Постановление АС УО от 04.04.

2017 N Ф09-1087/17 по делу N А60-4484/2016).

(+) 2. По мнению налогоплательщика, при вынесении налоговым органом решения по результатам выездной проверки были допущены процедурные нарушения, что является безусловным основанием для его отмены.

Как указал суд, признавая позицию налогоплательщика правомерной, в решении отсутствует правовое обоснование выявленного нарушения, само налоговое правонарушение в виде неуплаты налога на прибыль в результате занижения налоговой базы (завышения конкретных расходов) налоговым органом не описано; вменяемая налогоплательщику в результате сумма неподтвержденных расходов по субподрядным работам (даже с учетом уточненного расчета доначисленного налога) больше той, что указана в самом решении. Указанные нарушения носят существенный и неустранимый характер, поскольку не позволили налогоплательщику представлять в опровержение выводов налогового органа соответствующие объяснения и доказательства, что в силу п. 14 ст. 101 НК РФ является основанием для отмены оспоренной части решения (ПостановлениеАС УО от 04.04.2017 N Ф09-1087/17 по делу N А60-4484/2016).

(+) 3. По мнению налогоплательщика, ИФНС нарушила сроки проведения налоговой проверки и неправомерно назначила повторную налоговую проверку за тот же период (п. 5 ст. 89 НК РФ).

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5aa8f256a815f1bac2fc4e13/sudebnaia-praktika-vyezdnaia-nalogovaia-proverka-5b73e3496bc40700a89a969f

Мораторий на налоговые проверки: все ли так однозначно?

В статье автор рассматривает вопрос принятия органами государственной власти мер поддержки бизнеса в виду угрозы распространения коронавирусной инфекции в виде введения моратория на осуществления налогового контроля и применение санкций, а также вопросы фактического соблюдения налоговыми органами введенных запретов, противоречия введенных запретов иным нормативным актам и разъяснениям государственных органов, что свидетельствует о несистемности законодательной техники, и необоснованном позиционировании данных мер в качестве мер поддержки в принципе.

Вопрос поддержки бизнеса и населения Российской Федерации в связи с применением ограничительных мер, введенных в большинстве субъектов в виду угрозы распространения коронавирусной инфекции, стал одним из наиболее актуальных в информационной повестке.

С начала апреля 2020 г. было принято существенное число норм, меняющих налоговое законодательство.

Тем не менее, нельзя сказать, что принятые нормативные акты затрагивают налоговые обязательства большого количества налогоплательщиков, поскольку направленность данных норм имеет два основных критерия: принадлежность налогоплательщика к субъектам малого, среднего предпринимательства и его причастность к наиболее пострадавшим отраслям, определяемым Постановлением Правительства РФ № 434 от 03.04.2020 г. «Об утверждении перечня отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции». В этой связи, действительное число субъектов, к кому бы относились меры поддержки ничтожно мало.

Вопрос вызывает и содержание принятых норм, так как трудно представить, чтобы отсрочка, рассрочка уплаты налогов, страховых взносов, авансовых платежей, либо отсрочка сдачи налоговой отчетности являлись потенциальными генераторами дохода для предпринимателей, либо снимали с бизнеса установленную обязанность по уплате налогов, страховых взносов, либо авансовых платежей.

Наиболее своеобразным средством поддержки бизнеса можно назвать введенные моратории на осуществление контрольно-надзорных функций государственных органов и применение ряда санкций.

С целью наибольшего погружения в данный вопрос предлагаем обратиться к соответствующей нормативно-правовой базе.

В первую очередь, следует обратить внимание на Постановление Правительства РФ от 02.04.

2020 № 409 «О мерах по обеспечению устойчивого развития экономики» (вместе с «Правилами предоставления отсрочки (рассрочки) по уплате налогов, авансовых платежей по налогам и страховых взносов») (далее — Постановление № 409), которым предусмотрено 2 группы норм: первая — в поддержку субъектов предпринимательской деятельности из пострадавших отраслей, вторая — общего характера. Среди норм общего характера обращают на себя внимание пункты 3, 4 и 7 данного Постановления.

В пункте 3 Постановления № 409 продлены сроки сдачи бухгалтерской, налоговой отчетности, отчетности по страховым взносам (но не продлены сроки уплаты налогов), а также продлены сроки для реагирования налогоплательщиков на требования налоговых органов, а именно:

— на 20 рабочих дней продлены установленные ст. 93, 93.

1 НК РФ сроки представления налогоплательщиками, плательщиками страховых взносов, налоговыми агентами документов (информации), пояснений по требованию о представлении документов (информации) пояснений, обязанность по представлению которых предусмотрена законодательством о налогах и сборах, при получении таких требований с 1 марта до 31 мая 2020 г. включительно;

— на 10 рабочих дней продлен установленный п. 3 ст.

88 НК РФ срок представления налогоплательщиками, плательщиками страховых взносов, налоговыми агентами документов (информации), пояснений по требованию о представлении документов (информации), пояснений, направляемому в рамках камеральных налоговых проверок налоговых деклараций по налогу на добавленную стоимость, обязанность по представлению которых предусмотрена законодательством о налогах и сборах, при получении таких требований с 1 марта до 31 мая 2020 г. включительно.

При этом, Указом Президента РФ от 02.04.2020 № 239 «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» (далее — Указ Президента РФ № 239) установлены нерабочие дни на период до 30 апреля 2020 года включительно.

В этой связи, логично, что налогоплательщики, не составляющие перечень исключений, отраженных в п. 4 Указа Президента РФ № 239, должны соблюдать введенные ограничительные меры, а значит, находятся в нерабочем режиме. Тем не менее, п.

3 Постановления № 409 допускает направление в адрес налогоплательщиков требований, продляя лишь срок ответа на них, несмотря на введенный Указом Президента РФ № 239 режим нерабочих дней.

У налогоплательщиков в этой связи вопросы простые: каким образом обеспечивать получение требований, если налогоплательщик обязан соблюдать режим нерабочих дней, а также, каким образом налогоплательщику отвечать на данные требования, если окончание срока ответа на требование приходится на нерабочий день.

  • Также на себя обращает внимание пункт 4 Постановления № 409, где Правительство постановило приостановить до 31 мая 2020 г. включительно:
  • — вынесение решений о проведении выездных (повторных выездных) налоговых проверок, проверок полноты исчисления и уплаты налогов в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами;
  • — проведение назначенных выездных (повторных выездных) налоговых проверок, проверок полноты исчисления и уплаты налогов в связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами;
  • — течение сроков, установленных НК РФ (в том числе сроков, предусмотренных статьями 100 и 101 Кодекса), в отношении проверок, указанных в абзаце втором настоящего пункта;
  • — течение сроков, предусмотренных статьей 101.4 НК РФ;
  • — инициирование налоговыми органами проверок соблюдения валютного законодательства Российской Федерации;
  • — проведение налоговыми органами проверок соблюдения валютного законодательства Российской Федерации, за исключением случаев, когда по проводимым проверкам соблюдения валютного законодательства Российской Федерации выявлены нарушения, срок давности привлечения к административной ответственности за которые истекает до 1 июня 2020 г. В указанных случаях проведение проверок соблюдения валютного законодательства Российской Федерации и осуществление административного производства могут продолжаться только в части таких нарушений;

— вынесение налоговыми органами в соответствии с пунктами 3 и 3.2 статьи 76 Кодекса решений о приостановлении операций по счетам в банках и переводов электронных денежных средств.

Содержание данного пункта прямо показывает, что налоговые органы вправе продолжать осуществление камеральных налоговых проверок, и соответственно, истребовать необходимые документы (информацию), пояснения, исходя из ст. 88 НК РФ, что опять же входит в некоторое противоречие с установленным в Указе Президента РФ № 239 режимом нерабочих дней до 30.04.2020 г.

Также обращаем внимание, что по вопросам камеральных проверок по декларациям 3-НДФЛ есть специальное Письмо ФНС России от 09.04.2020 № БС-4-11/6022@ «О проведении КНП деклараций 3-НДФЛ», из которого следует прямое указание ФНС продолжать камеральные налоговые проверки по данному виду деклараций.

Конечно же, с точки зрения своевременного получения налогоплательщиками налоговых вычетов по НДФЛ, продолжение камеральных проверок — это разумное решение ФНС, между тем, встает вопрос соотношения данного письма ФНС с Указом Президента РФ № 239, Приказом ФНС России от 20.03.

2020 № ЕД-7-2/181@, если налоговому органу потребуется провести допрос налогоплательщика, контрагентов в условиях введенных ограничительных мер, учитывая, что не все региональные нормативные акты, предусматривающие режим повышенной готовности, обращают внимание на приведенный аспект.

В развитие Постановления № 409 ФНС России издано и доведено до территориальных налоговых органов Письмо от 09.04.2020 № СД-4-2/5985@, где содержание п. 4 Постановления № 409, диспозиция содержащихся в нем норм, практически полностью переиначена, путем введения следующих указаний ФНС:

— Если на период до 31.05.2020 включительно приходится дата, на которую назначено рассмотрение материалов налоговой проверки или дела о налоговом правонарушении, налоговому органу в письменной форме необходимо известить участвующих в таком рассмотрении лиц о новом сроке рассмотрения дел после окончания срока, установленного пунктом 4 Постановления № 409.

— Приостановления, предусмотренные в соответствии с пунктом 4 Постановления № 409, и их возобновление 01.06.2020 не требуют их оформления решением налогового органа.

— Необходимо учитывать, что приостановление течения сроков, предусмотренных статьей 100 НК РФ, не препятствует совершению налоговыми органами соответствующих процессуальных действий досрочно, то есть до 01.06.2020.

Например, составить акт выездной налоговой проверки и направить его лицу, в отношении которого проведена выездная налоговая проверка.

В данном случае процессуальный срок, предусмотренный пунктом 5 статьи 100 НК РФ, для представления лицом, в отношении которого проведена выездная налоговая проверка, возражений на акт налоговой проверки, начинает течь 01.06.2020.

— Также приостановление течения сроков, предусмотренных статьей 101 НК РФ, не препятствует вынесению итогового решения по выездной налоговой проверке, предусмотренного пунктом 7 статьи 101 НК РФ, и направлению его лицу, в отношении которого проведена выездная налоговая проверка, если к моменту получения настоящего письма материалы такой проверки уже рассмотрены в установленном порядке, и все предусмотренные Кодексом процедуры соблюдены. В данном случае срок для вступления в силу указанного решения начинает течь 01.06.2020. Соответственно 01.06.2020 начинает течь срок для подачи апелляционной жалобы на указанное решение.

Таким образом, данное письмо наглядно показывает видоизменение со стороны ФНС России приведенных в п. 4 Постановления № 409 положений о необходимости приостановления проведения каких-либо контрольно-надзорных мероприятий в отношении налогоплательщиков.

Позиция ФНС России основана на устоявшейся, с учетом п. 14 ст.

See also:  Новий закон про жкг: що чекає українців вже у травні

101 НК РФ, догме о том, что главное не нарушать права налогоплательщика в части возможности предъявления возражений налоговому органу на акт проверки, а также возможности обжалования принятых в порядке п.

7 ст. 101 НК РФ решений о привлечении к ответственности, либо об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Налоговые органы и ранее пренебрегали установленными в ст. 100, 101 НК РФ сроками, т.к. главный постулат всегда соблюдался: налогоплательщикам давали установленное время на возражения и соблюдали его право на обжалование.

Судебная практика такой подход всегда поддерживала, и выражаем глубокую уверенность, что поддержит она налоговиков и в ситуации с применением п. 4 Постановления № 409.

В этой связи, положения данной нормы Постановления № 409, по сути, носят декларативный характер, что в контексте позиционирования данной нормы, как меры поддержки бизнеса, означает неготовность государства идти навстречу предпринимательскому сообществу даже в такой действительно сложной экономической обстановке.

Уникальность такой поддержки заключается и в том, что Письме ФНС от 09.04.2020 № СД-4-2/5985@ также обращается внимание на то, что до 01.06.

2020 необходимо исключить проведение вне рамок выездных налоговых проверок мероприятий налогового контроля, связанных с непосредственным контактом с налогоплательщиками (их сотрудниками, представителями), свидетелями, иными лицами (осуществление допросов, осмотров, вызовов в налоговый орган и т.п.).

Данное требование со стороны ФНС России является прямым напоминанием существования Приказа ФНС России от 20.03.2020 № ЕД-7-2/181@, установившего запрет на проведение мероприятий налогового контроля.

Прямое напоминание связано это с тем, что данный приказ повсеместно игнорировался территориальными налоговыми органами вплоть до момента введения в субъектах ограничительных мер на передвижение граждан.

Следовательно, с одной стороны государством создавались меры для предотвращения распространения коронавируса, с другой стороны, само же государство в лице налоговых органов, на протяжении длительного времени, плодило факторы распространения инфекции.

Более того, полагаем, не будет секретом, если сказать, что налоговые органы продолжают осуществление не только камеральных проверок, но и предпроверочных мероприятий, направленных на отбор налогоплательщиков на выездные налоговые проверки.

В рамках данных мероприятий производится не только истребование документов, но и вызов для дачи пояснений налогоплательщиков, их представителей, вызов на допрос свидетелей. Естественно, данные проявления находят не повсеместный характер, но такая практика налогового администрирования имела место быть в практике налогового консультирования.

Помимо этого, встречаются случаи приостановления операций по счетам (хотя это также запрещено, исходя из п. 4 Постановления № 409). Более того, по данному вопросу можно сослаться и на материалы существующей судебной практики.

Так, обратило на себя внимание Определение Арбитражного суда Курганской области от 06.04.2020 по делу № А34-3201/2020 о принятии обеспечительных мер.

Суд приостановил взыскание доначисленных налогов и блокировку счетов налогоплательщика в том числе из-за запрета ФНС России до 31.05.

2020 выносить решения о приостановлении операций по счетам субъектов малого и среднего предпринимательства в рамках мер по борьбе с коронавирусом.

Помимо этого, обращает на себя внимание и тот факт, что в Постановлении № 409 в отношении моратория на применение налоговых санкций в число правонарушений, ответственность за которые не применяется, при их совершении в период с 1 марта до 31 мая 2020 г. включительно, входит лишь ст.

126 НК РФ, тогда как появившаяся в практике очевидная неопределенность в сроках сдачи отчетности и уплате налогов, зависящая от статуса налогоплательщика, прямо требует также освобождения и неприменения к налогоплательщикам в рассматриваемый период времени санкций, предусмотренных ст.

 119, 122, 123 НК РФ, а также исключения применения ст.

75 НК РФ (начисление пеней) в ситуациях возникшей повсеместно неопределенности в вопросе наличия/ отсутствия у налогоплательщиков права на осуществление деятельности вследствие введения в регионах режима повышенной готовности.

Таким образом, очевидно, что субъекты нормотворчества, а также правоприменители оказались неготовыми к созданию оптимальных условий для работы бизнеса, которые бы действительно можно было квалифицировать в качестве меры поддержки предпринимателей, и принятая нормативно-правовая база, по справедливому замечанию многих представителей юридического сообщества, может быть охарактеризована как «нормативные акты, принятые в состоянии аффекта».

Тем не менее, считаем возможным выразить надежду на дальнейшее развитие нормативных актов и расширение мер поддержки бизнеса в сложившихся тяжелых экономических условиях, которые будут отражать действительное понимание государства текущих проблем бизнеса и искренние намерения в эффективном устранении последствий распространения коронавирусной инфекции и прочих факторов, повлиявших в 1 квартале 2020 г., на устойчивость экономики страны.

Источник: https://www.klerk.ru/buh/articles/498714/

Судебная практика: отмена решений налоговых органов по формальным основаниям

Несоблюдение должностными лицами налоговой инспекции существенных условий процедуры рассмотрения материалов проверки – самостоятельное и безусловное основание для отмены решения, вынесенного по итогам такого рассмотрения. Данное правило закреплено в п. 14 ст. 101 и п. 12 ст. 101.4 НК РФ.

На основании этих норм вышестоящий налоговый орган или суд могут признать ненормативный правовой акт инспекции недействительным. Причем если будет установлено, что процедурные нарушения со стороны контролеров носят существенный характер, рассматривать налоговый спор по существу не требуется (п.

73 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 57).

Как в последнее время судебные органы рассматривали споры, в которых налогоплательщики заявляли о нарушении своих прав на стадии рассмотрения материалов проверок и вынесения решений по ним? Какие процедурные нарушения арбитры признают существенными, а какие нет? Ответы на эти вопросы вы узнаете из обзора судебной практики.

Плательщик не извещен о времени и месте рассмотрения материалов проверки

Пожалуй, это самая распространенная причина отмены судьями решений налоговиков по формальным основаниям. Порой арбитров не могут убедить никакие доводы инспекторов, которые всеми возможными и невозможными способами пытались рассмотреть материалы контрольных мероприятий в присутствии представителей проверяемого лица.

Судебные акты в пользу налогоплательщиков

В качестве примера приведем Постановление ФАС ДВО от 11.03.2014 № Ф03-557/2014.

Налоговая инспекция после окончания выездной проверки на протяжении трех месяцев предпринимала попытки уведомить организацию о времени и месте рассмотрения итогов контрольных мероприятий.

Ситуация осложнялась тем, что место нахождения органов управления общества, являющееся его юридическим адресом, было значительно удалено (свыше 500 км) от расположения инспекции.

Кроме того, почтовый адрес организации не совпадал с юридическим.

Первоначально рассмотрение результатов проверки было назначено налоговым органом на 20.09.2012. Соответствующее извещение за месяц до указанной даты проверяющие направили по юридическому и почтовому адресам организации.

Впоследствии рассмотрение переносилось трижды, поскольку на очередную назначенную дату инспекция не располагала сведениями о вручении налогоплательщику заказных писем (вся корреспонденция была получена, но с опозданием).

Проверяющие неоднократно пытались вручить представителям общества (правда, безуспешно) извещения о времени рассмотрения материалов проверки, выезжая по юридическому и почтовому адресам. По этим же адресам направлялись телеграммы.

Статьи 101 и 101.4 НК РФ не содержат оговорок о необходимости извещения налогоплательщика о времени и месте рассмотрения материалов проверки какими-либо определенными способами, в частности путем направления по почте заказного письма с уведомлением о вручении или вручения его адресату под расписку.

В связи с этим названное извещение не может быть признано ненадлежащим лишь на том основании, что оно было осуществлено каким-либо иным способом, например путем направления телефонограммы, телеграммы, по факсимильной связи или передачи в электронном виде по ТКС (п. 41 Постановления Пленума ВАС РФ № 57).

Источник: https://www.audar-urist.ru/articles/117/sudebnaya_practica

Практика защиты интересов налогоплательщика от обвинений в получении необоснованной налоговой выгоды

С введением в действие ст. 54.1 НК РФ жизнь налогоплательщиков значительно усложнилась. Фактически этой нормой права и последовавшем письмом ФНС РФ от 31.10.

2017 N ЕД-4-9/22123@ «О рекомендациях по применению положений статьи 54.

1 Налогового кодекса Российской Федерации» налогоплательщик поставлен в условия, когда он вынужден доказывать добросовестность своего экономического поведения при формировании налоговой базы.

  • Основной сферой регулирования этой нормой является возможность со стороны налогового органа подвергать сомнению добросовестность получения налоговой выгоды не только с точки зрения самой хозяйственной операции, а прежде всего с точки зрения выбора контрагента.
  • В связи с тем, что вопросы взаимоотношения налогоплательщика и государства по вопросам правильности исчисления налогов регулируются непосредственно налоговым и уголовным законодательством, в настоящей статье будут рассмотрены примеры арбитражной и уголовной практики.
  • Налоговые органы и следователи СК при проверке правомерности получения налоговой выгоды при малейшем сомнении как при совершении хозяйственной операции, так и контрагента по ней делают вывод о том, что налогоплательщик исказил сведения о фактах хозяйственной жизни.

Сомнение порождает любое подозрительное экономическое поведение контрагента. А если этот контрагент еще и действительно не чист на руку хотя бы по части своих операций, то немедленно делается вывод о неприменимости ч.3 ст. 54.

1 НК РФ, и о применении п.1 этой статьи. Далее следует доначисление налога и в зависимости от суммы и последовавших после декларации действий налогоплательщика возможна передача сведений для возбуждения уголовного дела либо по ст.

199 УК РФ, либо по ст. 159 УК РФ.

Применяя ч.1 ст. 54.1 НК РФ и при принятии решения о неправомерности получения налоговой выгоды уполномоченный орган ставит под сомнение реальность выполненной налогоплательщиком хозяйственной операции. Как правило, оценка правомерности происходит через оценку контрагента и далее ставится под сомнение реальность операции.

Отсюда выбираются и способы преодоления сопротивления государственных органов в их борьбе за пополнение бюджета. Реализация защиты интересов налогоплательщика может осуществляться как через доказывание реальности хозяйственной операции, так и через доказывание добросовестности контрагента.

В своей практике как по уголовным, так и по арбитражным делам, с целью предоставления доказательств добросовестного экономического поведения моих доверителей и обоснованности получения ими налоговой выгоды мной используются разнообразные способы доказывания.

Вот некоторые из них.

Доказывание реальности хозяйственной операции. (Приложение 1, 2)

1. Фирма «А» по контрактам осуществляла поставку различного оборудования на несколько ФГУПов. Для этих целей часть оборудования приобретала у производителей предварительно разместив заказы, а часть собирала по всей стране. Доставка оборудования, как правило, осуществлялась за ее счет на основании договоров перевозки, заключенных с несколькими фирмами.

Сумма за перевозку была действительно солидной. При проведении налоговой проверке выяснилось, что часть этих перевозчиков фактически является фирмами однодневками. В связи с этим был доначислен НДС со стоимости перевозок, штраф, пени. Решение в этой части было оспорено в арбитражном суде.

Доказывать, что перевозчик при таких обстоятельствах существовал, приводить «за руку» водителей было бессмысленным.

Перевозка была в реалии, денежные средства за нее переводились на счет, были путевые листы, заявка на перевозку, товарно – транспортные накладные, поэтому неправомерность выводов уполномоченного органа мотивировалась тем, что в товарно – транспортных накладных, накладных ТОРГ-12, путевых листах, счетах фирмы однодневки за транспортные услуги содержаться сведения об одних и тех же автомобилях и водителях. Водителям для проезда на территорию оформлялись пропуска, соответствующие заявки на пропуска прилагались. Т.е. тем самым была подтверждена реальность перевозки.

Сведений о том, что груз был перевезен другим лицом или по иному маршруту с меньшей протяженностью, на иных условиях налоговый орган не представил. Арбитражный суд принял довод налогоплательщика и признал решение налогового органа в этой части недействительным.

2. Эта же фирма «А» по этим же контрактам в отношении части оборудования взяла на себя обязательства производить шеф-монтаж, отработать технологию, произвести пуско-наладку. С этой целью были заключены договоры с субподрядчиками.

Выставлен и оплачен счет, подписаны акты приема передачи работ в т.ч. с участием заказчика. При проведении проверки налоговый орган решил, что подрядчики являются фирмами однодневками и предсказуемо доначислил НДС со всеми вытекающими.

В этой части также был выбран путь доказывания реальности выполнения работ, т.к. спорить по фактам существования контрагента, его благонадежности и т.п. было и более трудоемко, и менее действенно при существовании бесспорных доказательств, что работа была сделана.

Суду были представлены доказательства фактического выполнения работ, о допуске специалистов и принятии работ заказчиком.

Налоговый орган не смог опровергнуть данные факты, не смог представить доказательства выполнения работ иным лицом и в связи с этим решение в этой части было признано недействительным.

Доказывание обстоятельств существования контрагента и совершения им хозяйственной операции

В части признания недействительным этого решения ИФНС по доначислению доверителю налога на прибыль с помощью свидетельских показаний о существовании контрагента и совершения им хозяйственной операции я писал ЗДЕСЬ.

 Поэтому не буду подробно останавливаться на данном эпизоде о добросовестности налогоплательщика при предоставлении сведений.

В дополнение могу сказать, что это был единственный способ и единственно возможная направленность доказывания.

3. ООО «Б» занимается подрядными работами по строительству, ремонту, реконструкции, обслуживанию АЗС, а также продажей запчастей и комплектующих для оборудования на заправках. Все запчасти и комплектующие она закупает у огромного числа изготовителей, дилеров, посредников.

В рамках оперативных мероприятий по уголовному делу о незаконной банковской деятельности (обналичивание) сотрудниками БЭП было выявлено, что предприятие моего доверителя производило закупки оборудования и комплектующих в т.ч.

через фирмы – однодневки, используемые в цепочках преступлений в сфере незаконной банковской деятельности. Было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 199 УК РФ, предполагаемая сумма сокрытого НДС составляла около 10 млн. руб.

Мой подзащитный, не смотря на уговоры, избрал методику торга. Признал, что обналичивал через эти фирмы разницу в цене между заводом – изготовителем и ценой фирмы – обнальщика.

Сокрытый налог в этой схеме был ниже минимального значения, позволяющего привлечь его к уголовной ответственности, видимо это и страх являлись основными причинами такого поведения.

Однако следствие подвергало сомнению весь объем хозяйственных операций.

В распоряжении следователя были все документы о хозяйственных операциях с фирмами однодневками. А транспортные накладные, по которым грузоотправитель (он же завод – изготовитель) отправлял через логистическую компанию в адрес подзащитного (он же грузополучатель), бесстрашный руководитель уничтожил.

Усилия по данному делу были направлены на доказывание реальности хозяйственных операций, по крайней мере со стороны моего доверителя.

С этой целью заявлялись ходатайства о проведении судебно – строительных экспертиз на предмет установления факта использования оборудования и комплектующих, судебно – бухгалтерских и др.

, кроме того было направлено 134 запроса в адрес предприятий-изготовителей, которые отгружали эту продукцию, также направлялись запросы в адреса нескольких логистических компаний о произведенных в интересах доверителя перевозках.

В данном случае направление доказывания сводилось к доказыванию реальности хозяйственной операции, т.к. контрагент был «выбит» в рамках других уголовных дел.

Задачей минимум было доказать хотя бы частичное формирование источника для зачета НДС у третьих лиц. Задачей максимум – отбить претензии полностью.

Задача минимум позволяла избежать уголовной ответственности и наложения излишней обязанности по уплате налога, т.е. того, который содержался в цене непосредственного грузоотправителя.

После года предварительного следствия для прекращения уголовного преследования достаточным оказалось предоставление доказательств реальности отгрузок по большей части товара заводами – изготовителями, а следствие не смогло это опровергнуть. Закономерный итог – прекращение уголовного преследования с правом на реабилитацию. (Приложение 3).

4. Предприятие в сфере АПК занималось в т.ч. переработкой семян подсолнечника. Закупка сельхозсырья велась через агента по агентскому договору. Кроме того, АО производило модернизацию и расширение производства.

После введения основных средств в эксплуатацию по итогам хозяйственной деятельности был предъявлен к возмещению НДС на сумму более 30 млн. руб.

Налоговая после проведенной камеральной проверки вынесло 2 решения о возврате НДС и общество получило из бюджета свои деньги.

Закономерным итогом явилось возбуждение уголовного дела со всеми современными атрибутами: маски – шоу, оперативное сопровождение ФСБ, задержание на 48 часов, одновременные обыски до ночи и т.д.

По мнению следствия семена подсолнечника закупались не у агента, а у фермеров и пр. сельхозпроизводителей не являющихся плательщиками НДС. А сам агент ведет хозяйственную деятельность только в интересах моего доверителя.

В начале упор доказывания был направлен на состоятельность агента, на реальность и обоснованность операций именно с ним. Потому что это соответствовало действительности.

Редкий случай, когда не приходилось ничего «подкрашивать», «подстраивать» или применять какие то уловки, а тупо доказывать отсутствие события преступления, основываясь на реальных фактах экономической жизни предприятия, оценивать экономические и управленческие риски и выгоды совершения тех или иных экономических операций именно таким, а не иным способом, выбора именно этих контрагентов, а не других.

Впоследствии, когда стала ясна предвзятость со стороны правоохранительных органов, позиция защиты несколько трансформировалась.

Коллективным разумом (всего 8 адвокатов и 1 аудитор принимали участие в защите) решено, что будем стараться доказать абсолютно все составляющие понятий – добросовестное экономическое поведение, реальность и обоснованность получения налоговой выгоды, реальность и добросовестность участников экономических операций, отсутствие безвозмездности операций.

Оперативные совещания мы проводили 2 раза в месяц всем составом и по мере необходимости ограниченными составами. Было создано облако к которому имели доступ только участники, туда выкладывались все документы и проекты, обсуждались там.

В процессе следствия путем различных экспертиз, допросов, проведенных по инициативе защитников, очных ставок, запросов и др.

процессуальных действий было много чего доказано: в частности доверителю было экономически не выгодно напрямую закупать семена, это же не было выгодно и с управленческой точки зрения; отсутствие аффилированности лиц между собой; наличие реального хозяйственного оборота; реальность сделок займа и отсутствие заинтересованности в них третьих лиц; реальность и обоснованность всех хозяйственных операций; реальность и добросовестность всех хозяйствующих субъектов, задействованных в этом обороте и т.д.

После 12 месяцев следствия сначала было вынесено постановление о прекращении преследования с правом на реабилитацию. А еще через месяц постановление о прекращении дела в связи с отсутствием события преступления. (Приложения № 4, 5). 

Учитывая непримиримый характер борьбы за пополнение бюджета фактически бремя доказывания состоятельности сведений, представленных налогоплательщиком законодательством возложено именно на его плечи.

С введением автоматической системы контроля этот вопрос будет возникать все острее. Вся цепочка платежей будет у проверяющих появляться в автоматическом режиме. Соответственно объем претензий к налогоплательщику может значительно возрасти.

Избрание способа защиты при рассмотрении этой категории дел всегда сопряжено с трудностями предоставления и предвзятостью оценки доказательств. Поэтому каждое экономическое действие доверителя необходимо разлагать «на молекулы».

В результате этого выявлять те обстоятельства реальности хозяйственной жизни, которые можно доказать с помощью тех или иных процессуальных действий, а лучше их совокупности.

Источник: https://pravorub.ru/articles/94809.html

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*