Силовиков хотят сажать за незаконные проверки бизнеса

Верховный суд (ВС) ввёл более строгие критерии для удовлетворения ходатайств об аресте обвиняемых по экономическим делам. Согласно принятому 11 июня постановлению, теперь суд будет вынужден проверять, насколько вменяемое фигуранту дела преступление связано с бизнес-деятельностью.

Следует выяснять, приведены ли конкретные сведения, подтверждающие вывод о том, что инкриминируемое ему преступление совершено не в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности или управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, говорится в постановлении пленума ВС.

Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) РФ прямо запрещает арестовывать обвиняемых в «чистых» экономических преступлениях.

Но зачастую следователи, чтобы обойти это ограничение, сознательно пытаются трактовать различные эксцессы деловых отношений как банальный уголовный аферизм.

Так, невыполнение обязательств можно квалифицировать как мошенничество, но на самом деле оно может быть связано с самыми разными причинами, в том числе спровоцировано извне, и для бизнес-отношений это отнюдь не редкость.

Верховный же суд считает, что следствие должно представить суду доказательства того, что преступление не связано с профильной экономической деятельностью обвиняемого. При этом само по себе указание на корыстный мотив фигуранта дела не служит основанием для назначения ареста.

По мнению ВС, даже наличие данных о возможности или намерении обвиняемого скрыться от следствия и суда ещё не свидетельствует о необходимости заключения его под стражу.

Суд обязан в каждом случае обсудить возможность применения в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления любой категории иной, более мягкой, чем заключение под стражу, меры пресечения вне зависимости от наличия ходатайства об этом сторон, а также от стадии производства по уголовному делу, — говорится в документе.

Как известно, зачастую уголовные дела заводят по заказу в рамках рейдерских атак на бизнес. Верховный суд желает подстраховать предпринимателей от необоснованного изъятия документации, парализующего хозяйственную деятельность.

По мнению ВС, в связи с этим суду необходимо в числе других вопросов проверять законность и обоснованность процессуальных действий и оперативно-разыскных мероприятий, таких как назначение документальных проверок и ревизий, получение образцов для сравнительного исследования, истребование или изъятие документов и предметов, принадлежащих индивидуальному предпринимателю или коммерческой организации, включая электронные носители информации, обследование принадлежащих им производственных помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств.

​Линия Медведева


Силовиков хотят сажать за незаконные проверки бизнесаДмитрий МедведевСергей Булкин/NEWS.ru

Напомним, что линию на защиту предпринимателей от необоснованного уголовного преследования, прикрывающего передел собственности или вымогательство денег за «освобождение от проблем», начал ещё в 2010 году Дмитрий Медведев, который был в то время президентом РФ. 

Сначала сажают в зиндан по наводке конкурента, а потом выпускают оттуда за бабки! — объяснял Медведев эту технологию.

Особого эффекта меры не возымели, несмотря на то, что уголовную практику, связанную с экономическими преступлениями, впоследствии неоднократно пытались скорректировать.

Так, осенью 2016 года Верховный суд принял постановление «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности».

Тогда тоже объявлялось, что «приняты серьёзные решения», защищающие права предпринимателей. В постановлении пленум подчеркнул безусловность запрета на арест обвиняемых в мошенничестве, растрате или отмывании денег в рамках бизнеса.

Чтобы затруднить следователям подмену экономических статей УК РФ обычным «мошенничеством», было предписано считать «предпринимательским составом» любое неисполнение договоров, невзирая на то, когда у бизнесмена возник умысел обмануть партнёра.

Генпрокуратура пыталась смягчить позицию ВС в пользу следствия, но это в полной мере не удалось.

Более того, Верховный суд тогда попытался отменить сложившийся в уголовной практике «обычай», когда нахождение обвиняемого под арестом предопределяет наказание в виде лишения свободы, предписав считать нахождение под стражей смягчающим обстоятельством при назначении наказания.

Эксцесс правоприменителя

Адвокат Екатерина Авдеева в марте текущего года участвовала в заседании рабочей группы по обсуждению проекта пленума Верховного суда, на которое были приглашены представители деловых сообществ, учёные, представители силовых ведомств.

Она указывает на то, что избрание меры пресечения в виде заключения под стражу предпринимателей, не представляющих угрозы для общества, — это серьёзная проблема. В результате нередко банкротятся компании, собственники и руководители которых находятся в СИЗО.

А это, в свою очередь, влечёт за собой не только потерю бизнеса, но и рабочих мест, что выливается в социальную проблему.

Силовиков хотят сажать за незаконные проверки бизнесаСергей Булкин/NEWS.ru

В августе прошлого года были внесены изменения в УПК. В новой редакции было более чётко сформулировано, на кого распространяется гарантия, предусмотренная пунктом об «экономических» преступлениях. Поэтому проект постановления пленума ВС РФ, которым будут внесены изменения в действующую редакцию, должен учесть внесённые в прошлом году изменения.

Действующая редакция пленума ВС РФ «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» тоже содержит указание на то, что при избрании меры пресечения по «экономическим» статьям суд во всех случаях должен выяснить, в какой сфере деятельности совершено преступление.

Но на практике, отмечает адвокат, в постановлениях судов об удовлетворении ходатайства следователя встречались такие формулировки: «По смыслу действующего законодательства предпринимательская деятельность не может осуществляться в целях незаконного обращения чужого имущества путём обмана в свою пользу, то есть в корыстных целях». Такая позиция делает гарантию ч. 1.1. ст. 108 УПК РФ (регулирует назначение меры пресечения по «экономическим» статьям) вообще почти нежизнеспособной, утверждает Екатерина Авдеева. 

Если нет обращения чужого имущества в свою пользу, то нет и хищения.

А предпринимателям нередко даже в случае гражданско-правового спора в рамках исполнения обязательств, особенно если речь идёт о бюджетных денежных средствах, вменяется «резиновая» ст.

159 УК РФ «Мошенничество», которая предусматривает ответственность за хищение чужого имущества путём обмана или злоупотребления доверием, — поясняет адвокат. 

По словам Екатерины Авдеевой, так и сложилось, что гарантии, предусмотренные законодателем и разъяснённые пленумом в действующей редакции, чаще на практике не применялись.

Причины не только в желании следствия, судов и прокуратуры использовать заключение под стражу как способ давления для получения признательных показаний (около 60–70% уголовных дел у нас рассматриваются в особом порядке, с признанием вины), но и в незнании ими специфики предпринимательской деятельности, а также в рисках для самого правоприменителя — ему могут быть предъявлены подозрения в коррупционной составляющей в случае лояльного отношения к обвиняемому. И, конечно, играет роль сформированное в обществе негативное отношение к бизнесменам, — утверждает адвокат. 

По этой причине в законодательстве, с одной стороны, важно обеспечить гарантии предпринимателям, чтобы следствие велось без давления на бизнес и на них лично, с другой — нельзя создавать лазейки для псевдопредпринимателей, говорит Авдеева.

Лицо должно нести ответственность при наличии доказательств вины, но на стадии следствия есть другие меры пресечения: залог, домашний арест, запрет на совершение определённых действий, если следствие полагает, что подписка о невыезде не будет достаточной мерой. Важно, чтобы именно их стали более широко применять, они не оказывают такого давления, как нахождение в СИЗО.

Мера пресечения в виде заключения под стражу для предпринимателей должна применяться действительно только в исключительных случаях, считает она.

Очень важно, чтобы Верховный суд не ограничился лишь техническими правками, а сделал указания на то, что суд должен проверять, есть ли конкретные сведения о том, что инкриминируемое деяние совершено не в рамках бизнес-деятельности, поясняет Екатерина Авдеева. Новое положение впервые за долгое время обращает внимание на проблему «скрытого» привлечения к уголовной ответственности за эксцессы деловых отношений.

По словам Авдеевой, если суды всё-таки воспримут разъяснения в качестве руководства, а не будут вновь верить голословным утверждениям следствия о необходимости наиболее строгой меры пресечения для предпринимателей, то ситуация действительно будет меняться. Однако, по её словам, гарантировать, что правоприменители не будут обходить закон и в дальнейшем, не может никто.

В подготовке материала участвовала Марина Ягодкина.

Силовиков хотят сажать за незаконные проверки бизнеса – "Антидот"

30.03.2018

Силовиков хотят сажать за незаконные проверки бизнеса

Закон «Маски-шоу стоп» не работает: правоохранители манипулируют новыми требованиями и устраивают произвол, а суды им помогают.

Практика применения широко разрекламированного властями закона «Маски-шоу стоп» показала, что силовики научились успешно обходить его нормы и по-прежнему кошмарят бизнес. Об этом заявила группа народных депутатов: Вадим Денисенко, Леонид Козаченко, Иван Мирошниченко, Александр Данченко.

See also:  Комитет по нацбезопасности дал зеленый свет законопроекту о блокировании сайтов

Они предлагают ввести уголовную ответственность правоохранителей (сотрудников СБУ, МВД, антикоррупционных органов) за нарушение норм закона №2213-VIII. Он вступил в силу 7 декабря 2017 года, и предполагал обязательную видеофиксацию происходящего во время проведения обысков и запрет на изъятие компьютерной техники.

«Уже накопилась критическая масса информации о том, что действительно прогрессивный закон, от которого мы ждали решения целого ряда глобальных проблем, не работает. Во многих случаях ситуация далека от того, чтобы считать, что она, как минимум, начала исправляться», — заявил народный депутат от БПП, представитель правительства в Верховной Раде Вадим Денисенко.

Он уверяет, что не придерживаются новых требований закона, как старые органы (СБУ и МВД), так и новосозданные. Один из ярких примеров: обыск, который НАБУ развернул в обанкротившемся банке «Финансовая инициатива».

Поэтому группа депутатов в течение месяца намерена подготовить пакет изменений в действующее законодательство, чтобы усилить наказание конкретных силовиков, которые не соблюдают букву закона.

Что предлагают

По словам Вадима Денисенко, речь может зайти как об условном отбытии наказания, так и реальном тюремном сроке для нарушителей закона (все будет зависеть от решения суда).

Также может рассматриваться вариант с лишением званий провинившихся и возможности работать в правоохранительных органах — в порядке административного наказания.

Какие именно законы для этого придется изменить и каким будет итоговый документ — депутаты пока не уточняют.

Например, Леонид Козаченко предлагает перенять опыт Франции, где в течение 10 дней суд рассматривает претензии бизнеса к органам государственной власти.

И если суд принял сторону налогоплательщика, то даже без требования компенсации (плательщиком) понесенных убытков от действий чиновников, бюджет возмещает потери.

Если суммы небольшие, то ущерб обязан возместить конкретный чиновник из своего кармана.

Интересно, что с похожей идеей об ужесточении норм закона «маски-шоу стоп»недавно выступил и министр юстиции Павел Петренко.

«Мы, как украинское правительство, фиксируем, что некоторые правоохранительные органы занимаются «творчеством», чтобы обходить закон и дальше продолжать давить на бизнес», — завил он.

Например, запрет на повторное открытие уголовных дел по тому же поводу, обходится простой коррекцией нескольких слов. После замены «директор предприятия» на «директор и бухгалтер» суд может признать другую фабулу дела.

Как обходят

Народный депутат Ивана Мирошниченко говорит, что правоохранители часто запускают так называемые «карусели», когда однотипные уголовные дела возбуждают и закрывают по очереди несколько органов. Часто силовики, особенно представители СБУ, возбуждают уголовные дела и приходят с обысками под предлогом борьбы с финансированием терроризма.

«Дошло до того, что создают фейковые страницы электронных платежных систем или лотерей, которые якобы связаны с Россией или ОРДЛО. При этом на странице используются реквизиты действующей украинской компании. Такая ситуация сейчас с платежной системой «Электрум Пеймент Систем», «Молодьспортлото», — говорит народный депутат Александр Данченко.

Бизнес обвиняет правоохранителей в том, что при проведении следственных действий, пусть и по надуманным поводам, те не придерживаются установленных новым законом норм: не допускают адвокатов, не разрешают вести видеофиксацию, изымают технику и другое имущество без описи изъятия и т.п.

И все чаще отечественные компании, особенно из ИТ-сферы, принимают решение переехать за границу, чтобы не иметь дела с людьми в форме.

«Может статься, что через два-три года проверять уже будет некого», — подчеркивают депутаты.

Как наказывать за нарушения

Партнер практики уголовного права ЕПАП Украина Сергей Гребенюк подтвердил участившиеся случаи обращений к юристам по поводу незаконных действий правоохранителей. При этом он считает, что нет необходимости в принятии каких-то дополнительных законов, так как уже сейчас существует как минимум десяток статей в Уголовном кодексе, позволяющих привлечь нарушителей к ответственности.

«Например, есть статья 364 УК о злоупотреблении властью или служебным положением, где уже есть наказание лишением свободы. Или статья 372 о привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности, которая грозит следователю, прокурору или другим уполномоченным лицам сроком лишения свободы до пяти лет», — отметил юрист.

Он не видит смысла принимать еще один закон о наказании за невыполнение норм другого закона, если и эти нормы не будут выполняться. Нужно жестко пресекать нарушение действующих норм, иначе этот процесс ужесточения наказания на бумаге будет бесконечен.

По словам юриста ЮФ Sayenko Kharenko Владимира Адонина, незаконные действия силовиков условно можно разделить на две основные группы. Первая — сами нарушением порядка, например, изъятия имущества при проведении обыска. В частности, если забирают вещи или документы, которые не указаны в разрешении суда на изъятие.

«В зависимости от обстоятельств один из способов возобновления нарушенных прав собственников изъятых вещей является обращение в суд с соответствующей жалобой», — уточнил советник Sayenko Kharenko Сергей Смирнов.

Прежде всего надо зафиксировать факт нарушения закона «Маски-шоу стоп», Например, в случае недопуска адвоката во время обыска можно вызвать полицию и составить протокол, где зафиксировать этот факт.

«Все возражения адвоката обязательно должны быть указаны в протоколе обыска. Если изымается техника, то необходимо зафиксировать факт того, что при обыске правоохранительным органам предоставлялась возможность ознакомиться и скопировать информацию с таких носителей», — сказал юрист ICF Legal Service Наталья Кроник.

Вторая группа нарушений — это действия следователя, выходящие за рамки его полномочий, которые даны определением суда или законом. Например, проведение обыска вовсе без определения суда или с истекшим сроком действия на момент проведения обыска.

Кража личных вещей при обыске или нанесение телесных повреждений — это уже состав уголовного преступления. Юристы советуют жаловаться в орган, проводивший обыск и требовать внесения этих сведений в реестр об уголовном правонарушении.

«Действия следователя можно обжаловать в прокуратуре как органе надзора над досудебным расследованием. Однако далеко не всегда такие жалобы имеют эффект», — признают в Sayenko Kharenko.

Дело в том, что существует сильное лобби силовиков, которые саботируют попытки приструнить зарвавшихся сотрудников.

По словам юристов, реальное наказание настигает правоохранителей только если событие приобрело широкую огласку и есть неопровержимые доказательства произвола. Например, когда несколько лет назад на видео с камер наблюдения были запечатлены правоохранители, набивающие карманы золотом во время обыска в ювелирном магазине и это видео попало в интернет.

Автор  КОНСТАНТИН СИМОНЕНКО

Источник

В россии заработал онлайн-сервис для жалоб бизнеса на давление силовиков :: экономика :: рбк

Обращения будут обрабатывать сотрудники центральных аппаратов силовых ведомств, жалобы не будут «спускать» в те же подразделения, на которые они направлены, заверил президент РСПП Александр Шохин в ходе презентации платформы. Он также выразил надежду, что после того, как центральный аппарат запросил дополнительные данные в территориальных органах, те не активизируются и не предпримут, например, выемку документов у предпринимателя.

Силовиков хотят сажать за незаконные проверки бизнеса

Нелегальный рынок услуг силовиков

Жалобы принимаются и от бизнеса, на который оказывают давление конкуренты, используя в качестве посредников правоохранительные органы. «На местах уже сложился теневой рынок услуг, в которые, к сожалению, вовлечены многие представители правоохранительных органов», — констатировал помощник президента Андрей Белоусов.

Зачастую информация о давлении на бизнес «застревает» на региональном уровне, отметил министр экономического развития Максим Орешкин. «Цифровой омбудсмен», по его словам, нужен, чтобы «тайное становилось явным».

Из каких регионов и на какие территориальные органы поступило больше всего негативных сигналов, покажет аналитика сайта, которая будет общедоступна, отметила глава АСИ Светлана Чупшева. Эта информация, по ее словам, поможет принимать управленческие решения.

МВД рассчитывает получить независимую оценку «действий или бездействия» своих сотрудников, отметил замглавы ведомства Виталий Шулика. При особо вопиющих случаях возможны уголовные дела против сотрудников МВД. «Никого щадить не будем», — подчеркнул он.

Первое обращение на сайте поступило от предпринимателя, которого подозревают в преднамеренном банкротстве. «Компания просто разорилась», — отмечает он в своей жалобе.

Создатели онлайн-платформы

Создание платформы курировало Агентство стратегических инициатив (АСИ), и конкретно директор направления «Новый бизнес» Артем Аветисян, глава совета директоров банка «Восточный». В разработке и финансировании участвовали четыре крупнейших бизнес-объединения: Торгово-промышленная палата, РСПП, «Деловая Россия» и «Опора России».

Почти 67% предпринимателей не доверяют правоохранительным органам, 45% указали, что уголовное дело против них завершилось приговором, в результате бизнес 84% осужденных предпринимателей был полностью или частично разрушен, показал опрос ФСО по заказу бизнес-омбудсмена Бориса Титова.

Премьер-министр Дмитрий Медведев поручил МВД, ФСБ и Росгвардии совместно с Минэкономразвития до 16 декабря подготовить предложения, реализация которых должна привести к повышению доверия предпринимателей к правоохранительной и судебной системам.  

See also:  Останні законодавчі нововведення щодо захисту прав інвесторів

Ольга Агеева

Владимир Осин: Что сейчас мешает карать по всей строгости закона за незаконные уголовные преследования предпринимателей?

Почти год гарант Конституции В. Путин размышлял над тем, как наказать тех, кто обобрал 200 000 предпринимателей, возбудив неправомерно уголовные дела.

Найти творивших произвол чиновников никакого труда не составляло. Они сами задокументировали свой произвол в материалах уголовных дел.

Там и доказательства криминальных деяний оперативников, дознавателей, следователей и их руководителей, а также надзирающих за всем этим произволом прокуроров.

Возможно, есть и судебный произвол, когда избирали меру пресечения, связанную с арестом, чтобы предприниматель меньше сопротивлялся.

Судьи даже не проверяют законность постановления следователя о привлечении  в качестве обвиняемого. А оно должно выносится не просто при доказательствах, а наличии достаточных доказательств для предъявления обвинения конкретному лицу (ст. 171 УПК РФ).

  • Так было, например, с теми, кого обвинили в пиратстве, так было и с многодетной матерью, что обвинили в разглашении государственной тайны.
  • Если в США Верховный суд, обеспечивает исполнение законов всеми, включая и президента страны, в России всё не так.
  • Вместо установления в стране правосудия, которое и обеспечило предпринимателям судебную защиту, Верховный Суд РФ предлагает сомнительные инициативы по запрету содержать под стражей обвиняемых, занимающихся предпринимательской деятельностью  
  • О масштабах поборов с  бизнеса свидетельствует тот факт, что у полковника Захарченко обнаружили более девяти миллиардов рублей в валюте.
  • А сколько таких полковников по России?
  • Недавно Владимир Путин предложил сажать силовиков на 10 лет за отъем бизнеса.
  • Законопроект об ужесточении наказания сотрудников правоохранительных органов за незаконное преследование предпринимателей глава государства внес в Госдуму
  • Это лишь доказывает беспомощность  главы государства, его помощников,  а также ответственных  за защиту от самовластия, использовать правовое поле для пресечения чиновного произвола.

Пятый год в стране действует п.п. 8 п.2 ст. 235 ГК РФ, но применён не более 20 раз,  включая и Хорошавина.

  1. Почему так, если все россияне видят и знают, в каких домах,  дачах и квартирах проживают полковники и генералы от МВД, где и как отдыхают, в каких ресторанах обедают?
  2. Почему сам министр МВД публично заявлял, что видит на каких импортных авто его сотрудники подъезжают на работу в министерство, но с этой бедой ничего поделать не может?
  3. Уже сейчас нет главы Администрации Президента России С. Иванова, который  даже в  декларациях  Хорошавина и  Гайзера ничего не разгладел 
  4. Но ходят слухи, что при досрочных выборах Президента, он один из кандидатов.

1600 сотрудников Администрации Президента России, получающие  в месяц более 200 000 руб.,  не могут в год собрать хотя бы 100 материалов  для передачи их Генеральному прокурору, что и подаёт в суд иски на вороватых чиновников.

Неужели на такие зарплаты смогли набрать неумех, хотя один из них оказался и академиком?

Работая следователем, я один направлял в год 50-60 дел в суд на расхитителей, среди которых было и дело по легкоатлетическому комплексу «Спартак» в Москве, где только одних свидетелей  допрошено более 500 и десятки экспертиз.

В стране есть необходимая нормативная база, позволяющая защищать экономику от самовластия чиновников, но нет ответственности за её неисполнение. Безответственность и слабость в этой ситуации проявляет и гарант Конституции. Поэтому в стране нет верховенства закона. Всюду верховенствует самовластие.

Исследования показывающие, что Россия заняла 92-е место в рейтинге верховенства права. Иран и Индия обогнали Россию в рейтинге верховенства права

Пора признать, что ошибкой стали попытки В. Путина наладить правоприменительную практику с помощью назначенцев, не установив в стране правосудие, которое только и способно дать судебную защиту гражданам, а Президенту быть настоящим, а не  декларированным гарантом Конституции.

При всех достижениях В. Путина в управлении страной,  шестнадцать лет доказывают, что реформатором правоприменительной практики в России он быть не может.

Он не понимает значения власти Конституции, обеспеченной правосудием для развития экономики и её защиты от вороватых назначенцев. Не понимают этого и его помощники по правовым вопросам.

  • России нужен свой Трамп, способный возглавить настоящую, а не имитационную борьбу, против ничем не умеряемого самовластия, что сложилось в России.
  • Трамп говорит, что если какой-то новый федеральный закон принимается, тогда два старых действующих закона надо уничтожить с тем, чтобы не принимать лишних законов и лишнего регулирования.
  • В России всё не так.
  • Думские фракции поддержат  президентский законопроект, направленный на усиление уголовной ответственности для должностных лиц правоохранительных органов за незаконное преследование предпринимателей. Он будет рассмотрен нижней палатой во втором и третьем чтениях 
  • Но никто не хочет найти ответ на простой вопрос: « Что сейчас мешает бороться с незаконным уголовным преследованием предпринимателей и карать по всей строгости закона?»

Предпринимателей будут сажать за неисполнение требований силовиков

ФСБ предлагает ввести в УК и КоАП ответственность за несоблюдение бизнесменами «антитеррористических» правил, устанавливаемых ФСБ. Поправки уже приняты в первом чтении Госдумой, они создают новый вид проверок бизнеса.

Ко второму чтению силовики хотят дополнить законы уголовным наказанием и штрафами до полумиллиона и остановкой деятельности.

Поводом для предложений ФСБ стал январский теракт в «Домодедово», однако суть новых норм – продолжение принятых год назад изменений в КоАП и закон «О ФСБ», позволяющих преследовать граждан и юрлица за невыполнение требований силовиков.

Поправки в законы «О противодействии терроризму» и «О транспортной безопасности», устанавливающие, что владельцы или арендаторы помещений должны выполнять требования по антитеррористической защищенности занятых ими объектов, были приняты Госдумой в первом чтении 10 мая. Принятию норм не помешали отрицательные отзывы транспортного комитета и зампредов комитета по безопасности Геннадия Гудкова и Михаила Гришанкова, пишут «Ведомости».

Ко второму чтению депутаты предлагали сделать четыре уточнения. За безопасность объектов помимо юрлиц отвечают физлица, использующие объекты в благотворительных, образовательных и культурных целях (т. е.

некоммерческие организации); требование относится не к арендуемым помещениям, а только к находящимся в собственности; требования устанавливают министерства и ведомства по согласованию с ФСБ и МВД; наличие такой защищенности становится еще одним законным поводом для проверок предпринимателей.

В поправках не было предусмотрено наказаний за несоблюдение требований, что поспешили исправить в ФСБ, подготовив еще одну версию законодательных изменений.

Как считают в ФСБ, в КоАП следует ввести статью, карающую за неисполнение или нарушение требований по обеспечению безопасности, в том числе антитеррористической защищенности. Гражданам грозит штраф до 3000 руб.

, должностным лицам и индивидуальным предпринимателям – до 30 000 руб., юрлицам – до 200 000 руб. За повторное нарушение соответственно 4000, 40 000 и 300 000 рублей.

Если же случился теракт и нанесен вред здоровью людей или значительный ущерб имуществу, суммы растут до 5000, 50 000 и 500 000 руб., должностным лицам грозит дисквалификация, а компаниям – приостановка деятельности на три месяца.

Ввести новую статью предлагается и в Уголовный кодекс: если нанесен крупный ущерб чужому имуществу или наступили иные тяжкие последствия, ответственному за соблюдение антитеррористической защищенности грозит лишение свободы на срок до четырех лет, если погиб человек, срок увеличивается до шести лет, а если два и более – до восьми лет.

Представители бизнеса заметили, что меры государства по повышению антитеррористической защищенности понятны и будут выполняться, но трудно согласиться с тем, что большая часть ответственности переваливается на хозяйствующий субъект, который и так платит государству налоги, в том числе и для защиты от террористов. По Конституции именно государство несет ответственность за обеспечение безопасности граждан – подтвердил зампред комитета по безопасности Госдумы Михаил Гришанков.

Поводом для законодательных изменений стал январский теракт в «Домодедово», который выявил незащищенность от терактов крупных транспортных объектов. Однако сами поправки, предложенные ФСБ логически продолжают принятые год нормы, позволяющие преследовать граждан и юридические лица не по факту совершения теми противоправных действий, а лишь за возможность их совершить.

Напомним, поправки в закон «О ФСБ» и КоАП РФ были приняты Госдумой в июле 2010 года – в сжатые сроки, практически без изменений от первоначальной версии – несмотря на сопротивление общественности.

See also:  Наконец -то! рада приняла законопроект о растаможке евроблях

Поправки наделяют ФСБ правом «объявлять физическому лицу обязательное для исполнения официальное предостережение о недопустимости действий, создающих условия для совершения преступлений», находящихся в ведении ФСБ, «при отсутствии оснований для привлечения к уголовной ответственности».

В документе есть положение о том, что «неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника органов ФСБ в связи с исполнением им служебных обязанностей, а равно воспрепятствование исполнению им служебных обязанностей» повлечет серьезные санкции.

Так, гражданам грозят штрафы в размере от 500 до тысячи рублей, должностным лицам – от тысячи до трех тысяч рублей, юридическим лицам – от 10 до 50 тысяч рублей.

«Это практика советских времен, которая применялась в отношении не только диссидентов, но и тех, кто распространял «идеологически вредную» литературу и вел такие же «вредные» разговоры», – заявлял ранее зампред думского комитета по безопасности Геннадий Гудков. Причем, по его словам, чекисты использовали «предостережение» в тех случаях, «когда не набирался материал для состава преступления». Гудков признался, что опасается злоупотреблений.

Иностранные политики и журналисты также с большим недоумением восприняли закон о дополнительных полномочиях ФСБ.

На российско-германском саммите в Екатеринбурге немецкие журналисты и сама канцлер ФРГ Ангела Меркель выразили президенту Медведеву недоумение по поводу принимаемого закона о спецслужбах.

На что гарант ответил, что не хотел бы комментировать изменения в российском законодательстве.

Новые законодательные новации от ФСБ, помимо прочего, еще и водят дополнительные способы административного давления на бизнес, которое, несмотря на громкие заявления первых лиц РФ, не то, чтобы не ослабевает, но лавинообразно усиливается. К примеру, Федеральная налоговая служба, сократив количество выездных проверок, стала собирать с одного налогоплательцика в среднем в 23 раза больше «недоначисленных» налогов.

По недавно опубликованным результатам исследования Минэкономики, в 2010 году прошло 2 828 900 проверок и административных расследований, и это несмотря на закон, ограничивающий права контролеров. Почти половина проверок – внеплановые.

Внеплановые проверки надзорные органы должны согласовывать с прокуратурой, но делается это менее чем в 5% случаев, констатируют аналитики министерства.

У контролеров отсутствует достаточная мотивация к соблюдению ограничений: Предпринимателей наказывают даже тогда, когда контролеры сами действовали с нарушениями, но лишь в половине случаев отмена результатов проверок сопровождалась дисциплинарным наказанием чиновника, допустившего нарушение. Административное давление на бизнес не снизилось – и приходят часто, и штрафуют много, и в целом административная среда для бизнеса остается неблагоприятной, констатируют в «Деловой России».

Москва, Алексей Усов

Москва. Другие новости 24.05.11

«Дима, не надо модернизации, не гони лошадей» (ВИДЕО). Жириновский записал видеообращение к президенту. / В мире вновь началась «золотая лихорадка»: спрос на драгметалл вырос. / Официальный курс валют на Украине 24 мая. Нацбанк снизил евро и рубль. Читать дальше

© 2011, NR2.Ru, «Новый Регион», 2.0

Подписывайтесь на каналыЯндекс НовостиЯндекс Дзен YouTube

Что делать, если ваш бизнес прессуют силовики

По данным «Опоры России», против предпринимателей и компаний возбуждается около 240 тысяч уголовных дел ежегодно. В большинстве (до 90%) таких случаев разрушается бизнес — полностью или частично. Рассказываем, как защитить себя и свое дело от незаконного преследования и почему нельзя обращаться к «решалам» (риск высок, а гарантий — ноль).

По данным «Опоры России», против предпринимателей и компаний возбуждается около 240 тысяч уголовных дел ежегодно. В большинстве (до 90%) таких случаев разрушается бизнес — полностью или частично. Рассказываем, как защитить себя и свое дело от незаконного преследования и почему нельзя обращаться к «решалам» (риск высок, а гарантий — ноль).

Основные мотивы прессинга силовиков — личная корысть и «интересы государственной службы» (повышение, премия, незаконное указание руководителя), то есть, по УК РФ, «иная личная заинтересованность». Превалирует всегда второй.

Если силовики пришли к вам «по долгу службы», то знакомства и «решалы» не помогут — нужно защищаться законными методами. Иначе возьмут деньги — и оформят покушение на дачу взятки — это очень хорошо для карьерного роста силовиков.

Не идите на поводу у силовиков-вымогателей, иначе потеряете контроль над ситуацией. Действуя по закону, можно добиться справедливого решения, — у каждого силовика есть оппоненты внутри службы и ни одна жалоба не остается без рассмотрения (как бы утопично это ни звучало).

Где искать помощи

1. СМИ
— хороший союзник для жертвы прессинга, особенно при явном нарушении норм УПК, вымогательстве взятки, действиях по заказу.

Огласка дисциплинирует следствие и суд — резонансное дело на контроле у надзорных органов. Но будьте реалистами: не каждое дело интересно СМИ.

А если следователь возьмет с вас расписку о неразглашении материалов дела, за информацию для прессы вы можете лишиться свободы на срок до двух лет.

может обжаловать акт следователя (и даже признать незаконным). Надзорное ведомство вступает в серьезные противоречия со Следственным комитетом, а обвиняемое лицо (как в случае с фактическим владельцем аэропорта Домодедово Дмитрием Каменщиком) при поддержке прокуратуры получает свободу.

3. Следственный комитет

— это орган предварительного расследования в отношении так называемых спецсубъектов (полицейских, самих следователей СК, сотрудников других силовых структур и прокуратуры). В случае вымогательства взятки и другого (например, должностного) преступления против вас обращайтесь в СК с требованием возбудить дело и признать вас потерпевшим.

борется с преступностью в правоохранительных органах. Как часть ФСБ, это высокоэффективная структура, которая располагает серьезным административным ресурсом, но занимается делами, где затронуты интересы государства и фигурируют высокопоставленные лица.

3. Органы собственной безопасности МВД
действуют менее эффективно, но и они иногда поддерживают доверителя. Правда, если вы испытываете прессинг со стороны сотрудников полиции, рассчитывать на помощь их коллег по МВД не стоит — лучше обращаться в другие ведомства.

С чего все начинается

Объект прессинга чувствует давление еще до возбуждения дела — как правило, запрашивают большой объем документов, выдвигают трудновыполнимые требования (чаще других — Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД и его территориальные подразделения). По запросам замначальника этого управления Бориса Колесникова документы вывозили грузовиками. Необходимо с аудитором и бухгалтером найти слабые места в вашей «финансовой обороне» и с учетом их рекомендаций сформировать как можно более полный пакет документов. Некоторые из наших клиентов лишились архивов, но получили соответствующие справки — например, о затоплении хранилища.

Сразу после представления затребованных документов (особенно если их комплект не полон) силовики обычно присылают уведомление о явке.

Среди юристов бытует мнение, что такое «приглашение» можно проигнорировать, — мол, оперативный сотрудник заинтересован в возбуждении уголовного дела, а до этого момента принудительная доставка законом не предусмотрена.

Но материалы доследственной проверки не ложатся в дело (даже если его заведут) и не помешает выяснить ход событий. В случае неявки вас оштрафуют, а в беседе можно выяснить предмет интереса силовиков и уровень обвинительного уклона. Идите к силовикам с адвокатом, хорошенько подготовившись.

Если просят ключи от сейфа — не давайте

В рамках доследственной проверки могут провести оперативно-розыскное мероприятие (пожалуй, самое неприятное) — «гласное обследование помещения». Оно отличается от обыска: правоохранители не вправе вскрывать запертое — серверную, бухгалтерию, ящики столов.

У вас могут «попросить» ключи, но вы вправе не дать их. На угрозу взлома жалуйтесь в прокуратуру и Следственный комитет либо в органы собственной безопасности МВД и в Управление «М» ФСБ. Если превышение полномочий подтвердится, силовики ответят по ст. 286 УК РФ (до 10 лет лишения свободы).

Но активное противодействие уголовно наказуемо.

Иногда — при налоговых преступлениях или особо крупном мошенничестве — доследственную проверку проводит Следственный комитет.

В отличие от полиции, Следком обязан вынести решение о возбуждении уголовного дела не за 30, а за 10 дней, и на вашей явке будут жестко настаивать.

Хорошо подготовленные процессуально сотрудники Следкома понимают последствия незаконных действий. Поэтому подготовьтесь и на беседу в Следственный комитет также идите с адвокатом.

Если вас вызывают свидетелем по возбужденному уголовному делу — визита к силовикам не избежать. Выясните у следователя (его телефон должен быть указан в повестке), зачем вас вызвали, а лучше, если это выяснит адвокат. По закону, у вас есть пять дней на выбор удобного для вас времени допроса.

Не поддавайтесь на уговоры следователя явиться без адвоката («вы ведь ни в чем не виноваты»). От бесплатного адвоката тоже лучше отказаться — они работают на следствие (документ на оплату казначейством их труда фиксирует и подписывает следователь, он же решает, кого вызывать в следующий раз).

Очень важно получить копию протокола допроса: вы сможете осмыслить вектор вопросов и проанализировать свои ответы. Следователи идут на это очень неохотно, и получить копию получается не всегда.

Но можно обжаловать действия следователя у прокурора, руководителя следственного органа либо в судебном порядке. Это займет время, а результат не гарантирован.

Поэтому попросите адвоката вести запись или фиксировать все основные моменты беседы.

Когда всё плохо

Если уголовное дело возбуждено против вас (или в связи с вашими действиями) — найдите адвоката, которому сможете полностью доверять. Оцените с ним ситуацию и продумайте стратегию и тактику своих действий. За предпринимательские и другие правонарушения небольшой тяжести (срок лишения свободы до двух лет) помещение под стражу и домашний арест применяются редко.

Но если вам — традиционно в наших широтах — вменяется мошенничество в особо крупном размере (свыше 1 млн рублей), подготовьтесь к суду об избрании меры пресечения. Соберите характеристики, медицинские документы, данные о квартире (для потенциального домашнего ареста) и сумму от миллиона рублей на счете — для возможного залога.

И боритесь, каким бы сложным не казалось дело!

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*