За разоблачение преступления заплатят 10 % от нанесенного им вреда: профкомитет рекомендовал законопроект принять в целом

Америка долго сидела на карантине, которого не хотел её президент Дональда Трампа, справедливо опасаясь обнуления экономических достижений своей администрации, наступления экономического кризиса, взрывного роста безработицы, что и произошло. В управляемых демократами городах и штатах подрезавший экономику и озлобивший народ карантин был особенно строгим. Демократы объясняли это заботой о бесценных человеческих жизнях, которыми пренебрегает Трамп.

А теперь, хотя коронавирус отнюдь не побеждён, а США находятся в лидерах по числу умерших и заболевших, те же самые политические силы всячески попустительствуют массовым протестам против “белого” расизма, хотя проблемой для страны является расизм “чёрный”. Причём самые крупные массовые беспорядки происходят именно там, где властью являются демократы.

В чём дело и при чём тут Билл Гейтс

Что получается? До 25 мая, когда при задержании полицейскими скончался накачавшийся наркотиками опасный чёрный рецидивист Джордж Флойд, демократы и стоящие за ними глобалисты требовали от людей сидеть дома, клеймили тех, кто этого не делал, а теперь граждан организовали на массовые манифестации и тусовки, в ходе которых коронавирус распространяется со скоростью лесного пожара.

За разоблачение преступления заплатят 10 % от нанесенного им вреда: профкомитет рекомендовал законопроект принять в целом

Логика тут есть? Конечно, есть. Дело в том, что это делается не только против Трампа, которого манифестанты, погромщики и те, кто за ними стоит, не признают президентом, о чём много писал Царьград.

Это делается в не меньшей степени ради одного очевидного бенефициара. Того самого, кто давно готовился к такой ситуации. Это делается во многом ради того, кому выгодно максимальное распространение заразы.

Зачем? Чтобы вдохнуть новую жизнь в забуксовавшую кампанию по организации под предлогом борьбы с COVID-19 принудительного поголовного вакцинирования, от которого недалеко до наночипирования и “квантовых татуировок”. Чтобы, в конечном счёте, превратить людей в дистанционно управляемых муравьёв, а человечество – в тоталитарный муравейник.

Читатель, наверное, уже догадался, о ком идёт речь, – о вознамерившемся стать для человечества “продавцом воздуха” американском “филантропе” Билле Гейтсе и стоящих за ним кругах, поставивших перед собой цель использовать страх смерти для установления полной власти над миром.

В общем, бузите и заражайтесь, и чем больше, тем лучше. Потом вам поставим памятник.

Цель оправдывает средства

Подвергнуть такому риску своих сторонников и поддерживающих демократов избирателей (особенно негров, у которых по статистике шансов умереть от коронавируса в три раза больше, чем у белых) Гейтсу и Cо пришлось не от хорошей жизни: “хитрый план” мирового господства через принудительную вакцинацию требуется спасать любой ценой.

Во-первых, Гейтс сотоварищи проиграли в Верховном суде США дело об обязательной вакцинации американцев. Смысл вердикта заключается в том, что вакцины не будут обязательными, так как нет реальных доказательств их безопасности.

За разоблачение преступления заплатят 10 % от нанесенного им вреда: профкомитет рекомендовал законопроект принять в целом

Во-вторых, воспитанные в свободе американцы выступают решительно против вакцинации и того, что с ней всё чаще связывают, о чём свидетельствует массовая поддержка петиции на сайте Белого дома с требованием расследовать деятельность Фонда Билла и Мелинды Гейтс, продвигающего всеобщее и фактически принудительное вакцинирование.

В-третьих, Трамп намерен лишить Гейтса и Cо важнейшего инструмента глобального влияния на внедрение вакцин и другие опасные эксперименты. С этой целью он разорвал сотрудничество и потребовал реформ от Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), отказавшись её до их реализации финансировать.

Напомним, что крупнейшим единоличным спонсором этой международной организации является наш “герой” Гейтс – денежный вклад связанных с ним структур даже больше, чем у США.

Понятно, что если удастся “уйти” Трампа, то ВОЗ продолжит брать перед Гейтсом под козырёк, тогда как сотрудничество с этой структурой крайне необходимо для выполнения глобальных планов “вакцинизаторов”.

В-четвёртых, Гейтсу не удаётся из-за широких протестов населения подбить видные западные страны провести через свои парламенты соответствующие законы.

В локомотиве Евросоюза – ФРГ – канцлеру Ангеле Меркель не удалось протащить через бундестаг закон о принудительном вакцинировании – из него пришлось убрать всё, что касается обязаловки.

Вряд ли это получится и в тех странах Европы, где граждане более критично настроены к властям, чем немцы к своим.

В-пятых, очень хочется верить в то, что это дело провалится и в России, среди правящего класса которой есть немало сторонников “электронного ГУЛАГа” и любителей получать сверхприбыли за счёт народа, что эти круги всё-таки не решатся стать открытыми подельниками глобалистов, превратив страну в их “провинцию” навсегда.

Отголоски в Европе – из той же оперы

В свете вышеуказанного представляется вполне закономерным, что массовые протесты по совершенно неподходящему поводу (чёрные намного чаще убивают белых в сегодняшних США, жестоко расправляются и друг с другом и это никого не волнует, разве что используется как повод, чтобы разоружить американцев) перекинулись в Европу.

За разоблачение преступления заплатят 10 % от нанесенного им вреда: профкомитет рекомендовал законопроект принять в целом

Те же самые проплаченные глобалистами провокаторы в лице радикальных леваков и “чёрных” расистов из “Антифы” и движения “Чёрные жизни имеют значение” начали устраивать манифестации в Британии, Франции, Швеции…

В Лондоне, например, по примеру своих американских коллег полицейские встали на колени перед вызывающе ведущими себя профессиональными чернокожими “активистами”.

В то время как другие полисмены вступили в схватку с настроенными на насилие демонстрантами, используя газовые баллончики и гранаты…

Хотя ещё вчера спонсоры манифестантов, напомним, трубили на весь мир, что коронавирус – это страшная угроза, следует строго соблюдать карантин, избегать скопления людей, проявлять социальную ответственность. Что в этом смысле изменилось за несколько дней? Ничего, кроме политики.

И Пентагон уже пошёл против Трампа?

О том, насколько серьёзна ситуация в США, свидетельствует вызвавший серьёзное недовольство Трампа отказ министра обороны Марка Эспера привлечь армию для подавления массовых беспорядков. По его словам, “использовать регулярные армейские части в роли правоохранительных органов следует только в качестве крайней меры и только в самых неотложных и тяжёлых ситуациях”.

Можно подумать, что такая ситуация уже не наступила, если обитателям жилых домов на Манхэттене приходится создавать отряды самообороны, чтобы защитить от распоясавшихся чёрных молодчиков свои здания, квартиры, имущество и саму жизнь, если откажешься стать на колени и “каяться”.

И ещё, чтобы никто не сомневался, на чьей стороне играет Эспер. Тот назвал непредумышленное убийство рецидивиста Флойда “ужасным преступлением”. 21 сенатор от Демократической партии может быть доволен.

В письме к назначенцу Трампа Эсперу и председателю Объединённого комитета начальников штабов генералу Марку Милли они просили как раз об этом, призвав не использовать солдат “для подавления мирного, свободного самовыражения американцев, которые осуществляют свои гражданские свободы”.

Делаем выводы

Таким образом, Пентагон пока не на стороне Трампа.

Такой вызов авторитету президента и Верховного главнокомандующего в столь судьбоносный момент, когда Трампу приходится выбирать между судьбой Януковича и оправдавшей себя решительностью китайских руководителей, разогнавших в 1989 году своих бунтарей на площади Тяньаньмэнь, это очень и очень серьёзно. Данный демарш показывает, что на самом деле поставлено на карту.

В общем, внимательно следим за событиями в США – момент истины приближается.

Верховный суд определил, в каких случаях взятку нельзя считать преступлением

МОСКВА, 13 июня. /ИТАР-ТАСС/. Пленум Верховного суда России разъяснил судам, что считать взяткой и коммерческим подкупом, подготовив постановление “О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях”.

В частности, пояснил пленум принятие чиновником денег или иного имущества не может расцениваться как уголовно наказуемое деяние “при обстоятельствах, свидетельствующих о том, что без вмешательства сотрудников правоохранительных органов умысел на их получение не возник бы и преступление не было бы совершено”.

Для самих сотрудников правоохранительных органов уголовная ответственность за провокацию взятки предусмотрена лишь в случае, когда попытка взяткодательства “осуществлялась в целях искусственного формирования доказательств совершения преступления /например, когда деньги подкинули – прим. ИТАР-ТАСС/ либо шантажа, и должностное лицо … заведомо не совершало действия, свидетельствующие о его согласии принять взятку либо предмет коммерческого подкупа, или отказалось их принять”.

Когда “провокация взятки совершается без ведома либо заведомо вопреки желанию должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, указанные лица не подлежат уголовной ответственности за получение взятки либо за коммерческий подкуп за отсутствием события преступления”, – пояснил пленум ВС.

Дача взятки не считается преступлением, если человек пошел на нее “в состоянии крайней необходимости или в результате психического принуждения”, то есть когда у него не было законных средств избежать вреда его интересам или интересам представляемых им лиц. Не будет подвергнут преследованию и потенциальный взяткодатель, сообщивший куда следует о требовании взятки до её передачи. Сумма, полученная взяткополучателем с такого человека, должна быть возвращена сообщившему.

Наконец, взяткодатель может быть освобожден от ответственности, если добровольно сообщил о факте передачи взятки и активно способствовал раскрытию и расследованию преступления – помогал изобличать других соучастников / взяткодателя, взяткополучателя, посредника/ и выявлять имущество, переданное в качестве взятки. Но в этом случае оно обращается в доход государства.

  • Под “обещанием или предложением” взятки /это понятие было недавно введено в УК и может, как отмечалось на пленуме, излишне широко трактоваться/ следует рассматривать не намек о намерении дать или получить взятку, а “умышленное создание условий для совершения соответствующих преступлений”, то есть когда злоумышленник прямо довел свое намерение до потенциальной жертвы.
  • Посредничество во взяточничестве, пояснил пленум, может состоять не только в непосредственной передаче взятки, но и “в предоставлении в долг денежных средств или иного имущества, заведомо предназначавшихся для передачи в качестве взятки, в организации и/или участии должностного лица и владельца ценностей или представляемых им лиц в переговорах о передаче взятки, в склонении лица к получению либо к передаче взятки, в заранее данном обещании принять на временное хранение ценности, переданные в качестве взятки, совершить действия, направленные на сокрытие такого преступления”.
  • “Откаты” – получение части сумм от стоимости контрактов – должны однозначно трактоваться как взятка, а в случае, если перечисленные по контракту средства заведомо превышали рыночную стоимость товаров или услуг, это следует дополнительно трактовать как растрату.
See also:  Ухвали нового гпк та їх законна сила

Самым спорным стал пункт о “спонсорской помощи” – если чиновник совершает действия за средства, перечисляемые третьей стороне “в качестве спонсорской помощи”, и он сам, его родные или близкие не извлекают из этого имущественную выгоду.

72 проц опрошенных судей сочли, что действия должностного лица в этом случае можно квалифицировать как злоупотребление полномочиями либо превышение полномочий. С этим согласился и представитель Генпрокуратуры.

Но представитель Минюста поддержал другой вариант – что это тоже получение взятки, поскольку, как и другие виды коррупции, “деформирует правосознание граждан, создавая у них представление о возможности удовлетворения интересов путем подкупа должностных лиц”.

Постановление будет принято после снятия оставшихся спорных вопросов.

Кому на самом деле будут платить за помощь в раскрытии преступлений

Минюст зарегистрировал приказ МВД о выплатах за помощь в раскрытии преступлений и задержании тех, кто в розыске. Документ уже опубликовали на специальном сайте, и на днях он вступит в силу.

В СМИ началась паника. Якобы теперь можно стать информатором и получать за это деньги. Например, рассказать о том, что кто-то сделал репост картинки с признаками экстремизма, — и за это якобы заплатят.

Или доносить на соседей, что они устроили дома притон, или на партнеров по бизнесу, что они не платят налоги и занимаются обналом. В приказе говорят о вознаграждениях в сотни тысяч и даже миллионы рублей.

Деньги вроде как будут выдавать прямо наличными.

Мы тоже чуть было не поддались панике: неужели теперь надо бояться доносчиков, которые хотят заработать, а всех будут судить на основании чужих сообщений? Но потом мы прочитали этот приказ.

Вот что на самом деле там написано по поводу выплат за информацию о преступлениях. Кстати, деньги и правда можно получить наличными.

Теперь всем, включая самих полицейских, понятно, какая процедура у этих выплат, кто должен их согласовывать и как выдавать деньги.

Нет, о выплатах за доносы в приказе ничего нет. Нельзя получить деньги за любое сообщение о преступлении или нарушении. Никто не заплатит за информацию о репосте в соцсетях или неуплате налогов.

Даже если в сообщении действительно найдут признаки экстремизма, а какой-то предприниматель и правда занимается обналом, информатор ничего не получит.

Были разные приказы о выплатах за такие сообщения в регионах, но это другое и не действует всегда и по всей стране.

В приказе МВД нет ни слова о том, что можно просто так, по своей инициативе, сообщить куда-то о преступлении и получить право на выплату.

Вознаграждение выплатят только тем, кто сообщит полиции достоверную информацию, и только если эта информация поможет раскрыть преступление или задержать преступника. Но заплатят за помощь в раскрытии не любого преступления, а только того, за которое МВД заранее официально назначило вознаграждение.

То есть на официальном сайте должно появиться объявление: совершено вот такое преступление, кто знает что-то важное и поможет его раскрыть, тот получит вот столько денег. Или такое: в совершении преступления подозревается вот этот человек, мы его ищем и не можем найти — помогите нам его найти и поймать, тогда получите деньги.

При этом мало просто сообщить. Нужно дождаться, когда преступление раскроют, поймают виновника и предъявят ему обвинение. Все это должно быть зафиксировано документами: от самого сообщения до результата, к которому оно привело в расследовании.

Вознаграждение будут платить в конкретных случаях и вот при каком сценарии:

  1. Совершено преступление. Полиция о нем уже знает, занимается, но ей нужна помощь.
  2. Полицейские решают обратиться за помощью к гражданам. Например, есть вероятность, что кто-то видел, как уводили ребенка с детской площадки, или запомнил номера машины, которая сбила пешеходов.
  3. Принимают решение, что за такую информацию заплатят деньги. Это решение согласовывают с департаментом МВД, которое занимается финансовыми делами. Департамент подтверждает, что нужная сумма есть и ее получится заплатить.
  4. Объявление о вознаграждении за информацию о конкретном преступлении размещают на сайте МВД, в СМИ или на стендах. Предложение действует, только пока это объявление опубликовано. Когда его снимут, рассчитывать на выплату уже нельзя.
  5. В объявлении указано, что за преступление, кого ищут, каким будет вознаграждение, на каких условиях его заплатят, куда сообщать.

На любых сообщениях заработать не получится. Полиция не собирается платить всем свидетелям. Если МВД официально не объявляло вознаграждение за репосты, то никаких выплат быть не может: хоть сообщай, хоть не сообщай.

Если информация ничем не помогла, выплаты тоже не будет, даже если она назначена. Если это не та информация, которую ждут полицейские, а что-то, что им и так известно, вознаграждение тоже не положено.

СМИ постоянно сеют панику на ровном местеА мы нет. Читайте правду о российских законах — без истерик и перегибов

Такое решение не может принять участковый, оперативник или даже следователь, который ведет дело. В приказе есть перечень лиц, у которых есть такие полномочия:

  1. начальник полиции;
  2. руководитель органа МВД на уровне региона или округа;
  3. замминистра МВД;
  4. министр МВД.

Нельзя прийти к оперативнику, договориться с ним о вознаграждении, сообщить какую-то очевидную информацию и получить деньги. Оперативник не имеет права обещать вознаграждение, даже если он на самом деле нуждается в информации о преступнике.

Нет официального объявления — не будет и выплаты.

МВД может предложить за информацию и 100 тысяч рублей, и миллион, и несколько миллионов. Никакого прейскуранта в таких делах нет. Но получить можно не больше той суммы, которая указана в объявлении.

Есть максимальная сумма. Она зависит от того, кто принял решение о вознаграждении. Может быть такое, что сначала решение принял начальник полиции и предложил сто тысяч рублей, а потом к делу подключился министр и сумму повысили до 5 млн. Об этом должны объявить официально на сайте МВД.

В гк хотят закрепить минимальный размер компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование

13 июня в Госдуму внесен проект поправок в ГК РФ (законопроект № 729341-7), устанавливающий минимальный размер компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование и лишение свободы.

Как указано в пояснительной записке, проект направлен на устранение последствий морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием и незаконным лишением свободы, а также предупреждение и пресечение подобных случаев и служит гуманизации, повышению ответственности и укреплению эффективности российского правосудия.

Наиболее значимые поправки вносятся в часть вторую ГК. Так, в абз. 2 ст.

1101 ГК предлагается внести уточнение о том, что характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом результатов назначенной судом экспертизы фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

«Обязанность суда принять решение о возмещении морального вреда с учетом результатов назначенной судом экспертизы – необходимое уточнение действующей нормы закона, которое устраняет неясность в основаниях принятия судебного решения о размере компенсации», – отмечается в пояснительной записке.

Кроме того, предлагается дополнить ГК статьей 1101.1 о минимальном размере компенсации морального вреда.

В частности, за незаконное уголовное преследование на стадии предварительного расследования и судебного следствия без применения в качестве меры пресечения подписки о невыезде, запрета определенных действий либо заключения под стражу устанавливаемая судом компенсация не может быть ниже 1000 руб. за каждый день уголовного преследования (п. 1).

За незаконное применение меры пресечения в виде заключения под стражу, незаконное наказание в виде лишения свободы, а также незаконное применение мер медицинского характера и воспитательного воздействия размер компенсации не может быть ниже 15 тыс. руб. за каждый день заключения под стражу либо лишения свободы (п.

2). Как отмечается в пояснительной записке, повышенная компенсация для лиц, к которым были применены принудительные меры воспитания, объясняется их необоснованным применением к несовершеннолетним гражданам в наиболее важный для формирования личности жизненный период, что налагает отпечаток на всю их дальнейшую жизнь.

За незаконное применение меры пресечения в виде подписки о невыезде, запрета определенных действий либо домашнего ареста компенсация устанавливается в размере не ниже 5000 руб. за каждый день применения указанных мер (п. 3).

Минимальные размеры компенсации предлагается ежегодно индексировать с учетом инфляции.

Комментируя законопроект, адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Нижегородской областной коллегии адвокатов Александр Немов отметил, что спор об определении размера компенсации морального вреда длится в России уже несколько десятилетий.

«Регулярно этот вопрос поднимается в правовом сообществе и в СМИ, и каждый раз дискуссия заканчивается на том, что необходимо упорядочить ситуацию с определением размеров компенсации, – пояснил он.

– Подавляющее большинство юристов полагают, что необходимо разрабатывать жесткие и понятные всем критерии для определения размера компенсации».

В рассматриваемом проекте, добавил эксперт, предлагается установить лишь минимальное значение для судов при определении размера компенсации морального вреда за незаконное содержание под стражей и т.п.

Предложенные суммы, считает Александр Немов, на начальном этапе являются адекватными, «учитывая, что плательщиком будет выступать государство и что в России вообще нет подобного законодательного опыта с минимальным порогом сумм компенсации морального вреда».

«Стоимость» человеческой жизниЭксперты – о необходимости и возможных подходах к урегулированию судебной практики выплаты компенсаций за нанесенный материальный и моральный вред

Адвокат подчеркнул, что необходимо поддерживать любую инициативу, которая урегулирует данный вопрос. По его мнению, законопроект может положить начало большим изменениям положений ГК в части компенсации морального вреда.

В то же время, отметил он, авторы законопроекта ошибочно указали, что не потребуется никаких дополнительных затрат из бюджета после его принятия.

«В связи с этим высока вероятность того, что движение законопроекта по формальным основаниям остановится до согласования с Правительством РФ», – резюмировал он.

Юрист, исполнительный директор Фонда поддержки пострадавших от преступлений Матвей Гончаров отметил, что, как показывает правоприменительная практика последнего времени, подобные инициативы могут только приветствоваться. «Отрадно, что в проекте предусмотрена шкала, как минимум закрепляющая реальные минимальные суммы компенсации.

В тоже время, по мнению экспертов нашего фонда, используемая в проекте формулировка – “незаконное” применение меры пресечения (п. 2 и 3 ст. 1101.

1) – в случае вынесения оправдательного приговора или прекращения уголовного преследования по иным реабилитирующим основаниям не позволит лицу (по факту – потерпевшему) компенсировать моральный вред, причиненный незаконным уголовным преследованием», – отметил он.

See also:  Перевірка держпраці: види порушень трудового законодавства

Эксперт добавил, что вынесение оправдательного приговора или прекращение уголовного преследования по иным реабилитирующим основаниям не предполагает автоматического признания факта незаконного применения меры пресечения.

«Как правило, при вынесении оправдательного приговора ранее принятые судами постановления об избрании и продлении мер пресечения (заключение под стражу и домашний арест) являются вступившими в законную силу.

Суд первой инстанции, принимающий решение о вынесении оправдательного приговора либо о прекращении уголовного преследования по иным реабилитирующим основаниям, не вправе производить переоценку законности избранных мер пресечения.

Соответственно, при вынесении оправдательного приговора либо прекращении уголовного преследования по иным реабилитирующим основаниям оснований для признания факта применения меры пресечения “незаконным” просто нет», – пояснил Матвей Гончаров. В связи с этим он считает необходимым исключить из п. 2 и 3 ст. 1101.1 проекта слово «незаконное».

Адвокат АК «Гражданские компенсации» НОКА Ирина Фаст считает, что поправки в ГК не должны носить «реактивный» характер. «Сама идея установления определенного размера компенсации морального вреда соответствует выводам, к которым юридическое сообщество приходило по итогам неоднократных обсуждений, – о необходимости введения критериев», – пояснила она.

ФПА опубликовала резолюцию по повышению «стоимости» жизни россиянПредлагается законодательно установить минимальный размер компенсации морального вреда, а также разработать четкие рекомендации по определению размера выплат на уровне Верховного Суда

Однако, добавила эксперт, решать регуляторные вопросы нужно комплексно, не выдергивая из контекста только незаконное уголовное преследование: «У нас огромные проблемы при определении компенсаций в случаях причинения вреда жизни и здоровью людей, по делам о защите чести и достоинства, о защите прав потребителей и т.д.».

Адвокат подчеркнула, что во всех юрисдикциях по всем видам компенсации морального вреда существуют ориентиры, на которые опираются стороны и суд. В то же время в России практика очень разрозненная, не только мизерные цифры в основной массе, но при этом отсутствует единообразный подход к их определению.

В заключение она добавила, что Ассоциацией юристов России создана специальная комиссия, куда вошли представители науки, адвокатского сообщества, юристы и правозащитники. «Основная задача комиссии – разработка критериев для определения размера компенсации морального вреда.

Комиссия поставила перед собой задачи проработать доктринальные вещи, изучить опыт иных юрисдикций, предложения от российских ученых и разработать качественную методологию, на которую будут опираться все участники правоотношений», – пояснила Ирина Фаст, возглавляющая комиссию.

Путин предложил не сажать в тюрьму за мошенничество и невыплату пенсий. «Единая Россия» закон поддержала

Президентский законопроект об освобождении от уголовного наказания мошенников и растратчиков в сфере предпринимательства в первом чтении вызвал протест оппозиционных фракций в Госдуме.

Как передает корреспондент РИА «Новый День», депутаты заявили, что «вор должен сидеть в тюрьме», а представители фракции КПРФ и вовсе изумились логике уголовной системы: за второй репост в России в 21 веке полагается тюрьма, а за колоссальное нанесение имущественного вреда – прекращение уголовного дела.

Как сообщил, представляя законопроект, полпред президента РФ в Госдуме Гарри Минх, изменения предполагается внести в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

«Основная цель – создание более благоприятного бизнес-климата в Российской Федерации, – заявил он. – Необходимо убрать все, что позволяет нечистоплотным чиновникам и правоохранителям оказывать давление на бизнес.

Уголовный кодекс должен перестать быть инструментом решения хозяйственных конфликтов между юрлицами».

Для этого глава государства предложил расширить перечень преступлений, уголовные дела по которым прекращаются при возмещении ущерба потерпевшим.

Речь идет, в частности, о преступлениях небольшой тяжести, сопряженных с мошенническими действиями в сфере кредитования, при получении выплат с использованием электронных платежных средств, в сфере кредитования и компьютерной информации.

Также сюда предлагается отнести преступления, связанные с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в предпринимательской деятельности, плагиат, нарушение патентных прав, присвоение или растрату, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием.

Кроме того, от ответственности освобождаются лица, не выплатившие зарплату, пенсии, стипендии – если в течение двух месяцев погасят эти долги. Предлагается также не заключать под стражу за злоупотребления полномочиями в предпринимательской деятельности, а изымать электронные носители информации документ разрешает только в исключительных случаях.

Комментируя этот законопроект, коммунист Николай Арефьев напомнил сторонникам президентской инициативы о принципе неотвратимости наказания. «Преступление совершено перед законом.

Какая разница, украл ты 100 рублей, или миллиард долларов? Пусть вернул, но само преступление-то совершено.

Почему этот человек должен уводиться от ответственности за совершенное преступление?» – возмущенно спросил он.

На это глава думского комитета по госстроительству Павел Крашенинников ответил, что «сам факт возвращения этих денег дает основания для того, чтобы дело было прекращено».

Тем не менее, «эсер» Олег Нилов поинтересовался, кто и как будет определять ущерб от «работы» мошенников. «Обманутые участники пирамид, дольщики, вкладчики – кто будет определять этот ущерб? И что делать, если уголовное дело прекратили, а потом опять всплыли обманутые граждане?» – сказал он.

В ответ Гарри Минх сообщил, что подобные преступления входят в экономическую категорию, и все вопросы по компенсации будут решаться так же, как и ранее.

«Ущерб компенсируется, участники уголовного процесса согласны с таким механизмом, и общественная опасность исчезает. А мы добиваемся того, на что и направлено уголовное наказание: задача – восстановить справедливость», – заявил он, процитировав, правда, только часть ст.

43 УК РФ о целях наказания, и «забыв» об исправлении осужденного и предупреждении совершения новых преступлений.

Об этом чиновнику не преминул напомнить коммунист Алексей Куринный. Он отметил, что из уголовной ответственности выводится и ч.7 ст. 159 УК РФ – это мошенничество в сфере предпринимательства в особо крупном размере. «То есть 12 млн рублей украл, если поймали – заплатил.

Не поймали – значит, стал богаче, – пояснил он логику законопроекта. – И по электронным средствам – специалисты говорят, что поймать удается одного из 10, и это очень кропотливая и сложная работа. Но получится, поймали – он заплатил, и дальше может этим же заниматься.

Логика в чем?»

«Логика очевидна, – заверил его Минх. – Вы говорите, что кого-то не поймали – я напомню поговорку: «Не пойман – не вор». А когда лицо определено, установлен ущерб, основная задача – восстановить ту самую экономическую составляющую.

Это преступление против собственности, и если собственнику ущерб возмещен, то виновного освобождаем от уголовной ответственности. Мы сохранили этого человека, он не попадает в ту среду, откуда далеко не всегда люди выходят улучшенными.

Там люди могут терять здоровье».

«А не получится ли так, что богатые смогут уже официально откупиться, а бедные все равно вынуждены будут отбывать наказание?» – поинтересовался либерал-демократ Сергей Маринин. «Ты возвращаешь то, что украл, – продолжал объяснять Минх. – Вопрос не в том, беден ты или богат в стартовой позиции, а вопрос в том – сколько украл, столько вернул».

«Не создаем ли мы дополнительное искушение для следователей, которые смогут переквалифицировать одну часть статьи на другую и увеличить себе размер отпускных? – указал на еще одну «дыру» в законопроекте коммунист Николай Коломейцев. – И еще: что-то логика не усматривается в гуманизации. За второй репост – посадка, а за колоссальное нанесение вреда – либерализация. Это же чисто классовое явление: денежный мешок неподсуден».

Полпред президента в ответ назвал оценку Коломейцева «не очень корректной», заявив, что может объяснить такой выпад «только вашей глубокой заинтересованностью в справедливости».

При этом Минх в очередной раз пояснил позицию государства. «Гуманизация – это не тотальный вектор, – сообщил он. – Мы должны четко определять, какие деяния и преступления являются более опасными, а какие менее. И поэтому здесь с одной стороны мы по отдельным видам правонарушений используем ужесточение – в отношении преступлений террористической и экстремистской направленности».

«Нас всегда учили, что вор должен сидеть в тюрьме, – вступил в дискуссию и «единоросс» Сергей Коткин. – А тут получается – украл, вернул украденное – и продолжай дальше воровать? Это все равно преступник. Такое решение может только усугубить ситуацию».

«Вор должен сидеть в тюрьме, но вор это тот, кто таковым признан судом», – ответил ему глава думского комитета Павел Крашенинников, и предложил депутату поставить себя на место людей, которым не выплатили зарплату или обманули. «Вы потеряли достаточно для нас с вами крупную сумму… допустим, 100 тысяч рублей. Так вам надо чтобы этот человек сидел в тюрьме, или чтобы он вернул вам деньги?» – озадачил он парламентария.

«Все эти статьи характеризуются прямым умыслом [на совершение преступления], тут нет никакой неосторожности, – еще раз прямо указал либерал-демократ Андрей Кузьмин. – Есть такая форма уголовной ответственности, как судебный штраф, ее сегодня применяют. Украл, вернул, заплатил за это судебный штраф. Почему мы освобождаем за умышленное преступление от ответственности?»

Причина же, по словам Крашенинникова, проста – «эти лица не представляют опасности для общества», а составы преступлений не являются тяжкими.

Тут в спор на стороне президентской инициативы вступили «единороссы».

See also:  Как узаконить самострой!? советы юриста с учётом последних изменений

Депутат от Санкт-Петербурга Евгений Марченко сообщил, что по подобным преступлениям суды и так обычно дают условные сроки, но «человек же получает судимость, ему потом сложно работать, тем более в сфере предпринимательской деятельности». В итоге фракция «Единой России» заявила, что непременно поддержит этот законопроект.

«Цели и методы решения проблемы у вас входят в диссонанс, – ехидно указал «единороссам» либерал-демократ Сергей Иванов. – Проект направлен на формирование делового климата в стране – и для этого предлагается не сажать мошенников.

Где логика? Нам говорят, что главное – не чтобы человек сидел, а чтобы возместил ущерб. Я не согласен. Если мы всех преступников будем ловить, штрафовать на 100 рублей и отпускать, что получится? Наша задача – чтобы подобных преступлений не было вообще. Вот вы говорите – не пойман, не вор.

Я с вами не согласен: это вор, только не пойманный. И это уже проблема правоохранительных органов».

Иванов также напомнил, что в стране огромное количество людей «попадают в лапы к мошенникам», и освобождение преступников от наказания не заставит их прекратить совершать преступления. «Люди будут просто откупаться и дальше продолжать», – подчеркнул депутат.

Коллегу поддержал коммунист Алексей Куринный. «Логика уголовного законодательства – профилактика и предупреждение преступлений, – напомнил он азы науки. – А у этого законопроекта задача другая. Когда мы ставим на чашу весов повторный репост и украденные 12 млн рублей, естественно, ни о какой соразмерности говорить не приходится».

За незаконное уголовное преследование предлагают платить больше – новости Право.ру

В Госдуму поступил законопроект, который устанавливает минимальные размеры компенсации за «незаконное или необоснованное уголовное преследование». Минимальная компенсация – 1 000 руб. за день  предварительного расследования и судебного следствия.

Если незаконно назначен домашний арест, подписка о невыезде, запрет определенных действий, за каждый день заплатят не меньше 5 000 рублей в день. За один день пребывания в СИЗО или тюрьме минимальный размер возмещения составит 15 000 руб. в день.

Такая же сумма полагается за незаконное применение мер медицинского характера или необоснованные меры воспитательного воздействия к несовершеннолетним. 

Конкретную сумму в каждом деле определит суд, который оценит характер физических и нравственных страданий на основании результатов специальной экспертизы. 

Компенсация за пребывание в СИЗО по сфабрикованному делу

Как подчеркнул один из авторов проекта, руководитель фракции «Справедливая Россия» Сергей Миронов, документ был разработан после громкой истории с задержанием журналиста «Медузы» Ивана Голунова. Об этом говорится в сообщении на сайте Госдумы.

Другой разработчик – первый зампред думского комитета по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов – сообщил, что инициатива не связана с делом Голунова.

«Это давно подготовленный законопроект, он не имеет отношения к делу Голунова.

К сожалению, такие случаи происходят довольно часто, но о них не очень много шумят, когда дело касается простых людей, а не журналистов», – пояснил он ТАСС.

Кто заплатит

Юристы, опрошенные «Право.ru», приветствовали инициативу. Но опасения у экспертов вызвала возможность злоупотребления нормами, ведь предлагаемые суммы на порядок выше чем, те, которые присуждают сейчас.

В этом сюжете

«Они настолько сказочны, особенно для небогатых регионов, что нетрудно представить ситуацию, когда следователи будут вступать в сговор с потенциальными обвиняемыми, чтобы подержать их в СИЗО под условием дальнейшего прекращения дела и честного раздела полученной компенсации», – поделился своими сомнениями партнер АБ Федеральный рейтинг группа Уголовное право Профайл компании
, адвокат Матвей Протасов. Следователи не будут бояться возможного преследования в таких случаях. По мнению Протасова, они сговорятся с обвиняемым, чтобы тот не добивался привлечения следователя к уголовной ответственности. Обвиняемый скорее наоборот даст показания о том, что следователь не знал и не мог знать о невиновности заранее, а узнал об этом лишь после расследования.

При этом ключевая идея реабилитации не только в том, чтобы компенсировать вред пострадавшему лицу, но и в том, чтобы не допустить в будущем подобных случаев, подчеркнул Вячеслав Яблоков, управляющий партнёр Региональный рейтинг группа Уголовное право 14 место По количеству юристов 31 место По выручке

Перспектива выплаты такой крупной компенсации может стать ещё одним препятствием для прекращения уголовных дел, которые будут любой ценой доводить до «нереабилитирующих» оснований.

Матвей Протасов, АБ Федеральный рейтинг группа Уголовное право Профайл компании

 Яблоков предлагает, чтобы следователь, поддерживающий ходатайство о заключении под стражу и утвердивший обвинение прокурор отвечали за свои действия своими личными средствами.

Но для этого, отмечает юрист, нужно закрепить обязанность казначейства предъявлять регрессные иски к таким правоохранителям. По мнению Яблокова, это может стать очень эффективной мерой.

Сейчас такое право есть, но им практически не пользуются, рассказывает юрист. 

Будет ли бюджет готов к таким расходам, задается вопросом Татьяна Пашкевич, адвокат юридической компании Федеральный рейтинг
. В то же время, она надеется, что «в случае утверждения поправок должностные лица будут задумываться о последствиях, если их действия признают незаконными».

Цена ошибки

Ситуацию с возмещением морального вреда эксперты называют «плачевной». Суды первой и второй инстанции назначают «издевательски малые компенсации, отмечает Матвей Протасов. По его словам, сумму иногда «исправляет» Верховный суд, но все равно получается меньше, чем в законопроекте.

В моей практике за шесть месяцев незаконного содержания под стражей суд определил размер морального вреда в 140 000 руб. Если посчитать по правилам законопроекта, должно быть в 20 раз больше. 

Вячеслав Яблоков, Региональный рейтинг группа Уголовное право 14 место По количеству юристов 31 место По выручке
 

Многие и вовсе не добиваются реабилитации, ведь это требует времени и денег на юристов. А те суммы, которые удается в конечном счете получить, ничтожно малы, рассказывает Пашкевич.  ЕСПЧ также присуждает «не очень большие суммы», отмечает адвокат.

Законопроект № 729341-7 «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации в части установления минимального размера компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование».

  • Иван Голунов
  • Законопроект
  • Новости
  • Уголовный процесс

За укриптление российской экономики

В Минэкономики раскритиковали рассматриваемый в Госдуме законопроект, который фактически запрещает оборот криптовалют в России. В министерстве считают возможным создание механизмов контролируемого оборота виртуальных денег. Эксперты полагают, что принятие законопроектов в текущем варианте приведет к созданию «неконтролируемого черного рынка».

“Ъ” ознакомился с письмом, которое Минэкономики направило в Госдуму с критикой новой версии законопроекта о цифровых финансовых активах, а также законопроекта о цифровых валютах.

В конце мая на сайте Госдумы был размещен обновленный вариант законопроекта «О цифровых финансовых активах» ко второму чтению, вместе с ним — дополнительные документы, существенно меняющие регулирование рынка виртуальных валют и ответственность за нарушения (см.

“Ъ” от 1 июня). В Минэкономики подтвердили, что передали в Госдуму свою позицию.

По словам представителя министерства, предлагаемое законопроектами регулирование направлено на полный запрет выпуска и обращения в России существующих видов криптовалют, криминализацию деятельности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, связанной с выпуском и обращением криптовалютных активов.

Кроме того, считают в Минэкономики, трансграничный характер работы существующих криптовалютных систем (в случае введения предлагаемого регулирования) не позволит защитить права пользователей цифровой валюты и приведет к вытеснению всех операций с ними за пределы России, что, в свою очередь, приведет к потерям для экономики страны.

Законопроект «О цифровых финансовых активах» после долгих обсуждений был принят в первом чтении еще в 2018 году. Тогда он практически не касался существующих виртуальных валют. При этом ЦБ неоднократно высказывался против обращения криптовалют в России.

В письме Минэкономики отмечает необходимость изменения концепции пакета законопроектов, предусмотрев «создание механизмов контролируемого оборота криптовалют».

К таким механизмам могут быть отнесены в том числе установление требований к их выпуску и обороту, требований к операторам выпуска и оборота, разрешительный порядок допуска этих операторов к осуществлению деятельности, госконтроль за ними.

Подзаконное регулирование этого вопроса предлагается отнести к полномочиям правительства РФ (совместно с Банком России).

Глава комитета по финансовому рынку Госдумы Анатолий Аксаков сообщил “Ъ”, что письма Минэкономики пока не видел. «Это хорошо, что критикуют: нам одобрение не нужно, нам нужна критика»,— заявил он.

По его словам, Банк России в целом поддерживает законопроекты «с некоторыми изменениями», ответ от Минфина еще не приходил, но время есть: комментарии собираются до середины июня.

В Минфине и ЦБ на запрос “Ъ” не ответили.

В условиях кризиса РФ не стоит отказываться от возможностей, следует выбрать правильное администрирование, а не запретительный подход, считает председатель комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики московского отделения Ассоциации юристов России Александр Журавлев.

По его словам, даже при юридическом запрете криптоактивов у пользователей будет возможность его обхода через технические средства (VPN и прочее), следовательно, запретительный подход не решит задачу безопасности граждан, а фактически создаст неконтролируемый черный рынок.

Гендиректор Moscow Digital School Дмитрий Захаров отметил, что, если законопроекты все же будут приняты в предложенной редакции, для России это будут большие упущенные возможности: потеря налогов, потеря возможности загрузить генерирующие мощности майнинговым оборудованием и, самое главное, потеря новаторов — предпринимателей, программистов, юристов, которые работают в этой сфере. Мы и так многое упустили, не предоставив комфортную правовую среду тогда, когда она была нужна, подчеркивает эксперт, а сейчас «и вовсе хотим все запретить».

Полина Смородская

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*