Закон «маски-шоу стоп 2» – новые инструменты защиты бизнеса

Украинская группа The Maunt выпустила интерактивный клип на песню Blackout. Главная особенность проекта — зритель смотрит видео находясь в движении.

Закон «Маски-шоу стоп 2» - новые инструменты защиты бизнеса

Как все работает

Интерактивность позволяет органично приумножить чувства, которые заложены в треке. Видео вовлекает физически — «заставляет» бежать. Это глубже погружает зрителя в музыку, позволяет воплощать самого героя.

«Часто наше стремление к стабильности и ясности оказывается бесконечной внутренней погоней. Это постоянное напряжение, метания, чувство мучительной одержимости. Для передачи этого состояния мы пошли в агрессивную, нестабильную, искаженную, местами эпилептическую графику, манеру съемки и монтажа», — объясняет креативный директор и режиссер клипа Наталья Тачинская.

Чтобы оценить интерактивность, нужно перейти по ссылке и отсканировать QR-код с помощью камеры смартфона. Теперь остается выполнить парочку простых указаний. Также можно просто перейти по этой же ссылке со смартфона.

Закон «Маски-шоу стоп 2» - новые инструменты защиты бизнеса

Создатели решили использовать QR-коды, чтобы сделать вовлекающий опыт доступным в любой точке страны, на разных гаджетах и браузерах. Конечно, приложение предоставило бы более точный алгоритм для определения положения зрителя. Но по словам создателей, его установка является барьером для пользователей.

«Условия доступа к приватности (геолокация, акселерометр) и работы с медиа на iOS с каждым годом становятся все более жесткими. Android в этом плане лояльнее для креативных проектов. Чтобы создать гладкий опыт, мы искали и находили множество разработческих подпорок», — объясняют они.

Закон «Маски-шоу стоп 2» - новые инструменты защиты бизнеса

Как создавали графику

Создатели подчеркнули, что значимой частью проекта стало создание и проецирование графики. Они вдохновлялись перфомансами японских медиа-художников Хироаки Умеда, Риоджи Икеда, а также NOTONAK Studio, коллаборацией иллюстратора Ноэми Шипфер и архитектора-музыканта Таками Накамото.

«В их работах переплетается монохромная живая графика, маппинг и телесная экспрессия. Такой микс помог нам передать состояние одержимости, зацикленности, нерва», — объясняют создатели.

В процессе работы им пришлось технически «заморочится» с маппингом. Создатели хотели получить качественную картинку без пикселизации на большом полотне в условиях ограниченных мощности и количестве проекторов.

«Для этого мы делили полотно на 4 части (по проектору на каждую часть) и сводили швы по миллиметру. Это особый челленж на графике с центрированными кругами, где сильно видна малейшая погрешность», — объясняют они.

Закон «Маски-шоу стоп 2» - новые инструменты защиты бизнеса

Читайте нас в Telegram

Как новый закон «Маски-шоу стоп – 2» защитит украинский бизнес

Закон «Маски-шоу стоп 2» - новые инструменты защиты бизнеса

01 ноября 2018 года Президентом Украины был подписан закон, под условным названием «Маски-шоу стоп – 2», а именно Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по совершенствованию обеспечения соблюдения прав участников уголовного судопроизводства и других лиц правоохранительными органами при осуществлении досудебного расследования» №8490, принятый Верховной Радой Украины 18 сентября 2018 года.

Так, вышеуказанным Законом расширен спектр мер, а также основания привлечения к ответственности следователей и прокуроров за нарушение прав и законных интересов участников уголовного производства.

Что нового

Появились новые права участников производства заявлять ходатайство о закрытии уголовного производства при наличии условий, предусмотренных Уголовным процессуальным кодексом.

Таким основанием, согласно изменений в ст. 284 Уголовного процессуального кодекса Украины стало окончание сроков досудебного расследования, установленных ч. 1 ст. 219 этого кодекса.

Таким образом, по формальным причинам появляется основание освобождения от уголовного преследования лиц, совершивших уголовные правонарушения – а именно несоблюдение процессуальных сроков проведения досудебного расследования.

Как это стало возможным

Согласно изменений в ст. 284 Уголовного процессуального кодекса Украины, у участников уголовного производства появилось право подавать ходатайства следователю, прокурору о закрытии уголовного производства, которое будет обязательно к рассмотрению в течение 3-х дней с момента его подачи.

В случае неудовлетворения обоснованного и поданного на законных основаниях ходатайства о закрытии уголовного производства, участники уголовного производства теперь смогут обжаловать отказ в удовлетворении такого ходатайства или отсутствие реагирования на него (бездействие) следователя, прокурора в суд следственному судье и в апелляционном суде на основании изменений, внесенных в ст. 303 Уголовного процессуального кодекса Украины.

 А что с денежным возмещением вреда

Также внесены изменения в статью 1191 Гражданского кодекса, а также в Закон Украины «О порядке возмещения вреда, причиненного гражданину незаконными действиями органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, органов досудебного расследования, прокуратуры и суда». Теперь основанием для обращения в суд относительно возмещения вреда станет судебное решение, об удовлетворении жалобы на решение, действие или бездействие следователя, прокурора во время проведения досудебного расследования.

На этом основании государство будет вынуждено выплатить возмещение вреда с правом регрессного требования к виновным лицам – следователю, прокурору. А также к судье! Но об этом чуть ниже.

Какие появились основания

Ранее, основанием для такого рода возмещения было установления в действиях следователя, прокурора состава уголовного преступления.

Согласно Закона Украины №8490, появилась возможность получения такого возмещения при наличии признаков дисциплинарного проступка. Более того, такое возмещение может осуществляться независимо от истечения соответствующих сроков и действия дисциплинарного взыскания.

Не только правоохранители, но и судьи

При этом, согласно изменений в ст.1191 Гражданского кодекса Украины, предусмотрено, основание для регрессного требования также и к судьям, что может быть осуществлено, в случае присуждения компенсации по решению Европейского суда по правам человека.

"Родина сдаст тебя, сынок". Как будет работать закон "Маски-шоу стоп-2", и почему за беспредел силовиков заплатят исполнители

Аккурат в день празднования Хэллоуина в Украине объявили о запуске новой серии долгоиграющей саги с масками, шоу и бизнесом, который страдает от этих механизмов прессинга со стороны силовиков.

31 октября президент Петр Порошенко подписал закон “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Украины в части усовершенствования обеспечения соблюдения прав участников уголовного производства и других лиц правоохранительными органами в ходе осуществления досудебного расследования” (регистрационный номер 8490). В широком обиходе этот документ носит название “Маски-шоу Стоп-2”, и по уверениям его разработчиков призван упростить механизм привлечения к ответственности следователя или прокурора, которые приняли незаконное решение в ходе расследования уголовного дела, которое впоследствии отменено судом.

  • Но это не единственное новшество закона, который более месяца ожидал визы главы государства (свой автограф Порошенко приурочил к форуму инвесторов).
  • “Страна” изучила его нормы и разбиралась, как они будут воплощаться на практике.
  • А что с первыми “масками”?
  • Прежде чем вчитаться в текст закона №8490 следует напомнить подоплеку его принятия и выяснить, какие результаты дала первая инициатива по облегчению ведения бизнеса – “Маски-шоу стоп-1” (закон №7275).

Ее основные постулаты “Страна” уже описывала детально.

Сегодня лишь напомним, что главный акцент “первых масок” касался новаций в Уголовном процессуальном кодексе в части трех запретов для правоохранителей – на проведение обысков без присутствовия адвоката, открытие разных уголовных дел по одной и той же фабуле, а также изъятие техники. Кроме того, силовиков обязали снимать на видео “шмоны”, а суды – вести аудиофиксацию заседаний, включая процесс рассмотрения следственными судьями ходатайств прокуроров.

  1. Мониторить выполнение этих норм была призвана Межведомственная комиссия по вопросам обеспечения соблюдения правоохранительными органами прав и законных интересов лиц, которую патронирует премьер-министр Владимир Гройсман (создание этого органа как раз и предусматривал закон №7275).
  2. И вскоре туда посыпались жалобы от бизнесменов.
  3. Министр юстиции Павел Петренко утверждал, что их вал оказался меньше, нежели до запука инициативы “Маски-шоу стоп”.

“Три-четыре жалобы через офис бизнес-омбудсмена… Большого массива жалоб нет”, – говорил он в апреле журналистам. К середине лета суммарное количество жалоб исчислялась уже десятками, а затем и сотнями.

Основная масса негодований бизнеса касалась игнорирования правоохранителями запретов на изъятие серверов, которые продолжались повсеместно (вместо копирования информации с носителей) и продолжающаяся практика “клонирования” уголовных дел (ее осуществляют путем коррекции нескольких слов в фабуле).

Кроме того, предприниматели указывали: суды продолжают выносить “ухвалы” о проведении обысков “конвейером” без предусмотренной законом аудиофиксации.

Узнав об этом, власти развели руками и задумались. В их интерпретации, для привлечения нерадивых нарушителей закона у бизнеса на поверку не оказалось должного инструментария. Ввиду этого в оказавшийся “сырым” закон №7275 начали готовить добавку – “вторую часть”. Не мудрствуя лукаво, ее обозвали “Маски-шоу стоп-2”.

  • О чем новый закон
  • Как и первую инициативу, представлял свежие наработки в парламенте глава Минюста Петренко.
  • “Суть этого закона – дать возможность честному гражданину и предпринимателю защититься от беспредела следователя, который нарушает закон, дать возможность предпринимателю подать жалобу в суд, если следователь возбудит повторно уголовное дело по той же фабуле”, – заявлял он.
  • Тем самым не скрывая: новшества, которые были утверждены 18 сентября Верховной Радой, представляют собой попытку ответить на вызовы, с которыми не смогли справиться в должной мере “первые маски”.
  • Теперь – об основных “китах” закона. Он вносит изменения в УПК в части предоставления права участникам уголовного производства (должностным лицам предприятий, в отношении которых ведется досудебное расследование) заявлять ходатайство о закрытии дела, в случае когда:
See also:  Як власникам і користувачам земельних ділянок захиститися від незаконних дій органів реєстрації

– существует неотмененное постановление следователя/прокурора о прекращении уголовного производства в случае установления отсутствия события или состава уголовного преступления;- вступает в силу закон, которым отменена уголовная ответственность за деяние, совершенное лицом, или относительно налоговых обязательств лица, совершившего действия, предусмотренные ст.212 УК Украины, достижения налогового компромисса.

Вынести мотивированное решение на этот счет следователь должен будет в течение трех дней с момента поступления к нему соответствующего обращения. При этом, если на эти просьбы заявителю будет дан отказ, он может “обязать” прокурора закрыть дело через суд.

Предусмотрено, что решение следственного судьи об отказе в удовлетворении соответствующей жалобы также может быть обжаловано в апелляционном порядке.

Опрошенные “Страной” юристы указывают: внешне эта новация выглядит прогрессивно, если бы не ряд реалий жизни, связанных с по сути установленным диктатом власти над служителями Фемиды.

“Если ты через суд добиваешься закрытия дела, то очевидно, что на уровне следствия уже был получен отказ в этом. А теперь представьте себе “шпагат” следственного судьи, который будет рассматривать это ходатайство.

Он прекрасно отдает себе отчет в том, что со следователем и прокурором ему еще предстоит работать, ознакомлен с позицией органа досудебного расследования…

Ну и наконец, нарываться на потенциальную жалобу в ВСП или возбуждение уголовного дела за вынесение неправосудного решения, что практикуют в ГПУ, вряд ли найдется много желающих. Так что в целом норма “пустая” и вряд ли что-то кардинально изменит.

За исключением, разве что, случаев “договорняков”, где от судьи требуется лишь подписать решение, которое уже было принято “наверху”, – говорит один из киевских адвокатов на правах анонимности.

Чересчур ушлых силовиков сделают “регрессниками”, судьи не заплатят ничего

Законом также предусматривается ужесточение имущественной ответственности правоохранителей за совершенные деяния. Эти новации касаются правок в ст.

307 УПК, и предусматривают компенсацию из бюджета за действия силовиков с последующим регрессом к последним со стороны государства.

То есть, согласно задумке авторов “Маски-шоу стоп-2”, за незаконные действия заплатит сначала бюджет, а затем держава взыщет эти суммы с нерадивого следователя/прокурора.

Определение конкретного, а не коллективного, виновного при “кошмаривании” фигурантов уголовных дел уже вызвало ожидаемую реакцию на страницах юристов.

“Родина сдаст тебя, сынок”, – острит в обсуждении этой новеллы судья Денис Невядомский, обращаясь к следователям и прокурорам. Другие его коллеги более скептично настроены на этот счет. Они сомневаются, что в рамках инициированных “сверху”, в том числе и откровенно заказных уголовных дел власти не начнут “сливать” исполнителей таким образом.

  1. Хотя, как показывает история опального экс-следователя ГПУ Дмитрия Суса, которого на сегодняшний день пытаются судить, и такие прецеденты уже встречались.
  2. Параллельно с этим “обновляются” нормы Гражданского и Уголовного процессуального кодекса, а также статьи закона “О порядке возмещения вреда, причиненного гражданину незаконными действиями органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, органов досудебного расследования, прокуратуры и суда”.
  3. Отныне право обратного требования к виновным лицам будет распространятся на силовиков не только в случае установления в их действиях уголовного правонарушения, но и при наличии признаков дисциплинарного проступка.
  4. Важный нюанс: чтобы получить денежную сатисфакцию, равно как и поставить зарвавшихся сотрудников органов на место, пострадавшее от беспредела правоохранителей лицо или компания должны будут иметь на руках судебный вердикт.

Если ходатайства бизнесменов будут учтены в соответствующей “ухвале” на решение, действия или бездействие органа досудебного расследования, об этом будет уведомляться руководитель конкретного зачинщика “кошмаривания”. В его компетенции – проведение служебного расследования и решение вопроса о привлечении виновных лиц к ответственности.

Но важно разграничивать: закон №8490 касается не порядка возмещения ущерба лицу за незаконные действия органа досудебного расследования. “Он касается того, что происходит после того, как Госказначейство возместило лицу ущерб за то, что его незаконно содержали в СИЗО.

А уже после того, как гражданин получил деньги, может начаться регресс – государство в лице прокуратуры будет требовать от следователя возместить ущерб. Но не гражданину (он деньги уже получил!), а бюджету, – объясняет “Стране” известный криминальный журналист Владимир Бойко.

– Этот закон расширяет основания, когда прокуратура может требовать от следователя компенсации за его действия в пользу казначейства. Ранее такое было возможно только в случае осуждения следователя за незаконные действия.

Прокуратура при этом подавала гражданский иск к следователю в порядке трудового спора, путем подачи иска о возмещении ущерба, нанесенного государству”.

Но и это еще не все нюансы – усиливая тем самым ответственность следователей и прокуроров авторы закона №8490 вывели из круга лиц, с которых можно взыскать регрессный ущерб судей за вынесение противоправных решений.

Наряду с этим расширяется перечень случаев, при наступлении которых у пострадавших от действий правоохранителей возникает право на возмещение со стороны государства. Но и здесь есть ряд вопросов, ответы на которые даст только апробация закона №8490 на практике.

Прежде всего, речь идет о так называемом “бездействии” правоохранителей.

Ведь не секрет, что к таковому зачастую относят регулярные отказы в обязательном открытии уголовных дел по заявлению лица, его подавшего (из свежих примеров – “Страна” лишь через суд удалось обязать полицию расследовать угрозы в адрес журналистов нашего издания).

“Если каждая такая “бездеятельность” будет сопровождаться иском об ущербе, то либо суды перестанут признавать ее незаконной, что нивелирует задумку, либо в бюджет придется закладывать колоссальные суммы на компенсации”, – пишет в своей колонке на “Экономической правде” адвокат Юрий Радзиевский.

“Третьи лица”

Наконец, законом вводится в обиход новый участник уголовного производства – “другое лицо”, а также гарантии защиты его прав. По оценкам юристов, это долгожданная норма, в результате чего “связанные” или “третьи” лица наконец-то получили права, наравне с подозреваемым, обвиняемым и потерпевшим.

“Фраза прокурора или следователя “у вас нет статуса в производстве” превращала собственника или директора предприятия просто в немого свидетеля того, как различные следственные действия останавливали работу предприятия и бизнеса в целом.

Принятые изменения дают право подавать ходатайство в суд о закрытии уголовного производства в связи с истечением сроков следствия, а также обжаловать в суде возможный отказ, – отмечает в своем блоге адвокат Александр Горобец.

– Предполагаю, что эта новелла сможет покончить с существованием долгоиграющих фактовых производств, причем инициативу закрытия закон дает иному лицу, права или законные интересы которого ограничиваются во время досудебного расследования”.

Впрочем, высказываются мнения, что и эта новелла может оказаться лечением симптомов, а не самой болезни.

Суть которой в том, что после дарования в 2015 году силовикам возможности налагать аресты на имущество так называемых “связанных лиц”, количество злоупотреблений со стороны правоохранителей по этой части уже давно бьет все рекорды (в том числе, в рамках уголовных дел, где нет подозреваемых).

В СМИ регулярно можно встретить упоминания о таких скандалах. Так, силовики “кошмарят” контрагентов фирм, в отношении которых проводится расследование, невзирая на то, что они не имеют прямого отношения к фабуле производства.

Еще одна уловка людей в погонах – при осуществлении “шмонов” они блокируют работу других фирм, когда те находятся в одном помещении с “мишенями” уголовного дела.

И в дальнейшем через суд арестовывают все обнаруженное имущество “скопом”.

Знают ли об этих примерах разработчики закона? Скорее всего, да. Но вместо того, чтобы запретить арестовывать имущество “третьих лиц”, то есть решить проблему кардинально, депутаты просто немного подсластили им пилюлю.

И частично устранили следствие ранее созданных самими же народными избранниками проблем.

В то же время, открытым остается вопрос – не откроют ли новые права “связанных/других” окно для злоупотреблений и прекращения расследования полновесных, а не сфабрикованных дел.

Апробация на практике “Масок-шоу стоп-2” в ближайшие месяц даст ответ, смог ли новый закон разрешить проблему “прессинга бизнеса”.

Пока же оценки новаций сводятся к тому, что выписанные на бумаге позитивные нормы будут по-прежнему саботироваться людьми в погонах.

А ушлых следователей и прокуроров, которые занимаются “кошмариванием” фигурантов уголовных дел, будет прикрывать начальство.

Ввиду этого нельзя исключать, что в таком случае “бег по кругу” властей в попытках защитить права предпринимателей завернет на новый виток без практических результатов.

“С нетерпением ожидаю на третью часть супер-пупер блокбастера “Маски-шоу стоп”, – рефлексирует на эту тему экс-прокурор Владимир Петраковский.

See also:  Зміни у земельному законодавстві внаслідок дерегуляції

Какую защиту бизнесу дает «Маски-шоу cтоп-2»

Финансовая безопасность агробизнеса

В ноябре 2018 года вступил в силу Закон Украины № 2548-VIII от 18 сентября 2018 года, более известный как «Маски-шоу – Стоп 2».

Этот закон стал по своей сути дополнением к вступившему в силу декабре 2017 года Закону Украины № 2213-VIII, получившему известность как «Маски-шоу – Стоп». Общая направленность обеих законов – пресечение практики необоснованного давления правоохранителей на бизнес и законопослушных граждан.

О «Маски-шоу – Стоп 2» написано уже немало. В экспертной среде как подмечают отдельные его положительные стороны, так и выражают сомнения в том, смогут ли они быть полностью реализованы на практике. Так или иначе, закон предоставляет бизнесу новые инструменты защиты. И их полезно знать, чтобы в случае необходимость правильно ими воспользоваться.

Длительность уголовных расследований традиционно является одной из причин критики правоохранительной системы в Украине.

На неё жалуются как заявители и потерпевшие, которые порой годами не могут заставить расследование «сдвинуться с места», так и лица, находящиеся по другую сторону «баррикады», которым приходится столь же длительное время ощущать на себе «прессинг» правоохранителей, не имея при этом возможности ни добиться закрытия производства, ни предстать перед судом с возможностью быть оправданными.

Важным шагом к преодолению проблемы стало установление законом с марта 2018 года чётких сроков завершения досудебного расследования от момента внесения данных о нём в ЕРДР до момента предъявления кому-либо подозрения (это было сделано Законом Украины № 2147-VIII от 03.10.2017 г. о судебной реформе).

Однако, как показала правоприменительная практика, этого шага оказалось не вполне достаточно.

Широко известно, что большая часть уголовных производств, ведущихся в Украине – это так называемые «фактовые» производства.

Во многих случаях это вполне естественная и объективная ситуация – следователь имеет основания считать, что преступление было совершено, но не собрал доказательств, чтобы подозревать кого-то конкретно.

Однако случается, что фактически подозреваемые известны, или даже очевидны, но предъявлять им подозрение сторона обвинения не спешит – часто из-за того, что в таком случае они приобретут статус «стороны защиты» и получат широкий спектр инструментов для этой самой защиты.

К этому стоит добавить, что действующее законодательство позволяет следователям совершать обыски с изъятием имущества или арестовывать имущество не только принадлежащее подозреваемому, но и принадлежащее другим лицам.

Для этого достаточно получить разрешение следственного судьи.

А многие из судей, как показывает практика, предоставляют стороне обвинения широкий кредит доверия в таких вопросах, и не слишком требовательны к обоснованию соответствующих ходатайств.

Как следствие, бизнес нередко оказывается в «патовой» ситуации: при обыске изымаются важные документы, оборудование или другие ценности, уголовное производство тянется сверх разумных сроков, никому из руководства подозрение не предъявляют, но и имущество не возвращают.

«Маски-шоу – Стоп 2» даст возможность лицам, не имеющим статуса подозреваемых, чьи права были ограничены во время досудебного расследования (например, путём ареста или изъятия имущества), ходатайствовать перед следственным судьей о закрытии «фактового» уголовного производства, в отношении которого были нарушены сроки досудебного расследования.

Проще всего этот механизм защиты будут применить к тем производствам, данные о которых были внесены в ЕРДР начиная с 15.03.2018 г., так как в их отношении закон предусматривает четкие сроки окончания досудебного расследования.

В отношении «старых» уголовных производств, для которых чёткие сроки не установлены, обжаловать нарушение сроков также возможно, но несколько сложнее – дополнительно потребуется доказать, что прошедший срок расследования превышает разумный.

  • Однако, даже с учётом этого нюанса, «Маски-шоу – Стоп 2» сделал бесконечно тянущиеся «фактовые» уголовные производства менее удобным инструментом для создания искусственного давления на бизнес, и расширил инструментарий для противодействия этому явлению.
  • Ещё одной из причин, по которым прогрессивные законодательные нововведения в части установления чётких сроков досудебного расследования, внедрённые в рамках судебной реформы, имели все шансы не заработать в полную силу, являлось отсутствие в законодательстве «предохранителей» против злоупотреблений в виде открытия новых уголовных производств аналогичных закрытому.
  • Ведь упорная борьба за закрытие тянущегося вокруг бизнеса уголовного производства теряет смысл, если правоохранители смогут уже вскоре открыть по сути такое же производство заново, всего лишь незначительно скорректировав фабулу дела.
  • «Маски-шоу – Стоп» ввёл новое основание для закрытия уголовного производства – наличие не отменённого постановления следователя или прокурора о закрытии по ряду оснований (в том числе в связи с отсутствием события или состава преступления) уголовного производства относительно того же самого деяния, которое расследовалось с соблюдением правил о подследственности. 
  • «Маски-шоу – Стоп 2» сделал в этом направлении ещё один шаг вперёд, чётко установив, что ходатайства следователю, прокурору о закрытии уголовного производства на таком основании могут подавать участники уголовного производства (к числу которых относятся и лица без статуса подозреваемых, чьи права ограничены во время расследования), и такие ходатайства должны быть рассмотрены в течении трёх дней с предоставлением письменного ответа.
  • Кроме того, законом теперь предусмотрена возможность обжаловать постановления следователя или прокурора об отказе в закрытия производства следственному судье, а определение следственного судьи об отказе в удовлетворении такой жалобы может быть предметом апелляционного обжалования.
  • Таким образом, создана почва для того, чтобы сразу же после закрытия одного уголовного производства требовать закрытия других идентичных, не ожидая, пока в рамках этих идентичных производств будут в свою очередь нарушены сроки досудебного расследования или допущены другие процессуальные нарушения.

Сложно отрицать, что механизм привлечения к ответственности правоохранителей (как и других госслужащих) за ущерб, нанесённый частным лицам их решениями, действиями или бездействием, нуждается в существенном усовершенствовании. Не будет сильным преувеличением заявить, что этот механизм в Украине пока практически не работает. И многие эксперты называют это одной из главных предпосылок к злоупотреблениям в сфере правоохранительной деятельности.

Эта проблема традиционно является предметом дискуссий на различных площадках. Однако всерьёз к её решению до сих пор никто не подступался.

Авторы «Маски-шоу – Стоп 2», отвечая на неудовлетворенный общественный запрос, решились частично затронуть этот вопрос в своём законопроекте.

Возмещения ущерба, нанесённого незаконными действиями правоохранителей, как и раньше, можно будет требовать у государства в судебном порядке. То, что эта процедура в Украине довольно сложна и не всегда оказывается успешна даже в случае реально нанесённого ущерба – это отдельная тема, в которую «Маски-шоу – Стоп 2» ничего нового не принёс.

Новелла закона в том, чтобы дать возможность государству, если уж оно выплатило компенсацию, взыскать её в порядке регресса с конкретного провинившегося правоохранителя. Раньше это тоже было теоретически возможно, но только если правоохранитель был осужден за совершение преступления. Теперь это будет сделать проще – достаточно наложить на правоохранителя дисциплинарное взыскание.

  1. Идея такого подхода состоит в том, чтобы реальная угроза персональной материальной ответственности дисциплинировала сотрудников правоохранительных органов и вынуждала их «думать дважды», прежде чем совершать незаконные действия.
  2. Какой эффект даст это нововведение на практике – предсказать трудно.
  3. Всё ещё есть много разных взглядов на то, как должен быть построен механизм ответственности, чтобы, во-первых, ответственность несли те, кто принимает решения, а не только исполнители; во-вторых, чтобы такая ответственность не применялась в репрессивных целях в отношении добросовестных, но неугодных по разным причинам сотрудников правоохранительных органов.
  4. Вероятнее всего, Закон № 2548-VIII – ещё далеко не точка в этой весьма непростой дискуссии.

Подытожив вышеизложенное, было бы преждевременно утверждать, что «Маски-шоу – Стоп 2» в корне изменит парадигму общения правоохранителей и бизнеса уже сегодня. Но всё же это важный шаг на правильном пути, и сдержанный оптимизм в связи с ним вполне оправдан.

Другое дело, что по этому пути Украине предстоит идти и далее, чтобы взаимодействие правоохранительной системы с бизнесом и в целом с обществом в конце концов стало соответствовать той модели, которая существует в наиболее развитых демократических государствах.

Выполнение этой амбициозной задачи требует не только усовершенствования законодательства, но и определённых изменений в правовом сознании и правовой культуре всех участников уголовного процесса.

Речь идёт как о правоохранителях, которые не должны злоупотреблять своими полномочиями, так и об отдельно взятых представителях бизнеса, которым есть над чем работать в вопросах комплаенса, чтобы уменьшить риск попадания в фокус уголовных расследований.

See also:  Директор без зарплаты: законно ли это? адвокат москаленко а.в.

Маски-шоу стоп-3. Что даст новый законопроект о защите IT-бизнеса

Цифрова ера − це шанс України на економічний прорив, на прихід іноземного капіталу та якісно новий рівень життя. Здається, це усвідомлюють усі, окрім правоохоронних органів. Застрягши в аналоговому світі, вони продовжують кошмарити IT-бізнес: влаштовують безпідставні обшуки, вилучають сервери та іншу техніку, фактично паралізовуючи роботу компаній. 

Що не так із обшуками в IT-компаніях?

Незважаючи на численні обшуки (за неофіційною статистикою понад 30 за останні два роки), щодо IT-компаній не винесено жодного судового вироку! Просто склалася корупційна схема: вилучення техніки і «торги» за її повернення. 

Отож перше, що бачить іноземний інвестор, коли приймає рішення щодо України, − це інформація на Bloomberg про обшук у публічній IT-компанії, причиною якого була далеко не «боротьба з тероризмом», а банальне бажання наживи. В результаті з’ясовується, що інформацію можна було просто запитати, а не приходити із 30-ма озброєними людьми…

Такими варварськими методами ми наче умисно відлякуємо потенційних інвесторів, транслюючи їм сигнал: не ризикуйте, не відкривайте офіси в Україні, краще зробіть це в наших сусідів – у Польщі чи Угорщині, там і державних стимулів для IT більше, і з правопорядком краще. 

Відносини між IT-компаніями та правоохоронцями відчайдушно потребують наведення ладу та правового регулювання. 

Законопроект «Маски-шоу стоп-3» − не панацея, але вихід із замкнутого кола 

15 січня на розгляд до ВРУ ми подали важливий для IT-індустрії законопроект №2740, що в народі більш відомий як «Маски-шоу стоп-3». Документ передбачає внесення змін до Кримінального кодексу України з метою захисту IT-бiзнесу від зловживань з боку правоохоронних органів. 

В розробці законопроекту взяли участь експерти IT Ukraine, Верховного суду України та науковці. Працюючи над документом, ми спиралися на практику Європейського суду з прав людини (зокрема, на рішення від 23.01.2014 по справі East/West Alliance Limited проти України), що забороняє безпідставне вилучення серверів та комп’ютерів як  «предметів та засобів праці». 

Законопроектом №2740 ми пропонуємо:  

  • Заборонити вилучення серверів та інших носіїв електронної інформації, якщо вони не є речовими доказами у кримінальному провадженні. Іншими словами, сервер або жорсткий диск вправі вилучити лише тоді, якщо ними, скоєно вбивство. 
  • Якщо правоохоронцям потрібна інформація – її просто копіюють, не вилучаючи сам носій. При цьому результати копіювання інформації чітко фіксуються у відповідному протоколі.
  • За умисні незаконні дії правоохоронців передбачена кримінальна відповідальність.

Сподіваємося, це остудить «гарячі голови» слідчих, які ще жодного разу не понесли покарання за свої неправомірні дії. В той час як бізнес за кожен день свого простою платить сповна: десятки тисяч доларів збитків, втрачені контракти та зіпсований імідж.

Достатньо згадати лише обшук в компанії Maxymiser, якраз після того, як її придбала Oracle. Збіг? Не думаю. Витяг із ухвали суду про обшук: громадянка В., яка випадково проходила повз офіс компанії Maxymiser зауважила використання неліцензійного програмного забезпечення. Це вже потім ми розібралися, що той комп’ютер знаходився на другому поверсі! 

У схожі ситуації потрапляли LetyShops, Luxoft, Rozetka, Dragon Capital, GlobalLogiс та інші. За неофіційною статистикою, понад 30 українських IT-компаній за останні два роки відчули на собі всі “принади” обшуків.

Методи роботи правоохоронців наче під кальку зроблені: за анонімним зверненням відкривають провадження, отримують дозвіл на обшук, блокують офіс та в якості речових доказів забирають документацію, техніку, сервери, мобільні телефони, ноутбуки.

Справа інколи доходить і до офісних меблів! 

Проблема набуває обертів. Щоб якось себе захистити, компанії навіть влаштовують корпоративні тренінги «Як себе поводити під час маски-шоу?», рольові ігри з використанням VR-окулярів для максимального занурення в атмосферу маски-шоу! Все це виглядає дуже нездорово: бізнес витрачає свої кошти не на розвиток, а на захист свого права на існування. 

Законопроект №2740 – можливість усунути причину проблеми – корупційну складову, а не щоразу боротися з її наслідками. Слід нарешті збалансувати недолугу каральну гру «в одні ворота». 

Бог любить трійцю або чому «Маски-шоу стоп» та «Маски-шоу стоп-2» не спрацювали

Проект «Маски-шоу стоп» перетворився на багатосерійний блокбастер. Ухвалені раніше «Маски-шоу стоп» та «Маски-шоу стоп-2» так і не стали дієвим прийомом проти «лому» силовиків.

Чому? Через протистояння з боку силової машини, під час першого та другого читання в Парламенті із документів вилучили більшість важливих положень. В результаті закони прийнято, а на практиці ефекту нуль. 

Напротивагу попереднім двом версіям, «Маски-шоу стоп-3» писали як адвокати бізнесу, так і представники влади. Тому поданий законопроект балансує інтереси всіх сторін: не перешкоджає встановленню істини у кримінальний справі, разом із тим, захищає бізнес від безпідставних обшуків.

Наразі у влади з’явилася політична воля на врегулювання процесу. У нас єдина мета − іноземний інвестор повинен отримати чіткий і зрозумілий сигнал: у нашій країні з ним не поводитимуться як із кримінальним порушником. 

Тільки так зможемо досягти задекларовані владою 10% ІТ у ВВП країни. 

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Ответственность за «маски-шоу» по новому закону: что изменится для харьковчан и бизнеса

Как было

Раньше основанием для привлечения государства (полиции, прокуратуры, суда) к ответственности пострадавшему нужно было добиваться обвинительного приговора, вступившего в законную силу. Именно так пострадавшие могли получить компенсацию за незаконные действия правоохранителей.

По словам харьковского адвоката Евгения Рияко, добиться обвинительного приговора было крайне сложно. Этот процесс касался как обычных граждан, так и бизнеса.

Максимально «счастливым» эпилогом в получении обвинительного приговора могло стать заявление потерпевшего, но чаще всего на этом дело останавливалось — в статистике мало случаев, где гражданам удавалось добиваться приговора. Механизм наказания правоохранителей попросту не работал.

Что изменится

Теперь в законодательстве прописали четкие инструменты, при наличии которых есть основания взыскать компенсацию с правоохранителей за нанесенный ущерб. Их два: результаты дисциплинарного производства и удовлетворенная судьей жалоба.

Теперь не обязательно ждать судебного приговора — достаточно подать жалобу руководству на сотрудника органов. Руководство проводит служебное расследование, открывают дисциплинарное производство и привлекают «провинившегося» к ответственности за дисциплинарный проступок.

Благодаря первому инструменту, по словам специалиста, добиться компенсации станет гораздо легче.

Второй инструмент позволяет потерпевшему или его адвокату пожаловаться следственному судье, что при обыске незаконно изъяли имущество (без необходимых документов), также обжаловать действия правоохранителей при попытке не вносить информацию в ЕРДР или адвокату потерпевшего попытаться отменить арест. Если в таком случае судья удовлетворил жалобу, то есть основания обращаться к государству за компенсацией со стороны правоохранителей.

Проще говоря, потерпевшему могут вернуть имущество, возместить нанесенный ущерб за счет государства, а также заставить следователя нести материальную ответственность за неправомерные действия, что в новом законе именуется как «обратное требование».

То есть государство выплачивает потерпевшему компенсацию за действия своих сотрудников, а потом обращается к провинившемуся сотруднику с иском на эту сумму.

К примеру, если у частного предприятия изъяли рабочий станок, прервали производство и таким образом нанесли ущерб предприятию на сумму 100 тысяч гривен, то государство выплачивает эту сумму потерпевшему, а потом направляет иск на правоохранителя, из-за нарушений которого пришлось выплатить эту сумму.  

Как закон повлияет на бизнес в Украине

По словам адвоката, чаще всего нарушаются права в бизнесе — при обысках и изъятии имущества. В последнем случае правоохранители могут шантажировать бизнесменов, предлагая им пойти навстречу. Нововведения будут касаться и простых граждан, которых, к примеру, безосновательно задержали на улице.

Последнее изменение в новом законе также касалось «маски-шоу» в бизнесе. К примеру, предпринимателей обыскали. Во время обыска установили факт преступления и открыли уголовное производство. Позже оно оказалось безосновательным и уголовное дело закрыли.

Но на оставшихся фактах возбуждают новое уголовное дело, но под другим углом. По новому закону бизнесмен может сообщить непосредственно следственному судье, а не обращаться к следователю, как ранее, что уголовное дело возбудили по тому же факту, по которому уже закрыли дело.

И судья его закроет.

Новый закон вступит в силу со следующего дня после его официального опубликования.

 В Харькове преступления против журналистов остаются безнаказанными.

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*