Отменить незаконный арест недвижимости в уголовном процессе в некоторых случаях невозможно

ОТМЕНИТЬ  НЕЗАКОННЫЙ  АРЕСТ  недвижимости  в  УГОЛОВНОМ  ПРОЦЕССЕ   в некоторых случаях    НЕВОЗМОЖНО

ksrf.ru

Конституционный суд РФ признал не соответствующим Конституции ряд положений Уголовно-процессуального кодекса РФ, касающихся вопросов, которые должны разрешаться судом при вынесении приговора.

Поводом для оценки конституционности ч. 1 ст. 73 (обстоятельства, подлежащие доказыванию), ч. 1 ст. 299 (вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора) и ст. 307 (описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора) УПК РФ стала жалоба жительницы Волгоградской области.

В марте 2016 года несколько граждан были признаны виновными по ст. 159 УК РФ и осуждены за хищения денег вкладчиков жилищно-строительного кооператива.

За потерпевшими было признано право на удовлетворение гражданских исков, а вопрос о размере возмещения вреда передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. При этом был сохранен до полного возмещения вреда арест, ранее наложенный на ряд имущественных объектов.

В их числе – двухкомнатная квартира в Волгограде и автомобиль женщины, участвовавшей в уголовном деле как свидетель. В качестве обвиняемой, гражданского ответчика или лица, обязанного возместить вред, причиненный виновными, она не привлекалась.

Владелица автомобиля и квартиры подала кассационные жалобы, однако они остались без удовлетворения.

Суды указывали, что обстоятельства, послужившие основанием для наложения ареста на имущество, не отпали, и нашли подтверждение в ходе рассмотрения уголовного дела по существу: эти объекты были переданы одной из осужденных в собственность свидетельницы, являвшейся соучредителем юрлица, созданного для сохранения денежных средств и имущества, добытых преступным путем.

Женщина подала жалобу в КС РФ, указывая, что ч. 1 ст. 73, ч. 1 ст. 299 и ст.

 307 УПК РФ не соответствуют Конституции, поскольку из-за пробела в действующем правовом регулировании позволяют суду после вступления приговора в силу сохранить арест, ранее наложенный на имущество, без установления, доказывания и изложения в приговоре обстоятельств, подтверждающих, что это имущество получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества.

Если решение вопроса о судьбе имущества, подлежащего конфискации, урегулировано УПК РФ, то в отношении имущества, не подлежащего конфискации, но подвергнутого аресту для обеспечения гражданского иска имеется, по мнению заявительницы, правовая неопределенность, позволяющая ограничивать права его собственников.

Как отметил КС РФ, наложение ареста на имущество не может быть произвольным и должно быть обусловлено предполагаемой причастностью конкретного лица к преступной деятельности или предполагаемым преступным характером происхождения конкретного имущества либо основываться на законе, устанавливающем материальную ответственность лица за действия подозреваемого или обвиняемого.

Наложение ареста на имущество иных лиц допускается лишь в целях обеспечения предполагаемой конфискации имущества или сохранности имущества, относящегося к вещественным доказательствам по уголовному делу, и лишь при условии, что относительно имущества имеются достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования преступной деятельности.

Вынося приговор, суд разрешает в нем, помимо прочих, вопросы о том, подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в чью пользу и в каком размере, как поступить с имуществом, на которое наложен арест, как поступить с вещественными доказательствами.

Вместе с тем в предмет доказывания по уголовному делу, в состав вопросов, разрешаемых судом при постановлении приговора, и в содержание описательно-мотивировочной части обвинительного приговора формально не включен вопрос о правовых основаниях использования имущества лица, не являющегося обвиняемым или материально ответственным, для возмещения причиненного потерпевшему вреда. Это позволяет оставить вопрос об обоснованности ареста нерешенным.

Наложение ареста на имущество относится к мерам процессуального принуждения и носит временный характер. Поэтому наложение ареста на имущество в целях обеспечения гражданского иска в уголовном деле не может выходить за временные рамки уголовно-процессуальных отношений, связанных с расследованием и разрешением данного уголовного дела.

Таким образом, сохранение ареста на имущество лица, не являющегося обвиняемым или материально ответственным, для обеспечения гражданского иска после вступления приговора в законную силу означает несоразмерное и необоснованное умаление права собственности, не отвечает конституционным критериям справедливости и соразмерности ограничений прав и свобод, не обеспечивает гарантии охраны собственности законом и гарантии судебной защиты, а потому противоречит Конституции РФ.

Дальнейшее после постановления приговора производство по гражданскому иску в целях разрешения вопроса о размере возмещения также предполагает возможность обеспечения иска посредством наложения ареста на имущество, который, однако, не может произвольно применяться к имуществу лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим материальную ответственность.

Тем не менее необходимость достижения баланса прав и законных интересов лица, на имущество которого наложен арест, с одной стороны, и прав потерпевших, с другой стороны, не исключает правомочия федерального законодателя осуществлять правовое регулирование такого ареста для целей возмещения причиненного вреда. К нему может относиться предоставление надлежащих процессуальных гарантий защиты прав лиц, у которых находится это имущество, и установление процедурных механизмов перевода ареста этого имущества из уголовного в гражданское судопроизводство в случае признания в приговоре права на удовлетворение гражданского иска при обосновании в нем фактической принадлежности имущества, находящегося у лица, не являющегося подозреваемым, обвиняемым, осужденным или материально ответственным, лицу, признанному приговором виновным в совершении преступления.

В результате КС РФ признал ч. 1 ст. 73, ч. 1 ст. 299 и ст.

 307 УПК РФ не соответствующими Конституции в той мере, в какой они позволяют сохранять после вступления приговора в законную силу арест, наложенный в рамках производства по уголовному делу на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, в целях обеспечения гражданского иска.

Правоприменительные решения, вынесенные в отношении заявительницы и основанные на оспариваемых положениях УПК, подлежат пересмотру в установленном порядке.

Постановление КС не подлежит обжалованию и вступает в силу со дня официального опубликования.

Источник: https://legal.report/ks-zabrakoval-normy-upk-svjazannye-s-arestom-imushhestva/

Арест подозреваемого в уголовном деле

ОТМЕНИТЬ  НЕЗАКОННЫЙ  АРЕСТ  недвижимости  в  УГОЛОВНОМ  ПРОЦЕССЕ   в некоторых случаях    НЕВОЗМОЖНО

Человек, даже совершивший преступление, может быть лишен свободы только в исключительных ситуациях. Защита по уголовным делам способна обеспечить соблюдение законности и не допустить необоснованного лишения свободы человека.

  • Традиционно в России решение об аресте подозреваемого принималось прокуратурой, которая использовала его как шаблонное, не вникая в уголовное дело каждого конкретного гражданина.
  • Необходимость более взвешенного подхода, который бы мог учитывать цену совершенного преступления, личность подозреваемого, привела к изменению законодательной нормы.
  • Согласно действующему с 2001 года Уголовному Процессуальному кодексу России, право на принятие решения об принудительном лишении свободы на период проведения следственных действий передано суду, что в корне изменило отношение государственных обвинителей и представителей следствия к аресту и позволило активнее действовать адвокатам по уголовным делам.

Принятие решения об аресте судом

Несмотря на некоторые усовершенствования, применяемый порядок вынесения решений о такой исключительной мере, как взятие под стражу, далеко не соответствует потребностям современного общества и защите прав гражданина. Участие адвоката в судебном заседании способствует принятию более взвешенного и целесообразного решения.

Положение о помещении под арест Уголовный ПК РФ определяет, как исключительную меру защиты общества. Она используется тогда, когда суд считает недопустимым использовать к подозреваемому другого способа ограничения свободы (подписки о невыезде, домашнего заключения).

Уголовный Процессуальный кодекс РФ определяет возможность использования принудительного лишения свободы для граждан, если они подозреваются в преступлениях, срок лишения свободы по которым превышает два года (ст. 108).

Судья принимает решение об этом, если со стороны прокуратуры и следствия предоставляются весомые факты и наводятся конкретные обстоятельства (они затем указываются, как обоснование решения в документах).

Правильно проведенная защита по уголовному делу в отношении подозреваемого лица адвокатом, которого может нанять он или его близкие, позволит доказать суду несостоятельность непроверенных сведений или предварительных бездоказательных результатов деятельности следствия (это требует Уголовный Процессуальный кодекс в ст. 89).

Что может повлиять на решение судьи

Закон устанавливает, что арест недопустим для лиц, которым объявлено о подозрении в преступных действиях, что наказываются не более, чем двумя годами лишения свободы.

Уголовный Процессуальный кодекс устанавливает перечень обстоятельств, способствующих аресту:

  • доказанная преступная деятельность подозреваемого лица;
  • противодействие гражданина проведению следствия;
  • доказанные предположения представителей следствия, что лицо, против которого выдвинуто подозрение, имеет намерение скрыться;
  • возможные помехи со стороны гражданина, против которого ведется следствие, в исполнении судебного решения (приговора).

Но, в то же время, наличие обстоятельств, которые Уголовный Процессуальный кодекс рассматривает, как исключительные, разрешает суду выносить постановления об аресте. К ним относятся:

  • неподчинение более раннему решению суда;
  • невозможность установить личность гражданина, против которого выдвинуто обвинение;
  • подозреваемое лицо не имеет постоянного адреса проживания;
  • гражданин скрывается от следствия.

Защита гражданина адвокатом со специализацией «уголовное дело», поможет смягчить наказание после предоставления суду доказательств законопослушности подозреваемого.

Согласно УПК, не берутся под арест граждане (предприниматели), если против них были выдвинуты подозрения в:

  • завладении средствами (ст. 160, Уголовный Кодекс РФ);
  • мошеннической деятельности (ст. 159);
  • нанесении материального вреда с использованием обмана или злоупотребления доверием (ст.165).

Возможные исключения

Установлено, что по некоторым из статей УК РФ, заключение не применяется к лицам, которые совершили преступление, если отсутствуют особые обстоятельства.

Законом устанавливается необходимость принятия более мягкого и взвешенного решения о лишении свободы детей и подростков. Гражданин младше 18 лет, помещается под арест исключительно после совершения им особо тяжкого преступления (Уголовный кодекс РФ устанавливает по нему срок наказания свыше пяти лет).

На принятое судьей решение могут повлиять дополнительные обстоятельства, прямо или косвенно подтверждающие опасность подростка для общества. Защита, которую осуществляет адвокат в Санкт-Петербурге, имеющий опыт работы по уголовным делам позволит обеспечить взвешенность решения, принятого судом.

Сколько длится арест

Законом устанавливаются жесткие сроки ограничения предварительного лишения свободы для подозреваемых. Независимо от выдвинутого против гражданина обвинения, заключение не может длится более 60 дней (ст.109, Уголовный Процессуальный кодекс РФ).

При выявлении веских причин, не позволяющих закончить дело на протяжении определенного законом периода, суд вправе увеличить срок следственных действий до полугода, в исключительных случаях – до 1,5 года.

Такое решение принимается после доказательства особо тяжкой вины подозреваемого.

Превышение граничного срока ареста не допускается законом. Если следствие не может аргументировать вину, гражданин должен быть освобожден, дело против него — закрыто. Адвокат, нанятый лицом, которое находится под следствием, на каждом этапе следственных действий по делу, обеспечивает его правовую защиту.

Уголовный Процессуальный кодекс (ст.109) определяет, что в срок ареста входит:

  • период задержания гражданина, как подозреваемого;
  • срок домашнего ареста;
  • время ареста на территории другого государства;
  • период принудительного лечения подозреваемого или обвиняемого в лечебном стационарном учреждении согласно решению суда.
See also:  Штраф дпс за красный поворотник незаконный

Возможность оспорить решение о выборе меры пресечения представляется возможным только при наличии веских нарушений Уголовного Процессуального кодекса.

Защита прав гражданина осуществляется его адвокатом (Санкт-Петербург располагает очень хорошими специалистами по уголовным делам, которых могут нанять близкие обвиняемого по разумной цене). Защита в таком случае предполагает подачу жалобы в вышестоящий суд в форме составленного документа, или устно – представителю следствия или судье (такая устная просьба заноситься в протокол заседания).

Только опытный адвокат, выигравший не одно уголовное дело, способен составить кассационный документ с правильным указанием данных о суде, уголовном деле и рассматривавшем его судье, обратить внимание на спорные моменты.

Профессиональный защитник может увидеть нарушения законности и норм процессуального кодекса в решении о заключении гражданина под стражу, описать их для вышестоящего суда.

Такой профессиональная защита юриста станет основанием для изменения меры ограничения свободы для подозреваемого на более мягкую.

Источник: https://sstumanov.ru/arest-podozrevaemogo-v-ugolovnom-dele/

Національна Асоціація Адвокатів УкраЇни – ОТМЕНИТЬ НЕЗАКОННЫЙ АРЕСТ недвижимости в УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ в некоторых случаях НЕВОЗМОЖНО

Действующим  Уголовно-процессуальным  кодексом Украины   предусмотрены  условия, при которых возможно ограничить право владения, пользования, распоряжения имуществом граждан, с помощью наложения ареста на это имущество.  Статья 173 Кодекса позволяет накладывать арест на имущество, не требуя, чтобы  обязательно было  установлено подозреваемое, обвиняемое лицо в уголовном деле.

  Но есть  исключение.  Если рассматривается вопрос  конфискации имущества как вида наказания, либо  применение мер уголовно-правового характера  в отношении юридического лица  либо возмещение вреда, причиненного вследствие уголовного правонарушения (гражданский иск), либо взыскание с юридического лица полученной неправомерной выгоды, суд требует наличия обоснованного подозрения.

На практике с  арестованным имуществом    подозреваемых, обвиняемых  лиц, запутанных  ситуаций не возникает, так как  условия  ареста  их  имущества, срок его удержания  неразрывно связан  с   положением  подозреваемого, обвиняемого в уголовном деле.

С  арестованным имуществом  физических лиц, которым не предъявляется  ни подозрение, ни  обвинение, возникают  проблемы.

 Они неразрывно связаны  как с отсутствием  в Уголовно-процессуальном кодексе  предусмотренных  конкретных сроков  расследования уголовных дел с  момента  внесения информации о совершенном преступлении в Единый реестр  досудебных расследований,  так и ограниченным объемом их прав, не предусматривающих возможность влиять на ход досудебного расследования.  

В действительности  это происходит следующим образом. Приведу реальный случай, произошедший в городе Днепре.

Гражданин по нотариально удостоверенной сделке получает в собственность квартиру.

      Через несколько месяцев узнает, что на приобретенную ним квартиру, суд в рамках уголовного производства, наложил арест с запретом распоряжения и пользования.

      Аресту предшествовали следующие события. От бывшего собственника квартиры в полицию поступило заявление о совершении в отношении него мошеннических действий неустановленными лицами, лишившими его квартиры.   

      Прокурор,  не допросив ни заявителя, ни других лиц, принимавших участие в гражданско – правовых  отношениях  по отчуждению, приобретению недвижимости,  не установив  факт совершения преступления, не предъявив никому, подозрение по этому делу, обратился с ходатайством к следственному судье   о наложении ареста на жилье.

Следственный судья, не желая объективно разбираться с делом, накладывает арест на квартиру. Собственник жилья обращается с ходатайством  в суд применивший арест, так как его не приглашали в судебное заседание (обязательное участие не предусмотрено).

  В прошении было отказано. Владелец временно изъятого имущества подал жалобу в апелляционный суд. Получил отказ.  Квартира осталась под арестом.  Других прав как обжаловать арест жилья, законодатель собственникам  арестованного   имущества не предоставил.

В приведенном случае, собственник арестованной квартиры, решил самостоятельно расширить свои права и обратился к прокурору с ходатайством об одновременном  допросе всех участников сделки, чтобы установить было ли совершено преступления в отношении заявителя, либо его отдельном  допросе как добросовестного приобретателя.  Прокурор отказал в требовании, мотивируя тем, что у владельца временно изъятого имущества нет права заявлять подобные ходатайства. Его отказ вполне законный, так как уголовно-процессуальный кодекс не предусмотрел таких прав для данной категории лиц.  

  • Собственнику арестованной квартиры  остается ждать неизвестно, сколько лет, пока прокурор не пожелает установить подозреваемого  в этом деле.
  • Статья 28  Уголовно – процессуального кодекса Украины, предусмотрела разумный строк – объективно необходимый для проведения  процессуальных действий и принятии процессуальных решений.
  • У прокурора,  в производстве которого находится выше названное уголовное дело, свое представление о разумных сроках.

На день написания этой статьи прошло больше одного года, как была внесена информация о якобы совершенном преступлении. В июле 2017 года исполнится ровно один год, как владелец арестованной квартиры лишен права ею не только распоряжаться, но и проживать в ней.  

До настоящего времени ни заявитель,  ни добросовестный приобретатель арестованной квартиры на допрос не вызываются. Одновременные допросы со всеми участниками выше описанной сделки не проводятся.

Можно, конечно, добросовестному приобретателю арестованной квартиры   требовать привлечения к уголовной ответственности прокурора за злоупотребление служебным положением, либо инициировать новое уголовное производство, в котором получить статус потерпевшего, подозревая заявителя в мошенничестве и т.д. Но это уже другая тема для новой статьи.  Кстати, процедура привлечения выше названного  прокурора к уголовной ответственности за злоупотребление служебным положением, пока положительного результата не дала.   

Смысл написания этой статьи заключается в том, чтобы обратить внимание, в первую очередь, юридической общественности об инициировании перед парламентариями Украины нескольких вопросов предусматривающих  внесение  соответствующих изменений в действующий уголовно-процессуальный кодекс, которые должны  исключить понятие – «разумный срок».    Предусмотреть конкретный определенный срок  для проведения досудебного расследования, начиная с даты внесения информации о совершенном преступлении в Единый реестр досудебных расследований,  с последующим принятием решения по делу.  

Разрешить  накладывать арест на имущество физических и юридических лиц только при наличии имеющегося обоснованного подозрения либо обвинения с их обязательным участием при рассмотрении соответствующего ходатайства.   

Думаю, тогда мы сможем избежать подобных нарушений прав добросовестных приобретателей имущества.

Автор публікації: Анатолій Фесенко

Источник: https://unba.org.ua/publications/2500-otmenit-nezakonnyj-arest-nedvizhimosti-v-ugolovnom-processe-v-nekotoryh-sluchayah-nevozmozhno.html

Обзор ВС: когда судам не следует арестовывать имущество – новости Право.ру

ВС отмечает, что анализ судебной практики показывает, что суды при разрешении ходатайств следователя, дознавателя о наложении ареста на имущество обвиняемого по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 115 УПК, в основном правильно применяют положения закона. Значительная часть ходатайств об аресте имущества  рассматривается по уголовным делам о коррупционных преступлениях. 

Чье имущество?

ВС напомнил, что по ч. 1 ст. 115 УПК арест может быть наложен только на имущество обвиняемого/подозреваемого, но суды должны проверять, действительно ли названное в ходатайствах имущество принадлежит этим лицам.

Только в случаях, когда из материалов дела с очевидностью следует, что имущество у третьих лиц фактически принадлежит обвиняемому или приобретено им на доходы, которые были получены от преступлений, суды могут обоснованно такое имущество арестовать.

В качестве примера приводится решение Пятигорского городского суда Ставропольского края от 28 ноября 2017 года. Тогда под арест попала гостиница. Она находилась в собственности у некого ООО, учредителями которого были близкие родственники обвиняемого по ч. 4 ст.

159 УК (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере). Тогда суд установил, что гостиница была куплена на преступные доходы, а на третьих лиц оформлена, чтобы скрыть доходы. Арест суд наложил, чтобы обеспечить возмещение ущерба бюджету (около 82 млн руб.)

Фактор единственного жилья

Арест не может быть наложен на имущество, на которое по ГПК не может быть обращено взыскание (закреплено в ч. 4 ст. 115 УПК). Поэтому, решая вопросы об аресте, судья должен убедиться, что такое правило соблюдается. Например, если некоторое помещение является для обвиняемого и его семьи единственным пригодным для постоянного проживания местом, то арестовать его нельзя.

На основании именно этого обстоятельства Ломоносовский районный суд Архангельска 2 июня 2017 года отказал следователю в аресте квартиры Алексея Степанова*, которого обвиняли по ч. 6 ст. 290 УК (получение взятки в особо крупном размере).

Отказать в аресте суд может, когда из поданных в суд материалов нельзя понять, попадает ли имущество под то, на которое не может быть обращено взыскание. Белорецкий межрайонный суд Республики Башкортостан 22 октября 2018 года отказал в аресте имущества Сергея Иванова, так как из материалов не было понятно, является ли это жилье единственным пригодным для совместного проживания.

Эта же ч. 4 ст. 115 УПК является основанием для отмены ареста в апелляции, если суд первой инстанции не учел эту часть удовлетворении ходатайства.

Соразмерность имущественным взысканиям

ВС отметил, что стоимость имущества, на которое налагается арест, не должна превышать максимального размера штрафа (он установлен санкцией статьи Особенной части УК). Другой вариант – стоимость имущества должна быть соразмерна причиненному преступлением ущербу. Поэтому суды могут наложить арест только на часть имущества.

Так, Майминский райсуд Республики Алтай 17 августа 2017 года отказал в аресте машины стоимостью в 1,7 млн руб., так как его владелец обвинялся по ч. 2 ст. 292 УК (служебный подлог), а штрафы по статье составляют 100 000–500 000 руб.

See also:  Земля по бартеру і безхазяйні земельні ділянки – аналіз законодавчих змін

, кроме того, по ней нельзя применить конфискацию. Похожая ситуация была в Ленинском райсуде Чебоксар: дознавателю не удовлетворили ходатайство об аресте, так как сумма требований по гражданскому иску составляла 56 000 руб.

, а стоимость имущества – 250 000 руб. 

Вернуть ходатайство

ВС обратил внимание, что «качество материалов, представляемых в суд органами, осуществляющими предварительное расследование, не всегда отвечает предъявляемым требованиям». Судья должен выяснить (по ч. 1 и 2 ст.

165 УПК), подсудно ли ходатайство суду, находится ли уголовное дело в производстве следователя или дознавателя, который такое ходатайство подал, и содержит ли сам документ сведения, необходимые для ареста и другие материалы.

Если требования к ходатайствам и подсудности не выполняются, то суды возвращают их следователям и дознавателям.

12 апреля 2017 года судья Ухтинского городского суда Республики Коми вернул ходатайство о наложении ареста на имущество следователю, так как в предоставленных документах не было постановления о соединении уголовных дел и принятии следователем этого дела (после соединения) к производству. То есть суд не мог установить, подало ли ходатайство уполномоченное должностное лицо.

О целях наложения ареста

«Как правило, органы предварительного расследования в ходатайствах приводят сразу несколько целей для наложения ареста на имущество (например, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, возможной конфискации имущества или других имущественных взысканий)», – рассказывается в обзоре. Суды в таких случаях в постановлении об аресте указывают, в каких именно целях налагается арест.

В Горно-Алтайском городском суде Республики Алтай 27 августа 2018 года судья арестовал автомобиль и земельный участок Зинаиды Сергеевой*, которую подозревали по ч. 3 ст. 160 УК (присвоение) на сумму 643 000 руб.

В постановлении было отмечено, что ходатайство было заявлено «в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска и взыскания штрафа». При этом санкция по статье составляет 100 000–500 000 руб.

, а иск заявлен на сумму 770 000 руб. 

Отсутствие информации о заявленном гражданском иске при этом не является основанием для отклонения ходатайства об аресте. Например, Курганский городской суд арестовал недвижимость, машину и деньги Ивана Купалы*, который нанес ущерб Фонду предпринимательства более чем на 16 млн руб. Размер имущественного вреда был подтвержден.

Фонд был признан потерпевшим, поэтому арест наложили, несмотря на то что гражданский иск заявлен еще не был. При этом суды могут правомерно ссылаться на ч. 2 ст.

44 УПК, согласно которой гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве уголовного дела в суде первой инстанции, а значит, и арест может быть наложен.

Обзор практики рассмотрения судами ходатайств о наложении ареста на имущество. 

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Источник: https://pravo.ru/story/210406/

Сохранение после приговора ареста имущества лиц, не связанных с осужденными, противоречит Конституции

17 апреля Конституционный Суд вынес Постановление № 18-П/2019, в котором рассмотрел вопрос о возможности оставления под арестом после вынесения приговора имущества лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за действия осужденных.

Обстоятельства дела

Согласно жалобе в КС (имеется у «АГ») Ирина Янмаева (Стребкова) приобрела квартиру у ЖСК «Равенство.Гарантия.Стабильность». Спустя два года она купила машину.

Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда от 30 октября 2008 г. в рамках расследования уголовного дела, фигурантом которого Ирина Янмаева не являлась, в порядке ст.

115 УПК по ходатайству следователя СЧ ГСУ при ГУВД по Волгоградской области без ее участия был наложен арест на принадлежащие ей на праве собственности квартиру и автомобиль. Поводом для этого послужила информация следствия о том, что соучредитель и руководитель ЖСК «Равенство. Гарантия.

Стабильность» Светлана Покасова «с целью сокрытия имущества, добытого преступным путем, часть недвижимости и транспортные средства передала» Янмаевой.

Стоит отметить, что на предварительном следствии имущество Янмаевой вещественным доказательством по делу, по правилам ст. 81 УПК, не признавалось.

Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда от 7 ноября 2014 г. женщине было отказано в снятии ареста на имущество. По мнению суда, освобождение от ареста является преждевременным, и оценка доводам, указанным в заявлении, может быть дана только по итогам рассмотрения уголовного дела по существу судом первой инстанции.

При этом срок ареста на имущество на предварительном следствии и на период рассмотрения уголовного дела по существу не устанавливался, промежуточных судебных постановлений о продлении ареста на имущество не выносилось, несмотря на признание Конституционным Судом положений ч. 3 и 9 ст. 115 УПК не соответствующими Конституции (Постановление КС от 21 октября 2014 г.

№ 25-П) и внесение изменений в соответствующую норму УПК.

Приговором Центрального районного суда г. Волгограда от 15 января 2015 г. несколько лиц были признаны виновными в хищении денежных средств пайщиков кооператива «Равенство. Гарантия. Стабильность» путем обмана и злоупотребления доверием. При этом арест с имущества Ирины Янмаевой как с не имеющего отношения к уголовному делу был снят.

Апелляционным приговором Волгоградского областного суда решение первой инстанции было отменено в части: на имущество женщины вновь был наложен арест до полного возмещения причиненного ущерба потерпевшим.

Не согласившись с апелляционным решением, Ирина Янмаева обратилась в кассационную инстанцию, однако в передаче жалобы ей было отказано. Оснований для ее принятия также не нашли судья ВС и заместитель председателя Суда.

Отказывая в передаче жалоб, суды, ссылаясь на положения п. 11 ч. 1 ст. 299 УПК, давали оценку только выводам, изложенным в постановлении Центрального районного суда г. Волгограда от 30 октября 2008 г.

о наложении ареста на имущество Янмаевой на предварительном следствии, принятого в порядке ст.

115 УПК, поскольку в описательно-мотивировочной части апелляционного приговора доказательств, на которых основаны выводы суда о сохранении ареста на имущество, не приводилось.

Обращение в КС

В своей жалобе в Конституционный Суд Ирина Янмаева указала, что положения п. 8 ч. 1 ст. 73 УПК, предусматривающие при производстве по уголовному делу доказывание обстоятельств, подтверждающих, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со ст. 104.

1 УК, получено в результате совершения преступления, как и положения п. 10.1 ч. 1 ст.

299 УПК, предусматривающие при постановлении приговора в обязательном порядке разрешать вопрос суду в совещательной комнате, доказано ли, что имущество, подлежащее конфискации, получено в результате совершения преступления, не предусматривают установления аналогичных обстоятельств и разрешения аналогичного вопроса в отношении имущества, находящегося у лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия.

По мнению заявительницы, это означает, что суды вправе при производстве по уголовному делу и постановлении приговора ограничиться только разрешением вопроса о том, как поступить с имуществом, на которое наложен арест для обеспечения исполнения наказания в виде штрафа и (или) для обеспечения гражданского иска или возможной конфискации, т.е. ограничиться вопросами определения дальнейшей судьбы этого имущества (п. 11 ч. 1 ст. 299 УПК).

При этом, указала Ирина Янмаева, поскольку ст.

307 УПК также не предусматривает обязательного содержания в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора доказательств, на которых основаны выводы суда о том, что имущество, не подлежащее конфискации, находящееся у лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за их действия, получено в результате совершения преступления, то суды, соответственно, вправе не указывать в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора и эти доказательства.

В жалобе отмечается, что пробел в ч. 1 ст. 73 и ч. 1 ст.

299 УПК существенно ослабляет гарантии защиты конституционных прав и свобод лиц, не являющиеся подозреваемыми, обвиняемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность, что не может в полной мере отвечать конституционным требованиям обеспечения поддержания баланса между публично-правовыми и частноправовыми интересами, а потому пробельность в нормах приводит к нарушению конституционных гарантий охраны частной собственности и нарушению принципов равенства и верховенства закона.

Кроме того, норма ст. 307 УПК, так же как и ч. 1 ст. 73 и ч. 1 ст.

299 УПК, при обжаловании приговора в вышестоящих судебных инстанциях существенно усложняет таким лицам защиту их прав и законных интересов в том смысле, что приводить правильные доводы и представить необходимые доказательства добросовестности приобретения имущества приходится на обстоятельства причастности имущества к преступной деятельности обвиняемого, установленные не приговором суда, а постановлением о наложении ареста на имущество, принятого в порядке ст. 115 УПК.

В связи с этим Янмаева попросила признать не соответствующими Конституции ч. 1 ст. 73, ч. 1 ст. 299 и ст. 307 УПК.

КС признал нормы не соответствующими Конституции

Рассмотрев жалобу, Конституционный Суд указал, что в предмет доказывания по уголовному делу, в состав вопросов, разрешаемых судом при постановлении приговора, и в содержание описательно-мотивировочной части обвинительного приговора формально не включен вопрос о правовых основаниях использования имущества лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, для возмещения причиненного преступлением потерпевшему вреда, что позволяет оставить вопрос об обоснованности ранее наложенного на имущество с этой целью ареста нерешенным, хотя суд – в силу специального указания УПК – обязан мотивировать свои выводы о доказанности оснований для конфискации имущества.

See also:  Мінфін розробив законопроект про внесення змін до податкового кодексу україни щодо реєстрації податкових накладних, щоб спростити процедуру для бізнесу

Более того, применительно к возможности сохранения после вступления приговора в законную силу ареста, наложенного на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, КС в Определении от 29 ноября 2012 г.

№ 2227-О отметил, что наложение ареста на имущество относится к мерам процессуального принуждения, применяемым в целях обеспечения установленного порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора и в качестве таковой носит временный характер, а потому наложение ареста на имущество в целях обеспечения гражданского иска в уголовном деле не может выходить за временные рамки уголовно-процессуальных отношений, связанных с расследованием и разрешением уголовного дела.

Следовательно, ч. 9 ст.

115 УПК, устанавливающая, что арест на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость, в системе действующего правового регулирования предполагает возможность сохранения этой меры лишь на период предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу, но не после окончания судебного разбирательства и вступления приговора в законную силу. Иное, как указал КС, приводило бы к подмене частноправовых механизмов разрешения споров о собственности уголовно-процессуальными средствами, причем выходящими за временные рамки уголовно-процессуальных отношений, а обеспечение исковых требований посредством сохранения ареста на имущество без процессуальных гарантий защиты прав собственника не отвечало бы Конституции, влекло бы бессрочное и не контролируемое судом ограничение его прав.

«Таким образом, сохранение ареста на имущество лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия, в целях обеспечения гражданского иска после вступления приговора в законную силу означает несоразмерное и необоснованное умаление права собственности, не отвечает конституционным критериям справедливости и соразмерности ограничений прав и свобод, не обеспечивает гарантии охраны собственности законом, вытекающие из принципа неприкосновенности собственности, а также гарантии судебной защиты, а потому противоречит Конституции», – указал Суд.

Кроме того, он отметил, что ч. 2 ст. 309 УПК предусматривает возможность признания в приговоре суда за гражданским истцом права на удовлетворение гражданского иска и передачи вопроса о размере возмещения для разрешения в порядке гражданского судопроизводства.

В связи с этим дальнейшее, после постановления приговора, производство по такому гражданскому иску также предполагает возможность обеспечения посредством наложения ареста на имущество.

Однако арест не может произвольно применяться к имуществу лица, не являющегося обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за его действия.

КС указал, что, тем не менее необходимость достижения баланса прав и законных интересов такого лица, на имущество которого наложен арест, с одной стороны, и конституционно защищаемых прав потерпевших от преступлений, с другой стороны, не исключает правомочия федерального законодателя осуществлять правовое регулирование такого ареста для целей возмещения причиненного преступлением вреда, включая предоставление надлежащих процессуальных гарантий защиты прав лиц, у которых находится это имущество, и установление процедурных механизмов перевода ареста этого имущества из уголовного в гражданское (арбитражное) судопроизводство в случае признания в приговоре права на удовлетворение гражданского иска при обосновании в нем фактической принадлежности имущества лицу, признанному приговором виновным в совершении преступления.

Таким образом, Конституционный Суд постановил признать ч. 1 ст. 73, ч. 1 ст. 299 и ст. 307 УПК неконституционными. Кроме того, он указал на необходимость пересмотра дел заявительницы.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/sokhranenie-posle-prigovora-aresta-imushchestva-lits-ne-svyazannykh-s-osuzhdennymi-protivorechit-konstitutsii/

В каких случаях на недвижимость может быть наложен арест?

Согласно существующему законодательству, арест недвижимого имущества – это запрет на распоряжение им. Такое жилье нельзя продать, подарить, заложить или совершить с ним другие сделки до тех пор, пока арест не будет снят. Арестовать недвижимость имеют право суд, налоговые и таможенные органы, а также судебный пристав.

Перечислим лишь несколько самых распространенных причин для ареста: это задолженность, в том числе и по ипотеке, а также по налогам, пени и штрафам.

Также арест может быть наложен для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации, или при исполнении судебного акта о конфискации имущества. К примеру, если должник не собирается погашать долг, через суд, можно добиться ареста его недвижимости.

Может быть арестовано имущество и в том случае, если оно фигурирует в уголовном деле, к примеру, когда хозяева квартиры стали жертвами «черных риелторов».

Следует иметь в виду, что на объекты недвижимого имущества судом или судебным приставом арест налагается только при условии отсутствия у должника денег в банках или других кредитных организациях, при этом в расчет берется и иностранная валюта. «Важно, что арест недвижимости не может быть наложен на единственное жилье, так как это противоречит Конституции», – говорит юрист АН «Визит» Г.М. Губин.

Арест, кстати говоря, может быть наложен не только на квартиру, но и на гараж или земельный участок. Существует и правило о соразмерности – если, к примеру, можно получить сумму долга, продав лишь часть имущества должника, нет никакой необходимости арестовывать все его имущество. Решение о том, что именно из всего массива имущества арестовывать, принимает судья или пристав.

Механизм ареста

Если вам задолжали, и вы имеете на сей счет судебное решение и категорический отказ должника платить, то механизм действий довольно прост. Для того, чтобы арестовать недвижимость, необходимо подать соответствующее ходатайство в суд. Согласно действующему законодательству, ходатайство о наложении ареста должно быть рассмотрено в день его поступления.

Интересно, что ответчик не извещается ни о дне, ни о самом факте рассмотрения ходатайства. Об аресте собственного имущества он может узнать, лишь получив копию определения суда. Соответствующий документ направляется и в управление Росреестра, чтобы квартира не смогла быть продана. При этом решение об отмене ареста недвижимости, вынесенное судом, может быть отменено только им же.

Если недвижимость арестовывалась для погашения долга судебным приставом, то имущество может быть продано с торгов. Продажа осуществляется в двухмесячный срок, после чего истцу выплачиваются деньги.

Решение об аресте имущества, инициированное налоговым органом, отменяют при уплате налогов, пени и штрафов, или же если должник докажет, что задолженность образовалась по ошибке. Если жилье каким-либо образом участвует в уголовном деле, то с заявлением об аресте обращается следователь, и он же может обратиться с ходатайством о его снятии.

Новые нормы

Но как быть, если вы хотите приобрести квартиру, но есть сомнения в том, что она может находиться под арестом? К примеру, из-за долга по ипотеке или же по коммунальным платежам.

Узнать об этом можно из выписки Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ЕГРП). В любом случае, если жилье находится под арестом, то в Управлении Росреестра не зарегистрируют сделку.

Но лучше подстраховаться заранее, к примеру, чтобы не отдавать задаток.

Стоит заметить, что наиболее прост и понятен порядок ареста недвижимости в связи с долгами или неуплатой налогов. Сложнее ситуация складывалась в тех случаях, когда жилье арестовывалось в рамках уголовного производства. Нередки были случаи, когда арест недвижимости накладывался на имущество, фигурирующее в уголовном деле, но его собственник не был обвинен в нарушениях закона.

К примеру, если жилье приобреталось у «черного риелтора», но покупатель не имел никакого понятия о печальной судьбе прежних хозяев квартиры. Несмотря на то, что новый собственник был добросовестным покупателем, арест мог длиться годами, пока шло расследование, и в это время хозяин не имел права распоряжаться имуществом, хотя и должен был платить налоги и коммунальные платежи.

Теперь же, с 15 сентября 2015 года, вступили в силу поправки к Федеральному закону «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», согласно которым правоохранительные органы и суд больше не смогут в рамках производства по уголовным делам накладывать арест на недвижимое имущество на неопределенный срок. Касается эта норма тех граждан, которые не являются подозреваемыми или обвиняемыми. Теперь судом должны быть установлены конкретные сроки ареста, а при приостановке дела он прекращается автоматически.

Г.М. Губин, юрист АН «Визит»:

– Арест недвижимости направлен на то, чтобы ее не смогли реализовать и воспользоваться вырученными от этого деньгами. Накладывается арест решением суда по заявлению того лица или организации, кто опасается, что имущество будет незаконно реализовано. Следить за исполнением решения об аресте недвижимости должны судебные приставы.

К тому же соответствующие данные будут направлены и в Управление Росреестра, где сделку по продаже просто не зарегистрируют.Если же арест недвижимости производился по заявлению должника, то недвижимость будет выставлена на продажу, и вырученные деньги будут выплачены должнику.

Оставшаяся сумма будет отдана хозяину жилья, за исключением 7% от нее, которые будут выплачены судебным приставам.

Если недвижимость арестовывалась для погашения долга судебным приставом, то имущество может быть продано с торгов. Продажа осуществляется в двухмесячный срок, после чего истцу выплачиваются деньги

Источник: https://www.vkonline.ru/content/view/155072/v-kakih-sluchayah-na-nedvizhimost-mozhet-byt-nalozhen-arest

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*