Цензура и сбор данных. нацполиция подготовила новый закон о блокировании сайтов

Цензура и сбор данных. Нацполиция подготовила новый закон о блокировании сайтовhttps://www.znak.com/2019-07-11/genprokuratura_obnovila_instrukciyu_po_reagirovaniyu_na_zaprechennyy_kontent_v_internete

2019.07.11

Цензура и сбор данных. Нацполиция подготовила новый закон о блокировании сайтовЯромир Романов / Znak.com

Генпрокуратура подготовила проект новой инструкции о порядке реагирования на обнаружение запрещенного контента в интернете. За подписью генпрокурора Юрия Чайки документ появился на федеральном портале нормативных правовых актов, пишет «Российская газета».

Издание отмечает, что проект обновленной инструкции, которой после утверждения предстоит руководствоваться сотрудникам надзорного ведомства, значительно расширяет понятия запрещенной и нежелательной информации, появившиеся в законодательстве в 2016 году.

Инструкция была переписана с учетом появления в 2019 году новых запретительных законов — прежде всего, из так называемого «пакета Клишаса». Они, напомним, предусматривают ответственность за распространение информации, которая «выражает явное неуважение» к обществу, государству, официальным государственным символам, Конституции России или органам госвласти. 

В число запрещенных и нежелательных также попали фейки, то есть «недостоверная общественно значимая информация, которая распространяется под видом достоверных сообщений и создает угрозу жизни и здоровью граждан».

Особое внимание будет уделяться тем сообщениям, которые определят как несущие угрозу массовых беспорядков и нарушения общественной безопасности, а также угрожающие работе объектов жизнеобеспечения, транспорта и социальной инфраструктуры, банков, объектов энергетики, промышленности или связи.

Разумеется, обновленная инструкция предусматривает реагирование на прямые призывы к массовым беспорядкам и экстремистской деятельности. Под это подпадают и призывы к участию в несогласованных массовых мероприятиях.

Также прокурорам предписано незамедлительно реагировать на появление информационных материалов от иностранных или международных неправительственных организаций, чья деятельность признана нежелательной на территории России.

Отдельно сказано, как в прокуратуру может поступить информация о появлении запрещенного контента в Сети. Из документа следует, что такие сведения могут быть направлены из всех органов власти — от федерального до местного уровня. Кроме того, включиться в информирование прокуратуры могут общественные организации и даже простые граждане.

Информацию прокуроры могут получать как письменно (по почте, телеграфом, факсимильной связью или через тот же интернет), так и устно, например, во время личного приема. Для «сигналов от общественности» по поводу запрещенного контента в Сети на сайте прокуратуры может появиться специальный раздел.

Все поступившие уведомления подлежат обязательной регистрации в системе автоматизированного информационного комплекса «Надзор». 

В инструкции сказано, что по результатам рассмотрения уведомлений о нежелательной информации должно быть подготовлено требование в Роскомнадзор о принятии мер по удалению информации или по ограничению доступа к сайту, на котором она размещена. На подготовку требования отводится 10 рабочих дней. Но если в прокуратуре решат, что дело касается терроризма, экстремизма, опасных фейков и незаконных массовых акций, реакция последует незамедлительная, пишет «Российская газета». 

Когда в прокуратуру поступит соответствующее уведомление, исполнителю предписывается сразу же проверить его достоверность: зайти на указанный в доносе ресурс, сделать скриншот интернет-страницы с указанием URL-адреса, времени и даты снимка.

Следом надлежит исследовать сам сайт (на предмет возможного обнаружения других аналогичных нарушений), а если станет ясно, что запрещенная или нежелательная информация была скопирована с какого-то другого ресурса, предпринять те же действия и в его адрес.

При необходимости может быть инициировано экспертное исследование с оценкой смысловой направленности информационного материала.

Для этого будут привлекаться эксперты в области лингвистики, социальной психологии, религиоведения и других областей, а кроме того — специалисты из МВД, ФСБ, минюста и «других органов и организаций». 

Если прокурор придет к выводу, что есть признаки преступления, материалы будут направлены в следственный орган для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

https://www.youtube.com/watch?v=12VQeMiIwcQ

Проект обновленной инструкции сейчас проходит стадию антикоррупционной экспертизы, следует из данных портала правовой информации.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Госдума приняла закон о штрафах за обход блокировки в интернете

За поправки в главу 13 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП), внесенные год назад группой депутатов, проголосовали 306 членов нижней палаты парламента.

В России было заблокировано более 108 тысяч сайтов с запрещенной информацией, однако популярность анонимайзеров растет

Теперь за непредоставление в Роскомнадзор данных о владельцах средств обхода блокировок граждан будут штрафовать на сумму от десяти тысяч до тридцати тысяч рублей. Для юридических лиц наказание выше – от пятидесяти тысяч до трехсот тысяч рублей.

Цензура и сбор данных. Нацполиция подготовила новый закон о блокировании сайтов

“РГ” публикует законы, подписанные президентом

Штрафы предусмотрены также за выдачу поисковыми системами ссылок на запрещенные сайты. Для граждан наказание может достигать 5 тысяч рублей, должностные лица заплатят от 30 до 50 тысяч рублей, выше всего штраф для организаций от 500 до 700 тысяч рублей.

После принятия Госдумой в окончательном чтении закон направится в верхнюю палату парламента – Совет Федерации.

Сенаторы могут рассмотреть его на ближайшем заседании 20 июня. В случае одобрения верхней палатой и подписания президентом он вступит в силу спустя 90 дней после официального опубликования, то есть в середине осени.

Принятые Госдумой поправки в Кодекс об административных правонарушениях направлены на исполнение закона о запрете анонимайзеров. Он был принят парламентом в июле прошлого года и вступил в силу с 1 ноября.

Закон устанавливает запрет на использование информационных систем и программ для получения доступа к сайтам, заблокированным на территории России.

В отслеживании фактов использования анонимайзеров могут участвовать подразделения МВД и ФСБ, документ дает им право уведомлять о выявленных случаях Роскомнадзор для последующей блокировки средств обхода ограничений.

К слову, блокировки подобных ресурсов используются с середины апреля для ограничения доступа к мессенджеру Telegram. В целях исполнения соответствующего решения Таганского суда Москвы Роскомнадзор заблокировал уже около 50 VPN-сервисов и анонимайзеров, предоставлявших доступ к мессенджеру.

Всего же, по данным ведомства на конец мая, в России было заблокировано более 108 тысяч сайтов с запрещенной информацией, однако популярность анонимайзеров растет.

По словам главы ведомства Александра Жарова, за последние два года количество пользователей таких сервисов выросло с пяти – семи до десяти – пятнадцати процентов.

При этом только четверть популярных прокси- и VPN-сервисов соблюдает действующие ограничения.

  • Следует отметить, что требования обоих законов – и о запрете использования анонимайзеров, и об ответственности за его нарушение – касаются всех игроков цифрового рынка, как отечественных, так и зарубежных.
  • Впрочем, авторы принятого закона – депутаты Максим Кудрявцев (“Единая Россия”), Николай Рыжак (“Справедливая Россия”) и Александр Ющенко (КПРФ) – заявляют, что достигли “полного взаимопонимания” с владельцами поисковиков и программного обеспечения.
  • Тем временем

Госдума во вторник приняла в первом чтении проект закона, позволяющий заключать наследственные договоры и составлять совместные завещания супругов. Инициатива была внесена главой думского комитета по госстроительству и законодательству Павлом Крашенинниковым.

Законопроектом вносятся поправки в части первую и третью Гражданского кодекса РФ, которыми предусматриваются новые для российского наследственного права возможности – заключать наследственные договоры и составлять совместные завещания супругов.

Как пояснял ранее автор инициативы, это поможет “заранее договориться о судьбе наследства и тем самым уменьшить вероятность конфликтов с участием лиц, которые могут призываться к наследованию”.

К примеру, при наличии совместного завещания супругов не нужно делить совместную собственность, а затем решать вопрос о наследстве и наследниках.

Новые штрафы за утечки баз клиентов

Минцифра предложила ввести штрафы за утечки персональных данных в открытый доступ.

В России более 400 тысяч операторов персональных данных, среди них и гостинцы, перевозчики, компании мобильной связи, банки.

По их поручению другие компании занимаются сбором и обработкой информации, накапливают большие базы данных (например, страховые агенты, агрегаторы), которые нередко “утекают” и используются совершенно по-разному – маркетологами, мошенниками, специалистами по “холодным продажам” и так далее. В “утечках” операторы персональных данных обычно обвиняют как раз тех, кто собирал для них информацию.

Госдума приняла закон о работе промышленных технопарков

Согласно проекту, если оператор не контролировал сбор данных, то ему будет грозить штраф до 30 тысяч рублей за один выявленный случай “утечки”. Для лиц, которые собирают данные по поручению операторов, проектируются штрафы в том же размере за нарушение правил обработки данных.

Кроме того, ведомство предлагает ограничить число организаций, которые могут публиковать данные о детях-сиротах в интернете.

Таким исключительным правом намерены наделить только федеральные и региональные органы власти, которые отвечают за формирование государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, а право обрабатывать биометрические персональные данные сирот для их устройства в семьи останется у органов исполнительной власти.

Подготовила Татьяна Шадрина

Итоги госрегулирования Рунета в 2018 году

Цензура и сбор данных. Нацполиция подготовила новый закон о блокировании сайтов

В 2018 году было принято множество новых законов, существенно увеличивающих возможности контроля над информацией, наказания инфопосредников, расширения онлайн-цензуры и слежки. А правоприменение новых норм серьезно повлияли на права человека в киберпространстве.

.

ЗАКОНЫ

.

Закон о колумбайн-сообществах

Напомним, что все отечественное блокировочное законодательство за последние годы и онлайн-цензура российского сегмента Интернета началась в 2012 году с защиты детей.

И несмотря на то, что практика блокировок не дала каких-либо ощутимых результатов по уменьшению потребления наркотиков и детских суицидов, российские власти продолжают рефлексировать на последние социальные события и принимать все новые и новые законы под лозунгом защиты детей от вредной информации в Интернете.

See also:  Зменшення тиску на бізнес: нові законодавчі зміни

После ряда событий, связанных с применением холодного и огнестрельного оружия в школах, Ирина Яровая и несколько примкнувших к ней депутатов внесли в Госдуму законопроект №469143-7, которым вносятся изменения в действующие законы «Об информации» и «О защите детей от вредной информации».

Закон дополняет список информации, запрещенной для распространения среди детей.

При этом блокироваться будут не только информационные ресурсы распространяющие информацию, которая направлена на вовлечение несовершеннолетних в совершение противоправных действий, представляющих угрозу для их жизни или здоровья, но и любой контент, склоняющий к действиям, опасным для жизни или здоровья самих детей либо других людей. Таким образом, под действие закона попадут любые ресурсы (сайты, группы, каналы), а также медиа-издательства, которые будут освещать деятельность руферов, зацеперов и др. экстремальных сообществ.

Согласно закону, основанием для включения информации в реестр запрещенных сайтов будет являться внесудебное решение Росмолодежи. Закон вступил в силу с 18 декабря 2018 года.

  • .
  • Законы о наказаниях и блокировках за отказ удалить информацию
  • Все большее количество блогеров и независимых медиа-издательств в российском Интернете, ругающих и разоблачающих некоторых коррумпированных чиновников и аффилированных с ними представителей крупного бизнеса, не могло не вызывать раздражение у российской власти.

В апреле 2018 года парламентарии представили законопроект о внесении изменений в Федеральный закон «Об исполнительном производстве» и Федеральный закон «Об информации», который уполномочивает судебных приставов принимать решение об ограничении доступа к сайтам за отказ удалять сведения, порочащие честь и достоинство гражданина или деловую репутацию юридического лиц. Закон был принят в трех чтениях практически моментально, подписан Президентом и вступил в силу с 23 апреля 2018 г., фактически создав еще один орган, имеющий право на онлайн-цензуру — ФССП.

В мае 2018 года группой депутатов также был внесен в Госдуму законопроект, вносящий изменения в статью 315 УК РФ и КоАП за неисполнение требований решений судов, обязывающих прекратить распространение незаконной информации и/или дать опровержение распространенной порочащей и/или недостоверной информации.

Согласно поправкам, за отказ прекратить распространение спорной информации, граждане могут быть оштрафованы до 20 тыс. рублей, должностные лица — 50 тысяч рублей, а юридические лица — до 200 тыс. рублей. За рецидив предусмотрен арест до 15 суток.

К уголовной ответственности будут привлекаться те, кто уже подвергался ранее административному наказанию за соответствующее нарушение. В случае злостного неисполнения, лицо может быть привлечено к штрафу до 50 тыс.

рублей, обязательным или исправительным работам, аресту до трех месяцев или лишению свободы до 2 лет.

  1. Закон был принят парламентом в сентябре 2018 года и вступил в силу с 13 октября 2018 г.
  2. .
  3. «Пакет Яровой»

Соответствующий «пакет антитеррористических законов» (374-ФЗ) был подписан Президентом РФ Владимиром Путиным ещё в июле 2016 года. Он, в числе прочего, обязывает операторов связи и интернет-компании хранить информацию о содержании разговоров и переписки пользователей, включая фото-, видео- и звуковые файлы, чтобы предоставлять их по запросу спецслужб.

Цензура и сбор данных. Нацполиция подготовила новый закон о блокировании сайтов

  • Нацкомиссия по вопросам регулирования связи и информатизации (НКРСИ) утвердила законопроект Национальной полиции Украины, который разрешает блокировать сайты на 3 года по решению суда.
  • Такое решение регулятор принял 27 февраля.
  • При этом, Нацполиция обозначила законопроект как нерегуляторный и прописала в пояснительной записке, что он не требует обсуждения с общественностью.

По словам главы киберполиции Сергея Демедюка, проект закона больше года проходил обсуждения на базе профильных ассоциаций.

Цель законопроекта: установить правила игры и базовые нормы, которые характерны для европейских стран.

Законопроект разрешает временно блокировать сайты с информацией, распространение которой карается Уголовным кодексом. Срок блокировки может составлять “до 90 дней с возможностью продлить его до 3 лет”. Блокировать доступ к сайтам можно только по решению суда.

Однако, если нужно предотвратить тяжкое преступление, получить доступ к данным на серверах и мобильных телефонах можно и без постановления.

Если информацию, в том числе и  зашифрованную, скопировать на месте не получается, правоохранители смогут изымать серверы на срок, необходимый для дешифровки.

Кроме того, в законопроекте отмечается, что провайдеры должны ограничивать доступ к ресурсам с помощью имеющихся технических возможностей.

Однако, согласно одному из пунктов, провайдеры также обязаны формировать список конечных пользователей, их услуг со всеми данными, необходимыми для “однозначной и мгновенной идентификации личности каждого конечного потребителя”. Помимо этого, они должны хранить данные о трафике.

Издание также отмечает, что участники рынка возмутились из-за несоответствия законопроекта Нацполиции нормам Конвенции. Утвердившая его НКРСИ также отметила этот момент в своих замечаниях.

Регулятор считает, что блокировать нужно только запрещенную информацию, а не весь ресурс, на котором эта информация размещена, как предполагается в законопроекте. Ведь так может быть заблокирована законная информация или другой ресурс, использующий один домен совместно с правонарушителем, сетует регулятор.

В НКРСИ посчитали также, что норму, обязывающую провайдеров формировать список конечных пользователей, нужно пересмотреть. Сейчас украинский пользователь не обязан проходить письменную регистрацию у оператора.

Глава киберполиции отмечает, что Нацполиция намерена дорабатывать проект, учитывая замечания от участников рынка. По словам Демедюка, нормы законопроекта, в частности по блокировке сайтов, уже работают в европейских странах и в скором времени будут внесены в Конвенцию.

“Такие меры признали необходимыми и внедрили уже многие страны – члены Конвенции. Они учли гибридную войну Украины с РФ, а также уже доказанные вторжения РФ в киберпространство этих стран с целью влияния. Эти страны и рекомендовали Украине внедрить такие нормы, как в законопроекте”, – утверждает Демедюк.

Контроль, цензура и изоляция. Российская власть против интернета: итоги 2019 года

В России сохранилась тенденция на установление государственного контроля над интернетом, констатируют правозащитники: вступили в силу законы об «изоляции интернета», «фейковых новостях» и «неуважении к власти», от официальных лиц звучали угрозы блокировки VPN-сервисов, социальных сетей Twitter и Facebook и даже окончательной и бесповоротной блокировки мессенджера Telegram. Новые тенденции: распространение практики региональных и локальных шатдаунов — отключений доступа к интернету на определенной территории по требованию государства — усиление давления на IT-бизнес, в том числе с помощью уголовных дел, а также первая в истории российского интернета цензура компьютерной игры.

Политические шатдауны

Хотя федеральный закон «О связи» разрешает приостановку услуг связи для обеспечения безопасности или для осуществления оперативно-разыскной деятельности, систематически и в политических целях эта возможность стала использоваться только в 2019 году.

По требованию ФСБ мобильный интернет отключался во время митингов в Ингушетии против передачи части территории республики Чечне.

Подобные же отключения зафиксированы в Шиесе во время протестов против строительства мусорного полигона и в Улан-Удэ во время митингов за отмену результатов выборов мэра.

Впервые подобные отключения затронули и Москву во время летних протестов против недопуска независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму.

Были зафиксированы и локальные ограничения, например, журналисты жаловались на отключение связи в Люблинском суде во время допроса одного из ключевых свидетелей обвинения по делу «Нового величия».

Уголовные дела

Авторы доклада отмечают, что в 2019 году резко снизилось число случаев уголовного преследования за действия в интернете: с 384 дел в 2018 году до 200 в 2019-м.

При этом количество осужденных на реальное лишение свободы уменьшилось незначительно: с 45 до 38 приговоров.

Основным фактором снижения числа дел правозащитники называют частичную декриминализацию статьи 282 УК (возбуждение ненависти), после которой она практически перестала применяться: число приговоров по первой части статьи снизилось практически в десять раз.

Самым заметным примером применения 282-й статьи стало дело менеджера Владислава Синицы — суд приговорил его к 5 годам лишения свободы за резкий комментарий в твиттере о детях силовиков, участвовавших в избиениях демонстрантов в Москве.

Запрет связанной с работой в интернете деятельности стал использоваться как дополнительное наказание для осужденных активистов — так, студенту-блогеру Егору Жукову, осужденному за свои видеоролики на 3 года условно, суд дополнительно запретил администрировать страницы в сети в течение двух лет. Используется это и как мера пресечения — Роману Удоту из «Голоса», который попал под уголовное преследование из-за конфликта с журналистами НТВ, суд заменил домашний арест на запрет пользоваться интернетом и мобильной связью.

Уголовные дела стали использоваться и для давления на IT-бизнес и программистов, отмечается в докладе. Так, 12 декабря 2019 года в рамках уголовного дела о нарушении авторский прав прошел обыск в московском офисе компании-разработчика веб-сервера NGINX.

Основателей компании Игоря Сысоева и Максима Коновалова задержали и после многочасового допроса отпустили в статусе свидетелей, изъяв мобильные телефоны.

Заявление подала компания Rambler, утверждавшая, что Сысоев создавал NGINX в то же время, когда работал в компании, а значит, все права на результат его деятельности принадлежат бывшему работодателю.

Коновалов в разговоре с РБК назвал произошедшее рейдерским захватом компании. Крупнейшие российские IT-компании выступили в поддержку создателей NGINX, после чего Rambler отказался от своих претензий.

See also:  Зняття недоторканності і закон про лобізм: що передбачає нова антикорупційна стратегія

В качестве еще одного примера подобного давления авторы доклада приводят уголовное преследование бывшего замминистра связи России и одного из основателей российского сегмента интернета Алексея Солдатова.

Против него и еще двух предпринимателей возбудили уголовное дело по статье 159 УК(мошенничество), обвинив в организации схемы по выводу за рубеж 470 тысяч IPv4-адресов, которые ранее администрировал Российский научно-исследовательский институт развития общественных сетей (РосНИИРос).

«Эксперты предполагают, что причиной уголовного преследования мог стать отказ Солдатова передать государству контроль над доменной зоной .su, которая в рамках суверенизации Рунета должна стать частью национальной доменной зоны», — отмечается в докладе.

Административные дела

В докладе особое внимание уделяется новой статье 20.3.1 КоАП (возбуждение ненависти либо вражды), которая появилась в начале 2019 года в результате частичной декриминализации статьи 282 УК — теперь уголовная ответственность наступает лишь в том случае, когда человек в течение года был уже привлечен по этой административной статье.

Только в первом полугодии 2019-го было привлечено к ответственности по этой статье 158 человек (из них — 138 оштрафовали, девять попали под административный арест, 11 получили обязательные работы). Правозащитники отмечают короткие сроки рассмотрения и неопределенность со сроками давности привлечения к ответственности и ожидают увеличения числа дел по этой статье.

Еще одной популярной статьей в 2019 году стала часть 3 статьи 20.

1 КоАП, которая наказывает за неуважение к власти в сети — в законе это описывается как распространение в интернете информации, выражающей явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам, Конституции или органам государственной власти. Чаще всего эта статья используется против тех, кто грубо отзывался о Владимире Путине в социальных сетях (44 из 78 дел в 2019 году).

Регулирование интернета

«В 2019 году мы насчитали 62 различных предложения по регулированию интернета, в том числе уже принятые нормативные правовые акты, включающие в себя не только дополнительные основания запрета информации, но и санкции в отношении пользователей, новые обязанности IT-компаний, а также меры по централизации интернет-трафика», — пишут авторы доклада.

Среди нововведений они указывают на вступившие в силу пакеты законов о «фейковых новостях» и о «неуважении к власти», предусматривающие, помимо прочего, блокировку интернет-ресурсов, а также закон, позволяющий признавать иностранными агентами не только некоммерческие организации, но и отдельных граждан.

Кроме того, в 2019 году были увеличены штрафы за распространение контента: например, за повторное нарушение «владельцем аудиовизуального сервиса» — в их число закон включает, например, онлайн-кинотеатры и стриминговые платформы — порядка распространения информации среди детей (статья 13.

36 КоАП, до 1 млн рублей для юридических лиц), распространение призывов к терроризму или экстремизму (статья 13.37 КоАП, до 5 млн рублей для юридических лиц), а для поисковых систем — за повторное нарушение запрета на выдачу ссылок на сайты с запрещенной информацией (13.

40 КоАП, до 5 млн рублей для юридических лиц).

Однако главным законом в сфере регулирования интернета эксперты считают закон «о суверенном интернете», предусматривающий установку технических средств противодействия угрозам (DPI), создание центра мониторинга и управления сетями связи общего пользования, ориентацию на отечественные методы криптографии и национальную систему доменных имен. Ключевой проблемой закона в докладе названа неопределенность тех угроз, от которых он призван защищать. В качестве примера приводится мессенджер Telegram, работа которого может рассматриваться властями как угроза получения гражданами доступа к запрещенной информации.

Цензура

«За девять месяцев прошлого года Роскомнадзор по собственной инициативе, а также по решениям МВД, Федеральной налоговой службы, Генеральной прокуратуры, Роспотребнадзора, судов и ряда других ведомств включил в реестры запрещенных ресурсов больше 270 тысяч сайтов и указателей страниц — это почти на треть превышает аналогичные показатели 2018 года. На 100 тысяч больше поручений было направлено операторам связи для ограничения доступа к ресурсам», — констатируется в докладе.

Авторы отмечают, что одновременно с этим под блокировку попадают более 4.74 миллионов сайтов, которые сами по себе не заблокированы, но находятся на внесенных в реестр блокировки IP-адресах.

Среди примеров блокировок в докладе приведены не только российские ресурсы, но и блокировка норвежского издания Barents Observer, часть материалов которого выходит на русском языке. Блокировкам подверглись и сервисы защищенной электронной почты, например, Protonmail.

Роскомнадзор провел как минимум две кампании по блокировке ресурсов: одна коснулась около тысячи публикаций, посвященных отношениям президента государственного банка ВТБ Андрея Костина и сотрудницы ВГТРК Наили Аскер-заде, другая затронула публикации в СМИ на тему наркотиков, ограничения коснулись таких изданий как Meduza, Baza, The Village и «Батенька, да вы трансформер».

Неоднократно подвергались блокировкам публикации об обходе блокировок, а издание «Фергана» было полностью заблокировано за материал с информацией о самоубийствах.

С одной стороны, замечают правозащитники, в России пока нет запрета на использование методов обхода блокировок и люди активно ими пользуются, с другой стороны, в 2019 году Роскомнадзор впервые разослал десяти VPN-компаниям требование о фильтрации трафика. Большая часть VPN-cервисов, за исключением Kaspersky Lab, ответила отказом.

«Инструмент политической борьбы»

Подводя итоги, авторы доклада отмечают, что «чиновники перестают считать ограничение свободы слова исключительной мерой, применяемой в крайних случаях, рассматривая блокировки сайтов, преследование пользователей и ограничение прав российских и зарубежных СМИ как инструмент политической борьбы и способ противостоять Западу в информационной войне».

«Власти после ряда колебаний несколько лет назад определились с основным вектором политики в отношении российского сегмента интернета — контроль, цензура и изоляция», — констатируют они. Конечной целью властей, по мнению авторов, является «создание суверенного интернета наподобие китайско-северокорейского», и в 2019 году были приняты «ключевые нормативные акты в этом направлении».

Правозащитники ожидают, что вслед за подготовкой возможной изоляции российского сегмента интернета будет усилено и давление на интернет-бизнес, причем не только на российский, но и зарубежный, с тем, чтобы принудить его к сотрудничеству. Они предполагают, что это затронет и аполитичные сервисы и компании.

Главным вопросом остается, что из запланированного удастся осуществить российским властям, говорится в докладе.

Сейчас новые инициативы либо не исполняются (хранение и расшифровка трафика из «пакета Яровой»), либо не достигают цели или обходятся (как, например, блокировка телеграма и многочисленных сайтов), а технологии постоянно развиваются, расширяя возможности пользователей в борьбе с ограничениями.

Редактор: Егор Сковорода

Путин подписал закон о российской цензуре в Интернете

В понедельник, 18 марта, президент России Владимир Путин подписал два законопроекта, резко усиливающие цензуру в Интернете и давление на свободу слова.

Первый законопроект предусматривает блокирование и запрет сайтов и блогов, которые предположительно распространяют «фейковые [недостоверные] новости», а также налагает штрафы на их владельцев.

Второй закон запрещает «оскорбление государственной символики и правительства», а также подстрекательство общества к «хулиганству».

Лица, обвиняемые в распространении «недостоверной информации» по «социально значимым» вопросам, которые могут причинить вред отдельным лицам или вызвать социальные беспорядки, могут быть оштрафованы на 30–100 тысяч рублей (466–1553 долл.

США) за первое нарушение закона — это сумма, превышающая зарплату значительной части населения, — и до 400 тысяч рублей (6 211 долларов США) за повторные нарушения. С юридических лиц может взиматься штраф вплоть до 1,5 млн. рублей (23 292 долл.

США).

Закон не дает определения «недостоверной информации». Трактовка отдается на усмотрение Генеральной прокуратуры, осуществляющей надзор за выполнением закона, а также Роскомнадзору — основному органу, ответственному за наблюдением и цензурой Интернета в России.

Эти два закона являются частью международной кампании правящего класса по борьбе с Интернетом, поскольку всемирная сеть стала основной платформой для распространения и обсуждения новостей и мнений, противоречащих официальным буржуазным СМИ, а также орудием организации демонстраций и забастовок.

Этот законопроект был одобрен российским парламентом в первом и втором чтении в начале этого года на фоне забастовки 12 тысяч водителей-дальнобойщиков на юге России.

Подписание законопроектов Путиным произошло в тот же день, когда медицинский персонал в нескольких больницах города Новосибирск начал «итальянскую забастовку» в знак протеста против своей мизерной зарплаты (около 20 тысяч рублей в месяц или 314 долларов США с учетом сверхурочной работы) и продолжающихся бюджетных сокращений в секторе здравоохранения.

Политический истеблишмент США и западные корпоративные СМИ идеологически оправдывают свою кампанию Интернет-цензуры борьбой с предполагаемыми «фейковыми новостями». Они ссылаются на «вмешательство России» в ход американских выборов и т.д.

В свою очередь, российское правительство и государственные СМИ оправдывают кремлевское давление на свободу слова в Интернете ссылками на международную кампанию против «фальшивых новостей», а также на конфликт на Украине и агрессивную пропаганду западных СМИ.

В условиях обострения напряженности в отношениях с империалистическими державами США и Европы и роста уровня социального неравенства российское правительство в последние годы стремится создать всеобъемлющую основу для слежки в Интернете и за отдельными пользователями.

Кремль запретил использование виртуальных частных сетей (VPN), которые скрывают фактический IP-адрес пользователя в Интернете, позволяя читателям просматривать веб-страницы без автоматической идентификации; общедоступные Wi-Fi требуют персональной идентификации для использования.

See also:  Легализация иностранцев на территории украины: нововведения и изменения законодательства

Правительство также обязало корпорации, использующие платформы социальных сетей, хранить информацию о пользователях на российских серверах и предоставлять ее по запросу спецслужб.

Между тем попытка российского правительства запретить в 2018 году популярное приложение для обмена шифрованными сообщениями Telegram потерпела неудачу.

В дополнение к этим двум новым законам о цензуре российское правительство также активно готовится к созданию отдельного российского Интернета, который мог бы быть отрезан от всемирной сети.

В феврале российский парламент одобрил в первом чтении такой законопроект. Кремль представил закон как реакцию на стратегию сил национальной кибербезопасности США, принятую в 2018 году.

Путин оправдывает будущий запрет необходимостью гарантировать «безопасность» российских граждан.

Нет сомнений в том, что подготовка США к открытой войне НАТО против России является основной мотивацией усилий по созданию отдельного российского Интернета.

Но не менее важным фактором является страх российской олигархии, что Интернет будут использовать российские рабочие и молодежь для доступа к информации и усиления борьбы рабочего класса во всем мире.

Россия является страной с самой большой степенью социального неравенства среди всех крупных экономик мира: верхний 1 процент владеет одной третью богатства страны, в то время как нижние 50 процентов населения владеют менее 5 процентами.

Протесты «желтых жилетов» во Франции, забастовки иранских рабочих и недавние массовые протесты и забастовки в Алжире вызывают в России пристальное внимание. Летом и осенью прошлого года более 90 процентов населения высказались против повышения пенсионного возраста на пять лет.

В освещении американскими СМИ новых цензурных законов в России звучали по этому поводу лицемерные ноты возмущения. Например, редакция газеты Washington Post осудила «авторитарное нападение» на «потенциальную ценность Интернета и саму его свободу».

«Контроль, цензура, изоляция». Что мы узнали из доклада о свободе интернета в России

За 2019 год авторы доклада зафиксировали 438 тысяч 981 случай вмешательства в свободу Рунета, большая часть из которых — более 434 тысяч — связано с блокировками сайтов и сервисов, а также с запретом информации. Для сравнения в докладе приводятся цифры 2018 года. Тогда эксперты насчитали 662 тысячи 842 таких случая, из которых 426 тысяч — сайты, пострадавшие от попыток заблокировать мессенджер Telegram.

Число российских регионов, где пользователи сталкиваются с серьезным давлением, увеличилось незначительно: в 2019 году к таким субъектам авторы доклада отнесли 43 региона против 41-го в 2018-м.

Ухудшилась ситуация в Архангельской, Волгоградской, Калининградской, Курганской, Ленинградской, Мурманской, Новосибирской, Ростовской, Самарской, Саратовской, Тамбовской областях, Башкортостане, Ингушетии, Карелии, Мордовии, Северной Осетии и Удмуртии.

В этих регионах общее число случаев давления увеличилось в четыре раза по сравнению с прошлым годом, а также были зафиксированы инциденты с насилием над журналистами или блогерами, приговоры к лишению свободы за активность в Рунете.

Источник: правозащитная группа «Агора»

К ключевым правовым инициативам 2019 года, которые так или иначе помогают российским властям ограничивать свободу в интернете, авторы причисляют:

  • «законы Клишаса» о фейковых новостях и неуважении к власти в интернете;
  • ратификация конвенции Шанхайской организации сотрудничества по противодействию экстремизму;
  • закон о «суверенном Рунете»;
  • закон о «физлицах — иностранных агентах».

Как власти контролируют интернет:

Среди видов ограничений авторы доклада отмечают насилие, предложения по регулированию, уголовное преследование, административное давление, блокировка, запрет информации госорганами, кибератаки, гражданские иски, государственный шатдаун (намеренный разрыв соединения с электронными средствами коммуникаций, чтобы сделать их непригодными для использования конкретной группой населения или в конкретном месте — прим. «Сноб»), а также давление на IT-бизнес.

Источник: доклад «Свобода интернета 2019: план “Крепость”»

В 2019-м резко сократилось общее количество случаев уголовного преследования активных пользователей — 200 инцидентов против 384 годом ранее. Однако количество приговоров к реальному лишению свободы уменьшилось незначительно, отмечается в докладе, — с 45 до 38.

Снижение этого показателя авторы доклада связывают с частичной декриминализацией уголовной статьи 282 (возбуждение ненависти или вражды), из-за чего она практически перестала применяться. Одним из редких случаев ее использования стал приговор блогеру Владиславу Синице.

При этом практика наказания по административным статьям о неуважении к власти, публикации фейковых новостей и возбуждении вражды ширится. В частности, за год эксперты насчитали 78 дел о неуважении к чиновникам, судьям и силовикам, в 44-х из которых речь идет о неуважении к президенту России Владимиру Путину. В общей сложности по таким делам за 2019 год взыскали около миллиона рублей.

За девять месяцев прошлого года Роскомнадзор внес в список запрещенных сайтов более 270 тысяч ресурсов, что на треть больше, чем в 2018 году, говорится в докладе.

При этом «попутной» блокировке подверглись более 4,74 миллиона сайтов и сервисов. В 2019-м лидером по числу блокировок (34,8 процента) стала Федеральная налоговая служба, отвечающая за ограничение доступа к онлайн-казино.

За ней следуют Генпрокуратура (32,4 процента) и суды (16 процентов).

В прошлом году власти стали активнее использовать шатдауны, пришли к выводу авторы доклада. Общее количество таких инцидентов достигло восьми. В частности, связь глушили во время митингов в Ингушетии или на станции Шиес.

Правозащитники также отметили новый тренд — преследование IT-бизнеса и программистов. Он, по их мнению, говорит о стремлении властей «укрепить информационный суверенитет и поставить под контроль не только распространение информации пользователями, но и инфраструктуру интернета».

Самыми резонансными примерами стали иск к NGINX и дело о суверенных IP-адресах, отмечается в документе.

Вывод:

Как отмечают «Агора» и «Роскомсвобода», чиновники перестают считать ограничение свободы слова исключительной мерой. Они рассматривают блокировки сайтов, преследование пользователей и журналистов, как «инструмент политической борьбы и способ противостоять Западу в информационной войне». Сюда же авторы доклада причисляют подготовку к возможной изоляции Рунета.

«Власти после ряда колебаний несколько лет назад определились с основным вектором политики в отношении российского сегмента интернета — контроль, цензура и изоляция. Главная интрига заключается в том, насколько удастся реализовать задуманное», — говорится в документе.

Пересказала Ольга Морозова. Полную версию доклада можно прочитать здесь, посмотреть таблицу ограничений свободы интернета — тут.

В сбу есть несколько причин поддерживать скандальный законопроект о блокировании сайтов, – хакер

Диана Михайлова (diana_mihailova) wrote, 2018-07-10 13:57:00 Диана Михайлова diana_mihailova 2018-07-10 13:57:00 Categories:

  • Общество
  • Политика
  • IT
  • Cancel

Спикер Киберальянса Шон Таунсенд озвучил ряд причин, по которым СБУ могла поддержать необходимость принятия Верховной Радой проекта Закона “О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно противодействия угрозам национальной безопасности в информационной сфере”.

Об этом активист Шон Таусенд рассказал в интервью 24 каналу.По его словам, одна из причин состоит в том, что законопроект существенно расширяет полномочия правоохранительных органов.

Не исключен и сговор между крупными операторами (они могут себе позволить покупку крайне дорогостоящего оборудования, а провайдеры поменьше – нет, что дает крупным игрокам дополнительное конкурентное преимущество) и/или производителями оборудования.

Законопроект несет значительные коррупционные риски, не говоря уже о том, что ловить “крамолу” в сети и “запрещать” ее (вместо того, чтобы искать исполнителей и организаторов) намного приятнее и проще, чем раскрывать настоящие преступления,– отметил Шон Таусенд.

Он также подчеркнул, что обеспечить информационную безопасность страны путем запретов или блокировки чего-либо невозможно.

“С технической точки зрения блокировки недостаточно эффективны для того, чтобы что-нибудь запретить по-настоящему, но достаточно разрушительные, чтобы нарушить нормальное функционирование сети.

Даже если бы они работали так, как задумано, то это, по сути, страусиная позиция – вместо того, чтобы раскрывать преступление, правоохранители прикрывают его цензурным лохмотьями и делают вид, что все в порядке”, – сказал хактивист.

Напомним, 4 июля комитет Верховной Рады по вопросам нацбезопасности и обороны рекомендовал народным депутатам принять в первом чтении законопроект, который позволяет временно блокировать информационные ресурсы.

Также законопроект предложено одобрить за основу с рядом оговорок, которые обнародовал автор и член комитета по нацбезопасности Иван Винник. Впрочем народные депутаты отказались рассматривать в первом чтении законопроект (№6688) о блокировании сайтов.

Позже в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе призвали Раду пересмотреть законопроект, СБУ призвала парламент его принять.***

Хактивист Шон Таусенд – о том, что делать с угрозами кибербезопасности

Почему закон 6688 – это больше про цензуру, чем про кибербезопасность?

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*